«Вопрос ведь не в штрафе — можно и побеседовать». Глава тюменской ГИБДД — о блогерах, коррупции и камерах

Поговорили о важном — что происходит в городе и области на дорогах и не только

Глава ГИБДД по Тюменской области Андрей Миллер переехал в Тюмень из Омска, где был руководителем отдела государственной инспекции безопасности дорожного движения

Глава ГИБДД по Тюменской области Андрей Миллер переехал в Тюмень из Омска, где был руководителем отдела государственной инспекции безопасности дорожного движения

Поделиться

В Тюменской области с 13 января официально новый глава ГИБДД — Андрей Миллер. Он перешел в Тюмень из Омска. В нашем регионе с 2020 года занимал должность заместителя руководителя — начальника отдела ДПС и исполнения административного законодательства региональной Госавтоинспекции. Последние полгода, с момента задержания предыдущего главы Александра Селюнина по делу о взятках, Миллер возглавлял ведомство с приставкой и. о.

Мы поговорили с главой ГИБДД Тюменской области о коррупции в полиции, массовых проверках на дорогах и о том, что штрафы — не главное в работе полиции.

Об Омске, Тюмени и мифе о плохих дорогах

— Как вы восприняли переезд из Омска в Тюмень? С какими чувствами переходили?

— Воспринял это нормально. Мы, военные, полицейские, у нас практикуется переезд в приграничные районы, на большие расстояния от родных городов. Я и в Омск переезжал из районного центра, там были другие масштабы. Омск, конечно, больше, но Тюмень развитый и красивый город. Никаких сложностей не испытал, задачи для меня понятные. Чувства были положительные, от города хорошие впечатления.

— Вы переехали сразу с семьей или они к вам приехали немного позже? Как поменялся ваш уклад жизни?

— Сразу с супругой и двумя дочками. Дети ходят в школу и детский сад, супруга работает. Уклад поменялся полностью. Всё новое — фамилии, должности, имена, нужно было привыкать. Непросто, конечно, но ничего страшного. За столько времени адаптировался.(Андрей Миллер назначен замглавы ГИБДД в июне 2020 года. — Прим. ред.). В Омске учился, обучался, карьера там развивалась.

— В чем разница между работой в Тюмени и Омске? Можете сравнить эти два города в плане работы — есть какие-то принципиальные отличия между ними?

— Я бы не стал сравнивать эти два города. Омск побольше и протяженнее, там своя специфика, так и для Тюмени есть своя специфика. Здесь немножко холоднее, наверное. Расстояние между городами 600 километров, и поэтому они не сильно отличаются, только в количестве солнечных дней, наверное (в Омске солнечная погода держится около 300 дней в году, в Тюмени — 81. — Прим. ред.). Повторю: разделять и искать отличия не хотел бы. Тюмень развивается, меняется — я как житель города и как специалист могу это сказать. Относительно вопросов организации дорожного движения в Тюмени. В городе есть много от Европы — больше односторонних участков, места, где запрещены или разрешены повороты.

В Омске тоже начинает развиваться такая культура, как и в других городах в европейской части. Исключение встречного выезда, разъединение транспортного и пешеходного потока. Всё это делается, здесь видна эта работа.

— Мне как человеку, пожившему в Омске, сразу видно отличие — там слишком много левых поворотов. Так ли это?

— Мы говорим о том, что тенденция одна везде, по всей стране. Исключение левых поворотов — один из первых шагов, чтобы убрать пересечение потоков на перекрестках и проезжей части.

Когда отмена левых поворотов начиналась в Омске, много людей было против — зачем ехать лишние метры, если всегда можно было поворачивать здесь. Потом людям уже стало привычнее, идет привыкание к ситуации. Когда интенсивность потока велика, встречные лобовые столкновения приводят к очагам аварийности. Практика отказа от левых поворотов существует везде, в европейских городах в том числе. Каждый привыкает к новым условиям. И я в том числе, я сам водитель. Мы понимаем, что в итоге разделение потоков будет для всех безопасно. Со временем забывается, что здесь был поворот налево, и люди спокойно проезжают и 200, и 400 метров. Мне кажется, это нормальная практика и она дает результат.

— Влияет ли качество дорог на аварийность? Есть такой миф, что на разбитых дорогах происходит меньше аварий.

— Дороги — без разницы, где они есть, — должны соответствовать требованиям и быть безопасными, чтобы водитель чувствовал себя безопасно. Утверждение, что на плохих дорогах и меньше аварий, — неправильно. Надо говорить наоборот — всё приводится в соответствие, я говорю сейчас в целом по России — в рамках федеральных проектов. Создаются комфортные условия для дорожного движения. Второй вопрос к водителям — как они используют хорошую дорогу. Если скорость не соответствует ситуации — это небезопасно. Когда есть хорошие условия — это будет влиять на итоговый результат, на аварийность и так далее.

— Пользуетесь ли вы личным автомобилем? Насколько часто?

— В выходные и праздники я езжу на личном автомобиле. В основном с семьей по городу: летом — в парки, в Новый год — елки, выезжали в центр.

— Когда ездите по городу, замечаете какие-то вещи, которые требуют изменения? Часто ли видите нарушителей?

— Я не только обращаю на это внимание как автомобилист, но и когда нахожусь на пассажирском сиденье и есть возможность сконцентрировать внимание. Потом принимаются меры с точки зрения нарушений, организации дорожного движения. Надо комплексно смотреть на эти вещи — если массово нарушают в каком-то месте, значит, это не просто так. Значит, что водителей что-то заставляет это делать, не специально же они. Где-то надо принимать инженерные решения, где-то — решать вопросы по организации движения. Возможно, в таких местах стоит и надзорно реагировать, чтобы исправить ситуацию.

Есть нарушители, которые делают это грубо и очевидно, — не много таких случаев, конечно. В таком случае привлекаем к ответственности.

— Как вы реагируете, если заметили нарушение на дороге? Можете лично сразу поговорить с водителем?

— Мы же не знаем, почему человек нарушил, — там могут быть и эмоции, стресс. Если разговор возможен, то я могу и поговорить с водителем. Например, на светофоре, если у него машина с правым рулем и мы остановились на перекрестке. Можно спросить, что случилось, и пожелать хорошего дня — такое однажды было летом. Выходить — для чего? Если грубо и демонстративно передо мной происходит нарушение, то меры надо принимать, может, не сразу, но позже.

Вопрос здесь ведь не в штрафе — можно и побеседовать. Надо разворачивать проблему участника дорожного движения. Таких, кто нарушает специально, — их мало. Кто-то делает это необдуманно. После бесед и разговоров хочется верить, что так большая часть уже себя не ведет. Штраф — не панацея, это уже когда нужно меры принимать.

О блогерах, социальных сетях и своей должности

— Как раз в Тюмени недавно прокатилась волна таких нарушений — это, например, выезд на мост Влюбленных, на площадь 400-летия Тюмени. Как бороться с такими людьми? Возможно ли это искоренить?

— Да, нам важно, чтобы таких вызывающих общественных резонанс нарушений стало меньше. В том числе это задача и общества. Наш принцип — мы мониторим все социальные сети. Когда есть возможность, я и сам лично просматриваю их, руководители смотрят — мы нарушения замечаем. Я бы не стал говорить, что их стало много, — большинство тюменцев соблюдает правила.

Здесь вопрос в том, по какой причине водители нарушают. Нам важен не штраф, не тысячи рублей, мы говорим про это и доводим это до общества. Объясняем, что это плохие примеры для подражания, для молодежи. Такие действия создают картину для приезжих, что так можно делать в Тюмени. Нет, нельзя!

— Что делаете с такими нарушителями?

— Каждый факт изучаем и принимаем меры. Идем мы и дальше — не только проводим беседы. Ходим в учебные заведения, к родителям, в институты, на работу к нарушителям. Представляете: взрослый молодой человек работает, например, в кафе — и туда пришли мы и рассказали о видео его руководителю, что его работник так делает. Неприятно и работнику, и работодателю. Когда дело касается школы и родителей — мы берем ролик, собираем аудиторию и читаем комментарии. Меняем мнение и стереотип, когда молодой человек говорит: «Что вы мне сделаете».

Вопрос даже иногда и не в этом. Недавно был молодой человек на беседе — у него нарушение было два года назад. Он говорит: «Я отвечаю за свои поступки». Я возразил: «Дело же не в этом. Вы подаете плохой пример. Вместо того, чтобы мы с коллегами занимались вопросами безопасности дорожного движения, мы должны с вами разговаривать. Вас там родители не научили, а общество и я должны с вами заниматься». Говорит: «Мне стыдно». Ушел. Посмотрим, как он будет себя вести.

Пропагандируйте безопасность, мы вам скажем спасибо. Что такие нарушители могут? Ничего вы не можете. Сидят здесь, голову опустили, покраснели, стыдно. Мы боремся с этим, и я думаю, что это дает результат.

— Практика разговора с нарушителями и отсмотра роликов в интернете только в Тюмени или по всей области?

— В городах мы заставляем руководителей ГАИ тоже заниматься вопросом этим, и люди это делают. Это не сразу, но дает результат.

Я читаю с коллегами комментарии к роликам — это важно, о чем пишет общество. Если раньше было много негатива — это та же аудитория, которая привлекается к ответственности, то сейчас в основном к нарушителям настроены негативно.

Мы почти каждый день в выходные задерживаем несовершеннолетних за рулем автомобилей, освещаем, говорим про это, даем детали. Рассказываем, как мама купила машину, отец давал на нее деньги. Мы постоянно показываем ДТП, показываем ранения, которые получают люди. Большинство ведь радуются, что ребята не сидят в телефоне, занимаются машиной.

А потом, когда ученик 10-го класса еще на дачах подворовывает, квартирные кражи совершает, нетрезвый, — там сразу реакция другая. Мы понимаем, что не говорить об этом нельзя. Сейчас это есть и в Тюмени — и это ЧП, когда в центре города несовершеннолетний с признаками опьянения совершает ДТП. В ночное время катается с мальчиками, девочками, какая реакция у нас должна быть?

Так с этим боремся — школа, общество, семья, штрафы, профилактические беседы, учет, задержание, машину могут изъять. Надо, чтобы большая часть несовершеннолетних понимала — так нельзя.

— Есть у вас личная страница и профиль в социальных сетях?

— Личных страниц нет и не было. Я просто как пользователь в открытые группы захожу и смотрю. Мне важно изучать процессы, которые происходят. Мы вместе с коллегами смотрим социальные сети на постоянной основе. Это помогает оперативно реагировать. Мы без обращений выезжаем и смотрим — где-то знак упал, где-то пешеходный переход завален снегом. Будем дальше работать в этом направлении.

— Эта работа требует достаточно много времени. Есть ли нехватка сотрудников в ГИБДД сейчас?

— При правильной организации работы и подходе в приоритетности задач сотрудников хватает. Понятие нехватки сотрудников — относительное. Нужно понимать, в какое время мы сейчас живем и какие нарушения происходят. Много фиксируется их с помощью фото- и видеофиксации. Камеры влияют на ситуацию, дисциплинируют. Живой диалог всегда будет, но какие-то функции уходят, например, оформление ДТП по европротоколу. Мир развивается. Мы можем сфокусировать свое внимание на конкретные задачи.

— Тюменцы называют должность главы ГИБДД расстрельной. Сколько вы планируете занимать пост и хотите ли вы пойти на повышение?

— Я считаю, что неправильно говорить «расстрельная». Она ответственная, как и любая другая должность. Те задачи, которые ставятся передо мной и службой, очень существенны и ответственны. Здесь правильно расставлять свои задачи так, чтобы они выполнялись. Остальное факультативно. Самое основное — уменьшить количество ДТП, в том числе смертельных, снизить количество погибших, травмированных. Всё это можно связать в одну общую задачу. Это большая ответственность. Эти вопросы стоят на самом высоком уровне.

Понимаем это, как и все руководители. Надо служить так, как нужно, на благо тюменцев. Чтобы нахождение на дорогах было безопасным и не боялись приезжать в Тюменскую область. Менять стереотипы, например, про трассу смерти. Много мероприятий проводится — по омскому, по северному направлению. В прошлом году достигли результата, когда стало меньше ДТП. Это системная, серьезная работа.

О новых камерах, сплошных проверках и коррупции

— В Тюменской области на дорогах установлено много камер, которые фиксируют нарушения. Будут ли они еще появляться в городе и области?

— Акцентирую внимание, что эти средства дисциплинируют водителя, участников дорожного движения и дают результат. Там, где есть камеры, количество ДТП снижается либо сводится в минимум. Если раньше они фиксировали только нарушения скоростного режима, то сейчас появляются другие. Например, маневрирование, проезд перекрестка. Перекрестки теперь видно, потому что водители перестали заезжать туда. Относительно новых устройств — планируется установить их в 99 местах по всей области.

Основной приоритет — места концентрации ДТП, в очагах аварийности. Также — в предочаговых местах. Эта такие места, где, условно, до очага одного происшествия или травмированного, если можно так говорить. У установки камер нет цели наказать водителя штрафом, они нужны для влияния на поток машин.

— Перед интервью я посмотрел, где есть камеры и за что они штрафуют. Наткнулся на интересное нарушение: «непредставление преимущества пешеходу». Планируется ли распространять такие камеры по городу?

— Это полезная практика. Возле каждого пешеходного перехода инспектора не поставишь. По вопросу непропуска пешехода меняется сейчас судебная практика. Если не создается помеха участнику движения — нет необходимости останавливаться. Если дорога четырехполосная и пешеход вышел с другой стороны дороги, то зачем водителю останавливаться и создавать аварийную ситуацию? По итогам прошлого года каждое пятое ДТП связано с пешеходами. Каждый четвертый погибший — это пешеход. Каждый шестой травмированный — это пешеход.

Мы и дальше будем разрабатывать возможности по соблюдению безопасности для пешеходов, будем дисциплинировать их. Процесс, возможно, будет проходить так же, как и привыкание к отдельной фазе светофора для пешеходов. Участники дорожного движения говорили — заторы, долго стоять. Никто же не говорит, что снизилось количество ДТП. В целом эффективность введения отдельной фазы для пешеходов доказана.

— Некоторые водители пытаются избежать штрафов за нарушения, которые фиксируют дорожные камеры. Идет с этим борьба?

— Этот вид нарушений сезонный, больше характерен при осадках. Здесь вопрос не в штрафе, а в безопасности. Едет автомобиль со скрытыми номерами, а машина может числиться в угоне, например, и мы не можем понять, кто там за рулем.

Если номера грязные, то я здесь за профилактику. Увидели — остановили водителя, поговорили. Если человек это делает специально, а погодные условия нормальные, то применяем штрафные санкции — до 5 тысяч рублей или лишение прав до 3 лет. В прошлом году у нас было более 500 водителей с грязными номерами, 16 лишились водительских удостоверений по решению суда.

— Тюменцы задают вопросы про сплошные проверки. Эффективны ли они и будут ли проводиться такие мероприятия, но в других формах?

— Этот метод — хорошо забытое старое. Он используется в европейских странах, в других городах по всей стране. Если делать грамотно, без негативных последствий, то такие проверки обретают другую форму. Сейчас мы работаем по пьяным за рулем, но можно и по другим направлениям, например, по пассажироперевозящему транспорту. В прошлом году 6 или 7 водителей автобусов были пьяными за рулем — кто-то только ехал за рабочими, кто-то уже вез пассажиров. Были и пьяные водители такси — это отдельная категория. Некоторые вообще не имели права находиться на территории страны.

— А как выбираются места для проведения сплошных проверок?

— Нужно выбирать место, чтобы оно было безопасно. Мы выезжаем заблаговременно. Зимой — чтобы было освещение, не зауженная дорога, удобно для документирования. Если правильно делать и не придираться к мелким нарушениям, то это быстрый процесс. Пример — работаем по опьянению. Смотрим — едет семья. Посмотрели, оценили состояние. Пожелали хорошего вечера.

В воскресенье (22 января, предположительно, пьяный водитель сбил маму и дочку на улице Советской. — Прим. ред.) было происшествие с водителем в состоянии опьянения, там следственные органы дадут оценку. Здесь тяжело что-то комментировать. Страдают люди, дети, а водитель — в состоянии опьянения.

— Не можем не задать этот вопрос в свете событий, случившихся в прошлом году. Что вы будете предпринимать, чтобы не повторялась история с коррупционными делами в ГИБДД?

— Конечно, вопрос коррупционной составляющей в полиции, в ГИБДД, он актуальный и важный. Эта ситуация неприемлема с моей стороны и высшего руководства. Инструментарий для борьбы с этим есть. Для участников дорожного движения это регистратор, который становится свидетелем нарушения. Есть носимые регистраторы инспекторами. Один не будет нарушать — второй не будет неправильно себя вести.

Другие наши процедуры тоже находятся под прицелом видеокамер. Это всё прописано в регламенте, всем действиям даются оценки. Во всех направлениях есть система контроля, можно увидеть работу любого сотрудника. На жалобы тоже реагируем комплексно — не просто руководители сотрудника вникают, но и мы разбираемся в причинах. Коррупционные проявления недопустимы. Общество тоже должно принимать все меры.

В прошлом году у нас были случаи, когда водители привлекались к уголовной ответственности за попытку дачи взятки. Здесь к ним есть вопросы. Хочется уйти от ответственности, считается, что так можно, но это уголовная ответственность. Кто отказывается — мы отмечаем этих сотрудников.

О жалобах, парковках и самокатах

— К вопросу о камерах. Есть ли в Тюмени такая практика, что в ГИБДД присылают фотографии и видео предполагаемых нарушений и водителю выписывают штраф?

— Такая процедура есть, и мы получаем обращения граждан. Еще раз скажу — мы сами мониторим социальные сети и смотрим видео. Опять же — есть определенная процедура, сроки давности за привлечение к ответственности за нарушения.

Нужно писать пояснения, время, место, это входит в часть фиксации нарушения. Тюменцы этим пользуются активно, и обращения дают эффект. Если раньше люди боялись чего-то, то сейчас такой вид жалоб распространен в Тюмени.

— Есть еще одна проблема в районах, где большая застройка, — это парковка во дворах. Выезжают ли сотрудники ГИБДД на вызовы горожан и как вообще реагируют на эту проблему?

— Действительно, не всегда граждане паркуются по правилам. Все хотят ближе к дому, чуть ли не у подъезда оставить автомобиль. За это есть ответственность. Когда создается ограничение для видимости или препятствие для движения — то машину нарушителя эвакуируют. Работаем. С начала года у нас привлечено более 9000 тысяч нарушителей, 1700 из которых оставили машины на местах для инвалидов. Это одно из распространенных нарушений, про которые нам сообщают.

— Вопрос скорее летний, но тоже важный. Будут ли нововведения или работа в обеспечении безопасности тюменцев, передвигающихся на самокатах, велосипедах?

— Изменения будут, есть уже они. Торопиться в этом вопросе мы не будем — думаю, в апреле они уже станут актуальными. Планируем определить места, где и как можно будет ездить безопасно. Я думаю, что тема острая, — и на федеральном уровне тоже будут изменения.

— И последний вопрос. Какие основные задачи стоят перед вами как перед руководителем ГИБДД и в каком случае вы будете довольны своей работой?

— Основная задача — обеспечение безопасности, сохранение жизни участников дорожного движения, обеспечение бесперебойного движения. Эти задачи стоят передо мной как перед главным инспектором субъекта, да и они такие же, как и перед службой в целом. Каждый сотрудник вносит результат в любой вопрос обеспечения безопасности.

Общество от нас требует снижения аварийности, есть вопросы, и мы должны развиваться. Когда буду доволен? Не знаю пока. Много задач, направлений, где необходимо работать и совершенствовать деятельность.

Другие интервью


До нового года длился призыв в армию. Журналист 72.RU поговорил с военным комиссаром Тюменской области полковником Алексеем Куличковым. В разговоре военачальник рассказал, как за последний год изменились требования к призывникам и как ведется работа, чтобы избежать повторения трагедий на службе.

28-летняя тюменка Екатерина Костылева, которая победила во всероссийском конкурсе «Учитель года России — 2021», преподает физику в гимназии № 16. В небольшом интервью она рассказала о себе, семье и о том, как пришла к победе.

А в ноябре заместитель главного санитарного врача по Тюменской области Юлия Распопова рассказала 72.RU об обязательной вакцинации, уровне заболеваемости и поделилась мнением о введенных ограничениях. Уже тогда она обратила внимание на то, что дети стали болеть в разы чаще, чем раньше, но и тяжелее.

По теме

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter