8 декабря среда
СЕЙЧАС -16°С

«Не сидеть же до 30 лет в "ТикТоке"»: откровенное интервью с тюменским военкомом о призывниках

С октября стартовал осенний призыв, и далеко не все при всем желании смогут попасть в войска

Поделиться

Алексей Куличков поделился мнением о тех, кто «косит» от армии

Алексей Куличков поделился мнением о тех, кто «косит» от армии

Поделиться

С 1 октября по всей России стартовал осенний призыв. Тюменская область не стала исключением и до нового года пошлет служить 1700 молодых ребят. О том, как за последний год изменились требования к призывникам и как ведется работа, чтобы избежать повторения трагедий на службе, мы поговорили с военным комиссаром Тюменской области полковником Алексеем Куличковым. Военком рассказал, с чем сталкиваются военкоматы и призывники, какими болезнями страдают молодые парни и почему родители сами просят военкоматы забрать их сыновей в армию.

Полковник Алексей Куличков возглавляет военный комиссариат Тюменской области с октября 2020 года. Почти за 30 лет своей службы в армии занимался не только штабной работой, но и имеет реальный боевой опыт.

Особенности тюменского призыва

— В Тюменской области около 1700 призывников планируется направить в войска. У военкоматов есть план, который они должны обязательно выполнить, и что происходит, если он не выполняется?

— План есть у любого предприятия. Допустим, есть три предприятия. Одно выполняет план, другое не выполняет, а третье перевыполняет. В целом общее задание выполнено. Есть форс-мажор. Люди болеют или учатся. Сегодня человек пришел, а завтра решил поступить учиться. Или наоборот — вместо учебы решил пойти в армию.

— Куда направляют тюменских призывников, какие области и регионы?

— Каждый год разные направления. А в основном вся страна — от Балтики до Дальнего востока, все военные округа, виды и рода войск.

— Всегда шутят про знаменитую армейскую линейку, благодаря которой солдат отправляют как можно дальше. Живешь в Сочи — едешь служить в Хабаровск.

— Такого нет. Это просто байки из «Камеди Клаба». Не важно где проживает призывник территориально, и от этого не зависит куда он поедет служить. Будущий призывник всесторонне изучается сотрудниками военного комиссариата, только после его изучения по результатам медицинского освидетельствования определяется категория годности к военной службе. А предназначение граждан по видам и родам войск осуществляется в соответствии с категорией годности и учетом профессионально-психологического отбора. Вот после этого он попадает в одну из команд, конечно же и желание тоже учитывается. При наличии у призывников семейных проблем комиссия принимает решение о направлении таких граждан в ближайшие воинские части. К таким проблемам относятся: болезнь близких родственников, их пенсионный возраст, потребность в дополнительном уходе, наличие ребенка.

— Что говорят про тюменских призывников?

— Я скажу так, призывники из Сибири и Урала всегда ценились. Я же сам с войск пришел. Когда нам говорили, что команда идет из Сибири, все бежали вперед, чтобы «бойцов» принять. Спустя много лет я начал понимать, что люди везде одинаковые. Где-то есть хуже, где-то лучше, зависит от каждого человека и неважно, с какого он региона. У меня из Москвы парни были, которые были впереди планеты всей, любую задачу выполняли. Тут всё от профессионализма командира зависит.

— Какие сейчас проблемы со здоровьем у призывников?

— Раньше приходили с недобором веса — обстановка в стране была такая. Сейчас некоторые парни приходят с перебором веса, и мы их даже сразу призвать не можем. Поэтому они идут на медицинское обследование, профилактику и лечение. Сейчас большинство проблем у призывников связаны с заболеваниями легких и желудка.

— Почему?

— Потому что курят и пьют что попало. Раньше такого не было. Сейчас же видите, что вокруг творится? Доступность энергетиков различных и спиртного, сигареты, в том числе электронные, малоподвижный образ жизни. Конечно, всё это сказывается. Я сам не курю, категорически против спиртного, в семье вообще никто не употребляет. Это же яд. Ничего хорошего в этом нет. Спортом нужно заниматься, больше времени с детьми проводить.

— Призывник решил, что хочет в армию. Когда ему лучше заявляться, если, допустим, он хочет в ВДВ?

— Конечно, всё делать нужно заранее. Если у человека есть цель, к ней надо стремиться. Или он будет ждать что-то или он придет сам и у него будет право выбора. Первоначально у военного комиссара уже есть данные о призывниках. Примерно он понимает, кто куда пойдет. Право выбора всегда есть. Даже уже тогда, когда ты попал в военный комииссариат. Не надо молчать, а озвучивать свои просьбы всегда.

— А если человек не проходит по здоровью туда, куда хотел идти служить?

— Конечно, многие хотят и в ВДВ, и в спецназ, но по здоровью есть ограничения. Но ведь реализовать себя можно и в других войсках. Ребенок стоит с детских лет на медицинском учете. Где-то врачи нашли у него заболевание. До 18 лет у него это заболевание в личном деле есть. Может где-то врач подстраховался, а может и нет. Сейчас очень большая ответственность на них лежит. Если болезнь у призывника есть, необходимо лечиться: профилактика, здоровый образ жизни — почти всегда есть решение. У нас был случай, когда молодого человека не брали в военное училище. По предоставленным документам у него было заболевание. В детстве ему это записали, и он на это внимания не обращал, учился, занимался спортом. Молодой человек прошел все мероприятия, связанные с военно-врачебной экспертизой, прошел дополнительное медицинское обследование, собрали целый консилиум врачей из областных больниц. Он доказал, что здоров и пошел в военное училище. У меня же врачи не лечат. Они изучают, что призывник принес для оформления личного дела.

— Минобороны сообщает, что выпустило новый регламент, согласно которому делается упор на психологическое тестирование. Поменялся принцип отбора призывников в последние годы?

— Ужесточился отбор, ужесточились требования. В первую очередь это связано с поступлением в войска совершенно новых образцов вооружения и военной техники. Психологическое тестирование было всегда, как и на любом предприятии, где работа связана с эксплуатацией техники. За психологическим состоянием призывников всегда следили. Только раньше тесты решали, а сейчас это делается на компьютере. Если раньше как-то можно было подмахнуть, то сейчас всё в «машину» заливается.

— Поможет ли это выявить потенциальных суицидников?

— Конечно поможет. Оно всегда выявляется. Для чего профессионально–психологический отбор нужен? Есть четыре основных типа темперамента: сангвиники, холерики, меланхолики, флегматики. Мы ведь такими родились. Это база, которая дается с рождения, и ты от своего типа темперамента никуда не денешься. Потом человек взрослеет, учится, приобретает знания, а к нам приходит уже сформировавшейся личностью. Мы же призывников изучаем по их личным делам, дистанционно уже некоторых, беседы по телефону, личное общение. Узнаем их семейное положение, образование, где и как он учился, медицинские документы, материальное состояние, выше мы говорили о том, что могут быть тяжелые жизненные ситуации. Еще ведь есть проблема в кредитах и микрозаймах, это же решить необходимо. Проводим профессиональный психологический отбор. Мы определяем, годен ли человек на командную должность или нет, может, к технике есть предрасположенность. Например, призывник учится на менеджера. Он же хочет быть управленцем? Мы можем его направить в учебную воинскую часть на командира учиться. Специальностей в армии много.

«Я государству ничего не должен»

— Как считаете, гиперопека родителей может повредить или повлиять на службу призывника? Например, вместе с сыновьями в военкомат бегают родители.

— В основном сейчас в военкоматы мамы бегают. За год службы в военном комиссариате ко мне пришли только 3 отца и около 25 мам. У нас в среду каждую неделю личный прием. Граждане обращаются со своими проблемами. Всё что в наших силах, мы можем решить. Например, один отец говорит, что его сыну надо учиться, поэтому нужно пойти в армию на следующий год, а права на отсрочку уже нет. Отцу просто сказал, пускай его сын меня сам наберет и мы с ним поговорим. Сын набрал: «Пойдешь служить? Пойду. Примерно куда хочешь?». И уехал в составе команды. Бывают такие моменты. Может, надо выйти из-под чрезмерной опеки, а где-то незаметно помогать, чтобы ребенок думал, что это он сам справился с задачей. Самооценка повысится. Может, этого и не хватает.

— Зачем сейчас государству служба по призыву, если у нас много контрактников?

— Во-первых, так написано в Конституции. Во-вторых, люди должны быть готовы всегда к защите своей страны. Представляешь, если что-то вдруг случилось — началась война или что-то другое, чрезвычайное. Военнослужащие по контракту в первых рядах окажутся. Что дальше делать? А тут есть уже подготовленные люди. Врагов у нас не стало меньше.

— Как относитесь к тем, кто косит?

— Не сказать, что положительно. Надо сделать реально свой выбор, подумать, для чего я вообще нужен? Для чего мужчина нужен? Не только для того, чтобы дерево посадить и ребенка воспитать, но и это дерево и ребенка надо защитить. Надо же своему ребенку что-то дать. Испокон веков мужчина — это защитник. Он примером должен быть. Я сейчас покажу, как я отношусь...

Алексей Куличков показал фотографию плачущей девочки с подписью «Когда-нибудь тебя спросят: "папа, а где ты был, когда уничтожали нашу Родину?"». Фотография стоит в рамке вместе с дипломами и наградами.

Военком показал это фото в качестве ответа на вопрос

Военком показал это фото в качестве ответа на вопрос

Поделиться

— Как относитесь к юридическим организациям, которые помогают откосить от армии?

— У нас сотрудники провели анализ этих обращений к юридическим фирмам. Все жалобы учитываются. Ко мне напрямую можно обратиться, если какой-то вопрос или проблема. Как-то один молодой человек заплатил деньги юридической фирме, чтобы не попасть в армию. У него мать болеет раком, а он заплатил кучу денег фирме. После того, как он пришел к нам, выяснилось, что из-за болезни матери он бы служил где-то здесь рядом. В итоге у него оказалось плоскостопие 4-й степени. Можно было никому не платить. Он спрашивает: а что делать с деньгами? У него мать болеет, а он взял микрозайм. Вот сейчас суды идут.

— Какие суды?

— Молодой человек обратился в одну из таких фирм. Ему сказали, как надо действовать. У него категория годности «А» — годен к службе без ограничений. Я не знаю, что ему там наговорили, но это просто обман. Человек здоров полностью. Без вариантов. Зато деньги взяли. Бывали случаи, когда человек обращается с жалобой, а мы с ней соглашаемся. Да, не годен, всё правильно. Но 99% обратившихся в организации годны к службе. Они просто затягивают призывные мероприятия.

— В итоге идут в армию?

— Да, идут в армию, отдав деньги юридическим фирмам. Зачем бегать? Ладно, затянет мероприятие до 27 лет. Потом придет — дайте мне военный билет. Ему только справку выдадут, что не прошел военную службу, не имея на то законных оснований. Куда он дальше пойдет с ней?

— Сейчас не везде военный билет нужен, где-то даже не спрашивают о нем. Да, в «Газпром», наверное, не устроишься, но…

— …В «Яндекс.Такси» или «Деливери Клаб» устроишься. Это цель молодого человека? Мне 40 лет, я буду на велосипеде по городу ездить? Какую я семью создам?

— Порой люди, чтобы не пойти в армию, занимаются уничтожением собственного здоровья — пьют что-то, едят. Сталкивались с таким?

— В моей практике было несколько таких человек. На призыве не сталкивался, но в воинской части были. Как можно повредить себе самому здоровье? А если умрешь? Зачем что-то пить, чтобы не пойти в армию? Здесь возможность на год уйти от жизненных проблем, оторваться от реальности, от телефонов, пожить в мужском коллективе. Будет время подумать над жизненными ориентирами.

— Люди не задумываются над этим, когда такое делают…

— Я про что и говорю. Надо задуматься. Я понимаю, что в наше время мы совершаем мало серьезных мужских поступков. Раньше студенческие отряды были. Парни в 17–18 лет отдельно жили, строили, помогали государству, а потом еще в армию шли. Надо же понимать, что я все-таки мужчина, и мне надо что-то делать. Неужели надо до 30 лет на печи сидеть и смотреть «ТикТоки»? Так Илья Муромец-то подготовленный был. Враг пришел, он собрался. Надо совершенствоваться, читать книги, понять свое предназначение.

— Как относитесь к тезису «Я государству ничего не должен, а оно от меня требует что-то»?

— Я это чаще слышу не от молодых людей, а от женщин. Мой сын никому не должен. Тут надо просто понять, что у вооруженных сил есть два состояния — они либо готовятся к войне, либо воюют. На протяжении многих лет мы готовимся. Как только будем не готовы, нас не станет. Не станет той женщины, которая это говорит.

Ступенька в областном военном комиссариате

Ступенька в областном военном комиссариате

Поделиться

Иван Катлинских и Рамиль Шамсутдинов


— Что делать, если военнослужащим стало тяжело в армии или появились какие-то проблемы?

— Сейчас у всех есть телефоны. Если режимная часть, то там только в субботу-воскресенье выдают их. А так у солдат почти всегда на руках телефоны. Моя просьба — всегда быть на связи со своими близкими, можно обсудить проблему. Родные подскажут, что делать, а если что-то серьезное, то и помогут. Есть компетентные органы, есть комиссариат, куда можно обратиться. Если родители не могут выйти на воинскую часть, то военный комиссариат это может сделать.

— У военных комиссариатов есть полномочия как-то повлиять на ситуацию в воинских частях?

— Полномочий нет, но мы можем обратиться к командованию. Нельзя отрицать, что в части может что-то произойти. Мужской коллектив же. И на улице можно встретиться с кем-то.

— Вы же знаете, что в частях могут скрываться произошедшие ситуации?

— Конечно, но если военный комиссар позвонит командиру или заместителю командира по военно-политической работе части, то меры будут приняты.

— Хотелось бы обсудить недавнюю ситуацию с Иваном Катлинских из Бердюжья, который погиб в результате несчастного случая. Как вы оцениваете произошедшее?

— Конечно негативно. Как такое могло произойти? Сейчас идет следствие. Я думаю, результат будет. Родители и мы об этом узнаем. Информация о том, что там произошло, будет однозначно. Это всегда тяжело. Я бы не хотел никогда в таких ситуациях оказываться. Нам скрывать нечего. Нам жить здесь и работать.

— Местные жители подозрительно относятся к ситуации. Не доверяют официальной версии.

— Поэтому я и говорю, что молодой человек, проходящий службу в армии, должен быть на связи с родителями. Если есть какие-то тревожные нотки в голосе, то помощь должна идти со всех сторон. Тут вопрос, почему Катлинских там в лесу один оказался?

— Родителям полагается помощь после таких инцидентов?

— Согласно закону, родители получат выплаты и компенсации, но это не вернет молодого человека. Зачем мне эти выплаты? Мне мой ребенок нужен!

— Часто такие трагедии случаются?

— Первый смертельный случай в этом году.

— Вы не опасаетесь, что родители в том же Бердюжье осенью будут бояться посылать своих детей в армию?

— Я же сам родитель, конечно, понимаю их! Это очень большое пятно на воинскую часть и призыв. В обычной жизни это происходит каждый день, но если это происходит в Вооруженных силах, это имеет большой общественный резонанс.

— Когда произошла ситуация с Рамилем Шамсутдиновым, вы еще не были военным комиссаром? Как оцениваете ее? Где произошла ошибка? Человека же призвали в армию в Тюменской области. Где произошел этот надлом, который привел к трагедии?

— С ситуацией я знаком. Как я и говорил, молодому человеку нужна помощь со всех сторон. Конечно, может где-то командование не досмотрело. Может быть реально молодому человеку надо было отдохнуть. То, что он сделал, его не оправдывает. Даже если там были неуставные отношения, они не должны были привести к убийствам. Всё надо решать без конфликтов.

— Психологическое тестирование могло выявить проблемы у Шамсутдинова?

— Любой тест же можно обойти, правильно? Машина выдала результат. Но всё равно самый главный начальник — это командир подразделения. Он же должен был ему в глаза смотреть.

— Как оказалось, у него со своим командиром был конфликт.

— В конфликте всегда два человека виноваты. Не бывает, что он просто так начался. Кто-то где-то что-то не сделал, кто-то где-то нагрубил. Конфликт надо было просто погасить — похлопать по плечу, поблагодарить или побеседовать. Любой конфликт решается. Никто не застрахован от таких ситуаций. Я служил на всех командных должностях в частях. Понимаю, что и как происходит. Каждый свое болото хвалит, но у нас не было такого. Наша часть выполняла боевые задачи. У нас решалось всё просто и элементарно. Мы и с родителями работали.

Жертвами Рамиля Шамсутдинова стали восемь человек. Еще двое, получивших ранение, выжили. Земляк срочника Евгений Графов <a href="https://72.ru/text/health/2021/09/06/70118846/" class="_ io-leave-page" target="_blank">до сих пор проходит реабилитацию</a>

Жертвами Рамиля Шамсутдинова стали восемь человек. Еще двое, получивших ранение, выжили. Земляк срочника Евгений Графов до сих пор проходит реабилитацию

Поделиться

«Родители сами просят забрать сына в армию»


— Людей пугают бытовые условия в армии. Конечно, везде по-разному, но, например, у нас в казарме на сто человек было всего две душевые.

— Я в армии нахожусь более 26 лет. Пять из них был курсантом, и я практически не видел даже горячей воды — кроме одного раза в неделю, в бане. Повторить те годы в военном училище, которые я прошел в качестве службы по призыву, никому не пожелаю. Потому что ежедневно была утренняя физическая зарядка в любое время и при любых погодных условиях. В казарме у нас вода была только холодная. Ни о каких душевых кабинах мы и не мечтали. Только раз в неделю баня. А чем кормили нас в 90-е годы? Все пять лет учебы было всего три блюда — сечка, бигус и картошка из пакетиков. Понятно, что в стране была другая жизнь.

— Какие перспективы дальше?

— Всё постоянно модернизируется. Когда я пришел служить, мои солдаты даже не мечтали о том, что у них будут душевые кабины. Прошло пять лет, мы вернулись из командировки, а у нас кафель в казарме, зеркала, краны и душевые. Солдаты ходили с открытыми ртами. Сейчас солдаты не готовят. Всё делают гражданские организации. Они и моют посуду.

— Когда клининг в частях появится?

— Когда-то начинали, но отошли. Я думаю, уборка должна быть, потому что она приучает молодого человека к порядку.

— У нас в армии были ребята, которые не могли шнурки завязать даже, что тут говорить об уборке.

— Ну если он не может шнурки завязать и помыть пол, то как его таким вырастили? Я общаюсь с матерями, сыновья которых пошли на службу. Мне ни одна не сказала, что сыну служба не пригодилась. Одна пришла и рассказала, что ее сын наконец-то с ней начал разговаривать. С ней, отцом и бабушкой. Молодой человек сидел в своем виртуальном мире и с родителями не общался. Прошло три месяца службы, и он каждую неделю звонит, рассказывает свои планы на будущее. Положительный момент же.

— Родители реально говорят, «спасибо, что призвали в армию»?

— Я скажу так: нам звонили родители и просили призвать их сына. Мы приезжали и повестку вручали.

— Зачем?

— Потому что понимают, что ребенок с родителями не общается и не выходит, сидит в комнате, учебу забросил. Весной уехал. Жалоб нет от него. За эту весну у меня три таких случая.

В следующей части интервью, которое выйдет через неделю, Алексей Куличков расскажет про набор армейского резерва в Тюменской области. Теперь для помощи населению не будут привлекаться курсанты. Вместо них помогать людям будут резивисты. В их число может вступить каждый, кто соотстветствует требованиям.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК11
  • СМЕХ10
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ23
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Тюмени? Подпишись на нашу почтовую рассылку