Все новости
Все новости

Тюменские хибары: как выживают люди у Затюменского парка — дом без горячей воды, зато утеплен снегом

Власти обещают снести аварийный дом не раньше 2029 года

Аварийный дом совсем рядом с экопарком — через 300 метров от него другая жизнь: катки и веселые тюменцы беззаботно проводят выходные

Аварийный дом совсем рядом с экопарком — через 300 метров от него другая жизнь: катки и веселые тюменцы беззаботно проводят выходные

Поделиться

Весной 2021 года в Тюмени законодательно приняли термин «комплексное развитие территории». По сути, это реновация районов, когда будут сносить старые и аварийные дома, а вместо них строить новые микрорайоны. Властями планируется развитие 16 территории, на 15 из которых уже заключены контракты. Новые районы появятся на Лесобазе, Мысу, в Зареке, ДОКе и других местах.

Пока не всем так повезло — и аварийных домов в городе еще достаточно. В редакцию 72.RU обратились жители дома, расположенного рядом с объездной дорогой. В чаще леса, рядом с тюменским экопарком, люди живут в деревянном доме 1984 года постройки. Он появился как место жительства работников пансионата Оловянникова, который сейчас совсем заброшен.

Двухэтажный деревянный дом на Оловянникова спрятан в лесу, недалеко от объездной

Двухэтажный деревянный дом на Оловянникова спрятан в лесу, недалеко от объездной

Поделиться

Совсем недавно, по словам жителей, дома даже не было на различных картах и, например, скорая помощь не могла его отыскать. Сейчас с этим практически нет проблем — здание как появилось на карте, так и исчезнет. Его снесут до 2029 года — об этом написано на сайте городской администрации. Доживут ли до этого времени в нем пенсионеры и семьи с детьми, неизвестно — дом в любой момент может вспыхнуть или обрушиться.

«У меня на крыльце провалился муж»


Дом выглядит жутко: черный на фоне белого снега и облысевших деревьев. Локация могла бы идеально подойти для какого-нибудь американского хоррора — легко можно представить, что там обитают привидения из страшных снов.

Фундамент дома спрятан за слоем снега (это хитрость жителей, чтобы не замерзнуть), сам он разваливается, некоторые кирпичи просто так лежат в подвале. Фасад разнится от окна к окну — жители сами утепляли его кто как может. Возле подъездов стоят кресла — там жители проводят некоторые летние вечера. Доски на крыльце дома страшно трещат под ногами. В подъездах достаточно светло — но даже в свете энергосберегающих ламп видно ужасное состояние стен. Жители сами пытаются поддерживать порядок в общих местах — получается это у них достаточно неплохо. В подъездах чисто, но холодно — новые окна никто не вставляет, это бессмысленно.

Один из подъездов на Оловянникова — на крыше снег, который не убирали с прошлого года

Один из подъездов на Оловянникова — на крыше снег, который не убирали с прошлого года

Поделиться

Жильцы обшивали дом снаружи самостоятельно — от оригинального фасада почти ничего не осталось

Жильцы обшивали дом снаружи самостоятельно — от оригинального фасада почти ничего не осталось

Поделиться

Фото из подвала страшное — кирпичная кладка заваливается, и неизвестно, сколько она еще протянет

Фото из подвала страшное — кирпичная кладка заваливается, и неизвестно, сколько она еще протянет

Поделиться

На этом фоне выделяется крыльцо второго подъезда — оно выглядит новым. Жильцы подтверждают это, но рассказывают историю, которая чуть не привела к трагедии.

— Посмотрите на крыльцо — там внутри ничего нет. Когда доски окончательно сгнили, у меня провалился муж — хорошо, что хоть ногу не сломал, — рассказывает Надежда Маковецкая, жительница дома.

«Слава богу, есть туалет»


Согласно сайту «Реформа ЖКХ» в доме живут 32 человека. Возраст у них разный — есть и семьи с маленькими детьми, и молодые мужчины. Пенсионеры в доме — отдельная категория. Больше всех не повезло тем, кто живет на втором этаже — спуститься на улицу, чтобы сходить за продуктами, им сложно. Ступеньки достаточно узкие, перила шатаются.

— В этом доме я живу уже 32 года. Сюда нужен был специалист, меня пригласили и сразу дали квартиру. Раньше было всё более-менее, но за 30 лет просто всё развалилось. Горячей воды нет, живем непонятно как. Ладно хотя бы есть холодная вода и туалет, — рассказывает пенсионерка Валентина Савельева.

В ванной Валентины Савельевой нет света — только небольшая лампа

В ванной Валентины Савельевой нет света — только небольшая лампа

Поделиться

Она, как и многие жители дома, боится, что дом вспыхнет как спичка — алюминиевую проводку не меняли ни разу с момента постройки здания.

Щитки в доме. Алюминиевая проводка, которая проложена с момента постройки

Щитки в доме. Алюминиевая проводка, которая проложена с момента постройки

Поделиться

Один из жителей проводит эксперимент — несколько раз прыгает. Пол в квартире на первом этаже скрипит достаточно сильно

Один из жителей проводит эксперимент — несколько раз прыгает. Пол в квартире на первом этаже скрипит достаточно сильно

Поделиться

В квартире Савельевой сильно скрипит пол, он разного уровня. Из-за того, что само здание покосилось, в ее квартире не закрываются двери. В ванной нет света. Гипсокартон, которым обшиты стены, буквально отваливается и напирает на обитателей квартиры.

— Самое страшное — вот здесь, под раковиной, — Савельева отодвигает пол возле трубы. — Пол проваливается, всё здесь сгнило.

Пол в ванной сгнил — дыру прикрыли досками

Пол в ванной сгнил — дыру прикрыли досками

Поделиться

На шум вышла соседка Валентины Ивановны. Пенсионерка Рита Кафтайкина — инвалид второй группы, ходит с тросточкой. Заехала в дом она больше 30 лет назад — в 1987 году. С тех пор, по ее словам, в доме не ремонтировали ничего. Даже лампочки жильцы меняют сами — чтобы в подъездах хоть немного было светло.

— Зато за квартиру хорошо берут. У нас с 87-го года как сделано, так ничего не меняли, даже проводку. Хоть бы для смеху побегали здесь и лампочку новую вкрутили. Никто ничего не делает, видите, какой беспорядок на крыльце, — зато за всё берут деньги. Я инвалид второй группы — по полной программе плачу, — рассказывает Кафтайкина.

Объявление в доме для жильцов — больше, конечно же, напоминание

Объявление в доме для жильцов — больше, конечно же, напоминание

Поделиться

«Я прыгнуть боюсь — провалимся»


Чтобы хоть как-то жить, люди делают косметический ремонт собственными силами. Он тоже может быть опасен — дом сложится, словно карточный.

— У нас были кривые стены, решили их немного обновить. Сняли гипсокартон, начали направляющие делать, и перекрытия стали заваливаться. Слава богу, покойничек сосед был плотником, помог нам — стянул. Прогнившие лаги — отдельная тема. Я прыгнуть боюсь, думаю, что провалимся, — рассказывает Вера Сулим.

Гипсокартон так отваливается в естественных условиях — в подъезде

Гипсокартон так отваливается в естественных условиях — в подъезде

Поделиться

Чтобы не разморозить батареи в подъездах, жители укрывают их одеялом

Чтобы не разморозить батареи в подъездах, жители укрывают их одеялом

Поделиться

В каждом из трех подъездов есть отваливающиеся куски стены

В каждом из трех подъездов есть отваливающиеся куски стены

Поделиться

В дом она переехала едва ли не самая последняя — в 1996-м, когда на этой территории находился пансионат имени Оловянникова. Квартиру здесь получил ее муж.

Порядок внутри квартир жители поддерживают сами. На некоторые огрехи уже просто не обращают внимания — например, на грязно-оранжевые подтеки после дождей.

— Когда идет дождь, тогда течет просто в дверном проеме. Подтеки постоянно — их уже не убрать. Окна не открываем, потому что они обратно не встанут в раму. Внутри поддерживаем порядок сами. Щели запенивали — вот тут ходят крысы. Почти у каждого жильца есть кошка, чтобы ловила мышей, которые не только в подвале, но и между квартирами, — говорит Светлана Коротаева, у которой в доме живет мама.

Грязные подтеки — это следы дождя. Вода заливает квартиры и весной, когда на крыше тает снег

Грязные подтеки — это следы дождя. Вода заливает квартиры и весной, когда на крыше тает снег

Поделиться

«Меняем всё сами»


За коммунальные услуги жильцы платят в полном объеме, даже пенсионеры и инвалиды. По словам жителей, уборщицу и дворника они видят очень редко. Порядок — только своими силами. Большую часть платежей составляет центральное отопление — судя по документам, зимой его стоимость для жителей около 50% от всей коммуналки. Дальше — холодная вода (горячей в доме нет) и электричество. Постоянно включенная вода нужна для того, чтобы трубы не перемерзли совсем, иначе люди не смогли бы элементарно помыться и приготовить пищу.

— Если в доме что-то случается, мы платим. Засорилась канализация или нужно поменять трубу — мы сами всё меняем. Перемерзли трубы — за вызов специалиста нужно заплатить. В прошлом году в УК сказали, чтобы трубы не перемерзали, пусть бежит вода. Сделали — в итоге платили за 14 кубометров — это очень для нас дорого, — говорит Маковецкая.

Платежный документ за февраль 2021 года — в этот холодный месяц вода текла постоянно, чтобы не промерзли трубы

Платежный документ за февраль 2021 года — в этот холодный месяц вода текла постоянно, чтобы не промерзли трубы

Поделиться

Такая платежка пришла инвалиду второй группы, сумма — почти четыре тысячи рублей

Такая платежка пришла инвалиду второй группы, сумма — почти четыре тысячи рублей

Поделиться

В прошлом году, по словам жителей, такая хитрость не помогла, и трубы окончательно перемерзли. Перерасчет за коммунальные платежи им никто не делал, куда бы они ни писали. В итоге пришлось топить снег.

Что говорят власти


Дом признали аварийным в 2018 году. Городские власти в ответ на жалобы жильцов рассказывают о порядке сноса таких зданий. По их словам, расселение происходит в порядке очереди и на основании действующих законов.

— Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда установлено, что в зданиях, подлежащих сносу, текущий ремонт следует ограничивать работами, обеспечивающими нормативные условия для проживания. Управляющей организацией проводятся мероприятия по наблюдению за состоянием конструкций многоквартирного дома. В случае возникновения любой ситуации УК принимаются меры. Они информируют нас, что происходит, и дальше уже принимаются решения на период ликвидации ситуации о переселении жителей в маневренный фонд или выплачивается компенсация за наем. Также принимается решение о сносе, — написали специалисты в группе «Тюмень — наш дом».

Балконы с другой стороны дома — такое ощущение, что они вот-вот провалятся вниз

Балконы с другой стороны дома — такое ощущение, что они вот-вот провалятся вниз

Поделиться

По их информации, коммунальные услуги предоставляются для жителей дома в полном объеме.

— По информации ООО «СГО», управляющей организацией проводятся мероприятия по поддержанию общего имущества указанного многоквартирного дома в удовлетворительном состоянии, — написали специалисты.

В плане по сносу аварийного жилья на 2022 год дома на Оловянникова нет. В официальных документах его должны сровнять с землей через семь лет — до начала 2029-го.

Соседний дом признали аварийным и снесли после того, как человек в ванной провалился вниз. Разница в их постройке — всего в один год.

— Когда к нам проверка приезжала, нам по секрету так и сказали: «Пусть у вас уже хоть кто-нибудь провалится или подожжет дом. Тогда мы вас расселим». Но когда провалится, тогда будет поздно, — говорят жители.

Планов по реновации района пока нет — он не отмечен на официальной карте КРТ. Приоритет сейчас у жителей районов, которые попадают под реновацию, — так думают на улице Оловянникова.

— Я, конечно, поняла, что там ускорено расселение, скорее всего, благодаря реновации (КРТ), но всё же нас с ними признали аварийными домами в одно время, — говорит Светлана Коротаева.

В этом году в Тюмени снесут более сотни аварийных домов. Деньги на демонтаж заложены в городском бюджете, но здание на Оловянникова пока останется стоять.

Жители аварийного дома на улице К. Маркса, 121 записали видео об условиях своей жизни. Видеоролик начинается с того, что дети стоят у общежития с плакатом «Путин, помоги!». Записью заинтересовались следователи. Расселение здания планируется на 2029 год.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ8
  • ПЕЧАЛЬ4
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter