7 июня воскресенье
СЕЙЧАС +30°С

Отец-одиночка, потерявший жену после родов, доказывает виновность тобольских врачей в этой трагедии

Алена Татаринова родила дочку и спустя два дня умерла. Разбираемся, что произошло в стенах больницы

Поделиться

Сергей с маленькой дочерью Машей 

Сергей с маленькой дочерью Машей 

— Я и не думал, что когда-нибудь потеряю свою Алёну...

Тоболяк Сергей Татаринов, рассказывая историю своей семьи, едва сдерживает слезы. Еще в прошлом году они вместе с супругой Алёной ждали появления малышки, строили грандиозные планы на жизнь. Сейчас он в одиночку воспитывает маленькую Машу. Девочке всего семь месяцев, и она еще не скоро узнает, что её мама умерла спустя несколько дней после родов.

Трагедия, унесшая жизнь 26-летней Алёны Татариновой, произошла 17 января этого года. С тех пор Сергей пытается разобраться в истинных причинах трагедии, чтобы впоследствии привлечь виновных к ответственности. Вчера, 5 сентября, он получил на руки результаты судебно-медицинской экспертизы. Медэксперты установили, что Алёна умерла из-за поражения сердечной мышцы, которое осложнилось тромбами в артериях легких. Что произошло в стенах перинатального центра и можно ли было спасти молодую мать — разбираемся вместе.

В доме много разных игрушек для маленькой Маши. Некоторые из них Алёна покупала сама во время беременности

В доме много разных игрушек для маленькой Маши. Некоторые из них Алёна покупала сама во время беременности

Как всё начиналось

Учительница начальных классов Алёна и оператор с завода Сергей познакомились в 2015 году. Алёна, вспоминает Сергей, с самого начала отношений хотела семью и ребенка. Через год они поженились, а еще через некоторое время узнали, что их семью ждет пополнение.

— Помню, я так обрадовался этому, — говорит Сергей.

У Алёны, по его словам, с детства была астма. Об этом она сказала врачу, когда вставала на учет по беременности. Позже будущая мать попросила медиков, чтобы ей сделали кесарево сечение.

— Но все в голос говорили, что Алёнушка сможет родить сама. Тогда казалось, что врачам виднее, — вспоминает глава семьи.

В доме Татариновых повсюду семейные фотографии с Алёной

В доме Татариновых повсюду семейные фотографии с Алёной

Незадолго до родов, 12 января, Алену Татаринову положили в больницу. Спустя три дня у девушки начались схватки. В перинатальный центр сразу же приехала её сестра, которая планировала присутствовать на родах. 15 января Алёна родила девочку. В больницу приехали остальные родственники, в том числе Сергей со своей мамой.

— Когда мы зашли в палату, на Алёне не было лица. Она была такая грустная... Сказала нам: «Мне так плохо, живот болит». Я стала её успокаивать, говорить, какая она молодец, родила такую славную и хорошенькую девочку, — вспоминает со слезами на глазах Татьяна Валерьевна, мама Сергея. — Мы ведь даже подумать не могли, что её скоро не станет…

День трагедии

Ночью 17 января Алёне резко стало плохо. Боли в животе и ногах усилились. После звонка в больницу сразу же примчалась свекровь. Но на все просьбы помочь Алёне, вспоминает Татьяна Валерьевна, врачи говорили, что она нежная роженица, ведь у всех так болит после родов. Алене дали обезболивающее, но через некоторое время у девушки стала отниматься нога.

— Я снова позвала докторов. Они пришли, посмотрели на Алёну и сказали: «Ну, нога же не посинела», — вспоминает события той ночи Татьяна Валерьевна.

Когда Алёне стало совсем плохо, врачи попытались взять у нее кровь на анализ, но не смогли: у девушки резко упало давление до показателей 80 на 40. И только после этого молодую мать увезли на УЗИ и перевели в реанимацию.

Родные Алёны Татариновой говорят, что помнят тот злополучный день вплоть до каждой минуты

Родные Алёны Татариновой говорят, что помнят тот злополучный день вплоть до каждой минуты

— Мы с родными находились в перинатальном центре с десяти утра. Врачи бегали, на наши вопросы, что случилось, ничего не отвечали. Потом мы услышали, что из Тюмени в Тобольск вылетели специалисты на вертолете. Нам стало страшно, мы поняли, что происходит неладное. Ближе к трем часам дня, когда тюменские специалисты приехали в перинатальный центр, нам сказали, что Алёна находится в тяжелом состоянии, у нее отказывают почки. Картина, которую мы наблюдали в больнице, не предвещала ничего хорошего. Люди в белых халатах носились с коробками, постоянно забегая в реанимацию, где находилась Алёна. Кто-то из медиков даже кричал: «Где человек с аппаратом ЭКГ?» Представляете, они даже не были готовы к экстренной ситуации, — рассказывает про день трагедии Сергей Татаринов.

Суматоха продолжалась до вечера.

— Около восьми часов вечера к нам вышел доктор и позвал к себе. Мы зашли в кабинет, там было несколько медиков. Нам сообщили, что Алёну не удалось спасти. Казалось, что в этот момент небо обрушилось мне на голову. А врачи продолжали: мы делали всё возможное, была сильная кровопотеря, говорили что-то там про тромб…. Отец Алёны вылетел из кабинета, не дослушав врачей. А я так и стоял, не мог поверить, что её больше нет, — говорит Сергей.

По документам, смерть Алёны Татариновой констатировали в 18:30. И только спустя полтора часа об этом сообщили родным.

Алёна, рассказывают родные, была целеустремленной и разносторонней девушкой. Любила детей и свою работу. Была заядлой автомобилисткой и рукодельницей. Эту икону Алёна сделала своими руками

Алёна, рассказывают родные, была целеустремленной и разносторонней девушкой. Любила детей и свою работу. Была заядлой автомобилисткой и рукодельницей. Эту икону Алёна сделала своими руками

Причина смерти


Первоначально, ссылаясь на результаты вскрытия, врачи назвали причиной смерти Алёны Татариновой тромбоэмболию легочной артерии (внезапная закупорка артерии) и тромбоз глубоких вен нижних конечностей (образование тромбов в глубоких венах). Вторая судебно-медицинская экспертиза, которую родные девушки получили на этой неделе, констатировала точную причину гибели женщины.

— Согласно данным клинической картины, смерть Алёны Татариновой наступила от заболевания — неуточненной кардиомиопатии (первичное поражение сердечной мышцы), осложнившейся развитием тромбоэмболического синдрома в виде тромбоза артерий правой нижней конечности, тромбоэмболией (острая закупорка кровеносного сосуда тромбом) мелких и средних ветвей легочной артерии, — сообщается в официальном документе.

Сергей Татаринов ждал этого заключения почти полгода. Сейчас он хочет инициировать назначение повторной экспертизы, но уже в другом регионе.

— Я до сих пор в шоке, что судебно-медицинскую экспертизу провели в том же регионе, где и произошло преступление. Судебно-медицинская экспертиза должна быть независимой, поэтому её следует проводить в другой области. Пока в прокуратуре рассматривают мою просьбу. Но я не сдаюсь, буду писать следователям новое ходатайство, — твердо говорит Сергей Татаринов.

Как идет расследование

22 февраля по факту смерти Алёны Татариновой в стенах перинатального центра было заведено уголовное дело. Следствие идет почти семь месяцев. О том, кто конкретно из врачей находится под подозрением и находится ли вообще — следователи отказываются рассказывать. Они ничего не говорят о ходе расследования ни мужу умершей девушки, ни родителям, ни журналистам, сухо объясняя, что «дело еще расследуется».

— В настоящее время проводится весь комплекс следственных действий, направленных на установление обстоятельств произошедшего, — это единственное, что ответили в региональном СКР на запрос 72.ru.

В пресс-службе областного департамента здравоохранения придерживаются такой же тактики. Правда, ссылаются уже на врачебную тайну. Тем временем Сергей Татаринов боится, что за смерть его жены никто так и не ответит.

За несколько месяцев у Сергея скопилась куча бумаг. Тут и отписки правоохранительных органов, и заявления в различные инстанции, и медицинские документы...

За несколько месяцев у Сергея скопилась куча бумаг. Тут и отписки правоохранительных органов, и заявления в различные инстанции, и медицинские документы...

— Вторую экспертизу из Тюмени я ждал несколько месяцев. Говорили, что результаты будут готовы в конце мая. Месяцы шли, а экспертизы всё не было. Сначала мне говорили, что она еще не готова. Потом, что документ никак не могут отправить из областной столицы в Тобольск. Потом объясняли, что бумага шла из Тюмени в Тобольск две недели, — недоумевает Сергей Татаринов.

У мужчины много вопросов к ходу расследования, на которые он никак не может найти ответы.

— Изначально следователи не приобщили к делу результаты УЗИ, где была информация о проблемах в здоровье Алены. Мы нашли результаты этого обследования самостоятельно в электронной карте моей жены. После этого отнесли документ к следователю. Та увидела бумагу и удивленно сказала: «Врач, которая делала УЗИ, дала показания, что в здоровье Алены не было никаких отклонений. Но, судя по документу, это не так». Потом было много мороки с этим УЗИ. Следователь говорила, что якобы не может отыскать его в деле. Мы настаивали, чтобы этот документ приобщили к нему. Потом следователь нам сказала, что неожиданно нашла эту бумагу. Кстати, несоответствие показаний врача и результатов УЗИ подтвердила даже областная прокуратура. Именно с этого момента и началось недоверие к следствию. Я попросил у следователя копии документов из роддома, но получил отказ. Потом я решил пойти другим путём: официально написал ходатайство о предоставлении мне этих документов и информации, кого допросили. И тоже получил отказ. Я не хочу, чтобы дело спустили на тормозах, поэтому обращаюсь в прокуратуру, в Следственный комитет, хожу на прием к их руководителям. В ответ получаю лишь отписки «дело расследуется», — объясняет Сергей.

Тот самый результат УЗИ с данными о проблемах в здоровье

Тот самый результат УЗИ с данными о проблемах в здоровье

Что сейчас

Сергей вместе с дочкой Машей живут в родительской квартире в Тобольске. Мама Сергея, Татьяна Валерьевна, взяла декретный отпуск по уходу за ребенком (женщина работала в аптеке). Днем она нянчится с малюткой, после работы — Сергей. Молодой отец признается, что без жены ему тяжело:

— Живу ради дочери и того, чтобы справедливость восторжествовала. Ночами читаю другие похожие истории в интернете и общаюсь с теми, чьи родные так и не вернулись домой из больниц. Все говорят, что найти виновных в медицинских трагедиях — очень трудно. В большинстве случаев на стороне врачей выступают и руководители сферы здравоохранения, и правоохранительные органы. Немногие выигрывают такие дела, но такие люди всё-таки есть. Мы тоже не собираемся сдаваться. Тот, кто виновен в смерти Алены, должен за это ответить по закону.

Редакция 72.ru будет следить за ходом расследования.

_________________________________

Ранее мы рассказывали трагическую историю учительницы, умершей в стенах в ОКБ № 1. Семья Елены Борисовой уже несколько лет добивается наказания виновных. 

Также тюменские следователи продолжают разбираться в инциденте, который случился с 15-летней Виталиной Копыловой. Школьница трижды обращалась к врачам с жалобами, но те прописывали ей лечение и отправляли домой. Только после того как девушка потеряла сознание, ей сделали экстренную операцию — выяснилось, что всё это время у Виталины была гидрома и киста мозга.

Сталкивались ли вы с врачебными ошибками? Или, наоборот, можете рассказать о докторе, спасшем вашу жизнь или ваших близких? Расскажите нам об этом: напишите на почту редакции, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp или Viber по номеру телефона: +7 922 261-00-52. Телефон службы новостей (3452) 56-72-72.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!