16 сентября понедельник
СЕЙЧАС +13°С

«Вся жизнь разрушена». Преподаватель и археолог из Тюмени неизлечимо болен и просит денег в переходе

Ему не хватает средств на еду и покупку одежды

Поделиться

Алексей Гордиенко болеет семь лет. До этого он работал преподавателем в тюменском вузе

Фото: Ирина Шарова

Информация об Алексее Гордиенко, бывшем археологе и преподавателе тюменского вуза, быстро распространилась в Сети: один студент узнал в мужчине, который просил милостыню в переходе, своего учителя и написал об этом пост. Выйти на улицу и протянуть руку научного сотрудника заставила нужда: семь лет назад проявилась неизлечимая болезнь, которая с каждым днем забирает здоровье мужчины. Он уже не может вести пары в университете, с трудом передвигается, а сам готовит только пельмени. Алексей знает о своей болезни главное, от нее нет лекарств, и говорит, что его жизнь уже кончена.

Обычный панельный дом на улице 30 лет Победы на деле оказывается общежитием: длинный коридор с комнатами в 16 квадратных метров. Одна из них — Алексея Гордиенко. В комнате расправлен диван, в коридоре — плита и раковина, за дверью — туалет. Квартирой мужчина не владеет, он получил жилье, еще будучи преподавателем.

— Пока не забирают квартиру, но, наверное, могут выселить. Я ведь не работаю в университете больше. Как инвалид стою в очереди на получение жилья, передо мной 450 человек. Не знаю, получу ли, — говорит Алексей.

Добраться до квартиры Алексею сложно: нужно преодолеть две лестницы, лифт и открыть несколько дверей

Добраться до квартиры Алексею сложно: нужно преодолеть две лестницы, лифт и открыть несколько дверей

Он только что пришел вместе с мамой: до двери подъезда ехал на коляске, дальше — при поддержке — медленно зашел домой, преодолел ступеньки и на лифте до второго этажа.

— Пандуса нет, в управляющую звонили, но ничего не сказали. Я на улицу один почти и не выхожу, но если нужно — прошу помощи прохожих. Не отказывают и коляску до лифта доносят, — делится мужчина и замечает, что из этого района он бы хотел переехать — не нравятся соседи: много пьющих.

Вслед за отцом

Алексей заболел семь лет назад, когда ему было 30. Начали неметь ноги, появилась слабость. Спустя полгода мужчине поставили диагноз «наследственная атаксия (омертвление) мозжечка». Мужчине постепенно становится трудно говорить, ходить и что-либо делать самому.

Практически одновременно с Алексеем атаксия проявилась у его отца: сегодня он имеет инвалидность, не работает и почти не выходит из дома — общежития на улице Мельникайте. Мама Алексея каждый день ходит между квартирой сына и собственным домом и ухаживает за двумя мужчинами.

Часто Алексею помогает мама, она приходит несколько раз в неделю

Часто Алексею помогает мама, она приходит несколько раз в неделю

— Ежесекундно происходят ухудшения. Была третья группа инвалидности, уже вторая. Очень редкое у меня заболевание. И главное — нет лекарств. Перспектив нет. Просто поддерживающая терапия. Раз в год лежу в неврологическом отделении. Постоянно принимаю таблетки от болезни Паркинсона. У нас идентичные симптомы. Так что можно сказать, что я тюменский Стивен Хокинг, — рассказывает бывший преподаватель.

Летом Алексей выходит на улицу, а зимой сидит дома: проехать на коляске — испытание. Еще два года назад он ездил на археологические раскопки в Тобольск и на озеро Андреевское, а теперь думает, что кандидатская диссертация, годы преподавания в университете были впустую.

Археолог

— Археология — это моя жизнь. Я 12 лет преподавал в институте культуры, девять лет руководил раскопками, возил студентов на практику. Писал диссертацию в Питере, думал даже переезжать. Но кому теперь нужна моя научная работа. Со студентами работал до последнего, пока не стало трудно говорить по полтора часа, — делится мужчина и отмечает, что бывшие коллеги и студенты в гости не приходят.

У Алексея заболевание передалось генетически. Атаксия связана с поражением мозжечковых систем. Лечение, приводящее к полному выздоровлению больного, пока не найдено

У Алексея заболевание передалось генетически. Атаксия связана с поражением мозжечковых систем. Лечение, приводящее к полному выздоровлению больного, пока не найдено

На двери шкафа у Алексея висит снимок с раскопок: скелет человека, который жил в X веке нашей эры. Еще несколько находок остались со времен написания докторской диссертации. Она, кстати, готова. Но защитить работу Алексей не смог — для этого нужно работать в музее или университете.

— Болезнь настигла внезапно. Я ведь думал, что буду всегда работать в университете, — вспоминает преподаватель.

По дому мужчина еще может передвигаться сам, но понимает: дальше будет хуже. В индивидуальном плане реабилитации у Алексея значатся коляска (но ее не смогли выделить, поэтому он купил ее сам за 9 тысяч), ходунки (их тоже не дали, поэтому взял на время у отца) и реабилитация в санатории.

— Написано, что раз в год должен ездить в санаторий, но за семь лет ни разу там не был, — признается Алексей.

Находки Алексея во время раскопок под Тобольском. Еще в его библиотеке несколько авторских книг и монография. Всё это пылится на полках

Находки Алексея во время раскопок под Тобольском. Еще в его библиотеке несколько авторских книг и монография. Всё это пылится на полках

Переход

Месяц назад Алексей вышел в переход на улице Пермякова. Говорит, заставила нужда: пенсия по инвалидности — 12 тысяч, денег катастрофически не хватает. Купить мясо или овощи сложно.

— В переход выхожу, куда деваться, надо ведь что-то есть. Работать не получается: печатаю с трудом, преподавать не могу, работать с лопатой на раскопках — тоже. Люди подают мелочь, не отказывают.

У Алексея большой долг за квартиру — 31 тысяча

У Алексея большой долг за квартиру — 31 тысяча

Помощь стала приходить и с неизвестных номеров, как только номер карты появился в интернете. Алексей признается: сумма небольшая, но он надеется, что денег хватит на оплату ЖКХ и покупку одежды. У мужчины большой долг за коммуналку и совершенно нет теплых вещей. Правда, недавно приходили и работники департамента соцразвития, обещали помочь с зимней одеждой.

— Болезнь настигла внезапно. Я ведь думал, что буду всегда работать в университете, — вспоминает преподаватель

— Болезнь настигла внезапно. Я ведь думал, что буду всегда работать в университете, — вспоминает преподаватель

Алексей опирается на кровать и стену и провожает. Он еще может закрыть самостоятельно дверь. Что будет дальше — тоже известно, но сколько до этого будет времени у бывшего археолога и преподавателя — никто не знает.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
5 сен 2019 в 07:30

Хроники областной думы: к дню области депутаты сами себе выделили 580 000 рублей на поставку 200 вязаных пледов. Грейтесь, не болейте родимые, без вас не проживём.

Житель
5 сен 2019 в 09:55

Данный случай наглядно показывает нам обывателям истинную картину сегодняшней России. Это видимо для таких инвалидов у которых не хватает денег на одежду, у нас на каждом углу обозначены парковочные места? В этом и есть вся забота государства об инвалидах? Зачем помогать? Зачем выделять места в санаториях? Зачем платить достойную пенсию? Гораздо проще, а главное практически даром создать шум, заставить всех торгашей выделить отдельные парковочные места для инвалидов, на которых паркуются сами знаете кто. И это все происходит под бесконечные празднования: салюты, певцы ртом, клумбы и арки за миллионы, ура, ура, ура. Спасибо редакции за такие материалы. Помощь отдельно взятому человеку может быть важнее, чем любые споры о проблемах города, страны. Алексею сил и терпения.

Гость
5 сен 2019 в 08:25

Как наглядно и показательно на этом человеке отношение наших властей к инвалидам.