Город Светлана Якубовская, эксперт отдела криминалистики (полиграфолог) Следственного управления СК РФ по ТО: «Каждый второй свидетель может оказаться подозреваемым»

Светлана Якубовская, эксперт отдела криминалистики (полиграфолог) Следственного управления СК РФ по ТО: «Каждый второй свидетель может оказаться подозреваемым»

Тюменские следователи на днях отметили первый профессиональный юбилей. За пять лет самостоятельной деятельности сотрудники ведомства рассмотрели более 50 тысяч сообщений о преступлениях, возбудили более восьми тысяч уголовных дел, из которых почти пять тысяч направили в суды. Существенный вклад в расследование уголовных дел вносит эксперт-полиграфолог Светлана Якубовская. В беседе с корреспондентом 72.ru она рассказала, кого проверяют на «детекторе лжи», как он помогает найти преступника и можно ли его обмануть.

Светлана, расскажите о том, как начиналась ваша карьера? Почему выбрали именно эту профессию?

– Это вышло совершенно случайно. Когда я работала в Тюменском юридическом институте, меня решили отправить на обучение на полиграфолога. Тогда я даже не знала, какое это счастье, а теперь благодарна тому человеку, который мне это предложил (Улыбается). А уже потом меня пригласили в комитет (Следственное управление Следственного комитета РФ по Тюменской области. – Прим. авт.), где я работаю четвертый год.

В чем заключается ваша работа?

– Основные мои должностные обязанности – это проведение тестирования и проверка достоверности показаний у подозреваемых, обвиняемых, свидетелей и потерпевших, а также участие в кадровом отборе кандидатов на службу.

Кандидаты на службу в обязательном порядке проходят эту процедуру, а свидетели и подозреваемые могут отказаться от встречи с полиграфом?

– Любой, кто проходит тестирование на полиграфе, перед началом процедуры добровольно подписывает заявление, которое позволяет ему отказаться от обследования. Даже кандидат на службу может отказаться, но таких случаев не было, потому что человеку, который приходит на профотбор, скрывать особо нечего. Фигуранты уголовного дела также проходят эту процедуру добровольно. Обследуемому зачитываются его права о том, что он может отказаться от тестирования на любой стадии. Бывает так, что человек сначала дает согласие, а затем отказывается. Буквально на днях обследуемый, пройдя несколько тестов, сослался на то, что у него ухудшилось самочувствие, и отказался продолжать.

Показания свидетелей и потерпевших тоже проверяются в обязательном порядке?

– Конечно! Каждый второй свидетель в итоге может оказаться подозреваемым. В моей практике было достаточно много таких случаев. Большинство все-таки среди свидетелей. Но по выявленным реакциям выдается заключение, после которого назначаются дополнительные проверки на причастность этого человека к преступлению. Она и может стать поводом для перевода из категории свидетелей в категорию подозреваемых.

Были ли в вашей практике случаи, когда показания полиграфа становились решающей каплей и помогали выявить преступника или оправдать невиновного?

– Полиграф очень помогает и в том случае, если в деле много вопросов, и в том, если у следствия нет других вариантов получения доказательств. Тестирование даст ориентирующую информацию, подскажет, куда дальше двигаться следствию. Помогает оно и вывести преступника на чистую воду, и спасти невиновного. Например, в период развода некоторые женщины, пытаясь добиться того, чтобы их бывший супруг не виделся с ребенком, обвиняют его в сексуальных домогательствах по отношению к собственному сыну или дочери. С помощью полиграфа мы оправдываем такого человека, если заявление ложное. После этого материалы дела отправляем на прекращение, с мужчины снимаются все обвинения. Что же касается заслуженного наказания, то в 2014 году проверку проходила женщина, которая зарезала своего мужа и пыталась инсценировать его самоубийство – обмазала труп кетчупом, чтобы выдать супруга за невменяемого, закрыла изнутри комнату, в которой лежало тело, а сама вылезла через окно. В квартире навела порядок, чтобы полиция не нашла следов борьбы, а потом делала вид, что ничего о произошедшем не знает. Но после полиграфа она созналась, что сама зарезала мужа.

Не страшно находиться с обвиняемыми в жестоких преступлениях в одном помещении?

– Больше опасений у меня почему-то вызывают женщины (Улыбается). Недавно был случай. Мы проводили тестирование в Нижней Тавде. Семейная пара, оба ранее судимые – мужчина освободился за пару месяцев до совершения нового преступления, его супруга отбывала наказание за убийство отца. И вот они оба жестоко убили бабушку, издевались над ней. Все это ради наживы, хотя что они могли взять у пенсионерки из глубинки? А после этого они еще и напали на таксиста. Задержать их полиции помогли прохожие. Нужно было выяснить, кто именно расправился с пожилой женщиной, а кто только помогал осуществить преступление. Полиграф помог выяснить, что самое ужасное творил мужчина, а его супруга всячески ему содействовала. Когда я тестировала эту хрупкую, маленькую женщину, я была очень напряжена, очень не комфортно было находиться с ней один на один. Боялась каждого ее движения и готовилась к нападению.

Разве подозреваемых не сопровождает конвой?

– Чаще всего я нахожусь с обследуемым вдвоем. Если человек отбывает наказание, особенно осужденный на длительный срок или пожизненное заключение, конвой на тестировании присутствует. Но с осужденного обязательно снимают наручники, иначе я не смогу ни надеть датчики, ни установить комфортный психологический контакт. А это необходимо для того, чтобы записать так называемый фон – показания, полученные в тот момент, когда человек находится в спокойном состоянии. В противном случае процедура просто не пройдет. Иногда предтестовая беседа, кстати, делает большую часть работы, чем даже сам тест. Но чаще всего конвой остается за дверью. К счастью, нападений со стороны тестируемых не случалось (Улыбается.). В случае чего я могу нажать тревожную кнопку, установленную под моим столом. Также дополнительно от неприятностей страхует видеокамера. Она спасает не только от нападения, но и от различных спорных моментов. Например, был случай, когда подозреваемый сначала прошел тестирование, а потом отказался от показаний, заявив, что я оказывала на него психологическое и физическое давление. Запись с видеокамеры его слова опровергла.

Что позволяет избежать ошибок при проведении тестирования и получить достоверную информацию? Ведь волнение человека при ответах на вопрос еще не говорит о том, что он лжет.

– Для того, чтобы исключить ошибку, составляется множество тестов, которые помогают перепроверить реакцию. Каждый вопрос задается не менее трех раз, чтобы исключить случайную реакцию или проверить уже полученную. Бывает так, что человек противодействует технике. Это в его интересах, многие ставят перед собой цель обмануть полиграф. Для этого он вносит так называемые «артефакты» – случайные реакции, созданные намеренно. Чтобы это исключить, вопрос повторяется несколько раз. Волнуются на тестировании абсолютно все. У непричастных ко второму, третьему тесту волнение исчезает, у причастных, наоборот, оно растет все больше и больше. Это мы с каждым обследуемым обсуждаем, перед началом процедуры в момент волнения записываем фон – человек сидит в кресле, на него надеты все датчики, я не задаю ему вопросов, а полиграмма уже пишется, фиксируются его физиологические показатели. Важно посмотреть естественное состояние, когда он еще не начал себя контролировать. Некоторые сжимают мышцы, прикусывают язык, начинают следить за дыханием, чтобы обмануть полиграф, но все это моментально отображается на экране. К тому же повторяющиеся вопросы заставят всплыть в голове воспоминания о преступлении, если человек его совершил. Это тоже проявится на полиграмме, ведь нервозность у него возрастает.

Какие показания считываются во время тестирования?

– На старых чернильных полиграфах, которые были очень громоздкими, записывались только два показателя. Но прогресс не стоит на месте, поэтому теперь аппаратура стала меньше, а данных мы получаем больше. Например, в прошлом году я была на обучении, нам показывали новый полиграф, который просто надевается на ладошку, не нужны ни дополнительные датчики, ни множество проводов. Но пока он еще не широко используется. Та аппаратура, которой пользуюсь я, показывает интенсивность грудного и диафрагмального дыхания, кожно-гальваническая реакция – потоотделение на пальцах, фото-плетизмограмма – показатель, который дают кровеносные сосуды на пальцах, артериальное давление и два круглых датчика движения, похожие на небольшие зеркальца, которые кладутся на кресло. На них человек садится, и, если он при ответе будет сжимать мышцы, чтобы как-то взять себя под контроль, они это зафиксируют.

Вы сами проходили тестирование на полиграфе?

– Конечно, при поступлении на службу меня тоже тестировали, как и всех сотрудников (Улыбается).

Ответ на вопрос «Можно ли обмануть полиграф?» – в видеоролике.

Фото: Фото автора, видео Анастасии Жердиной и Виктора Пузырева
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
34
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Менталитет курортного захолустья». Жительница Крыма переехала в Тюмень и осталась в восторге — почему
Алеся Тихова
бизнес-юрист
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
«Росавтопром стал похож на подпольный цех». Чем для россиян обернется отмена таможенных барьеров для иномарок
Артём Краснов
Редактор раздела «Авто»
Мнение
Живые кошки против каменных. Почему улица Ленина в Тюмени никогда не станет турецкой Истикляль — что не так с реконструкцией
Владимир Богоделов
Рекомендуем