15 декабря воскресенье
СЕЙЧАС -7°С

«Слышь, не надо меня фотографировать»: как площадь 400-летия Тюмени превратилась в стихийный рынок

Что не так с просторной территорией в центре города — в авторской колонке журналиста 72.RU

Поделиться

«Проезд не загораживать. Ходит паровозик», — гласит табличка. На каком основании это требует владелец детского аттракциона — не уточняется

«Проезд не загораживать. Ходит паровозик», — гласит табличка. На каком основании это требует владелец детского аттракциона — не уточняется

Красивый фонтан, лавочки в окружении деревьев, удобный подземный паркинг (пока бесплатный), велодорожки. Как и обещали чиновники, площадь 400-летия Тюмени получилась именно такой. И всё там хорошо, кроме одного: наглых и озлобленных на весь мир продавцов всякой всячины. О неприятном инциденте, который произошёл на днях, — в авторской колонке журналиста 72.RU Екатерины Бурлевой.

Был теплый вечер выходного дня, когда так хорошо мчать на велосипеде по городу. Доехать получилось до площади у драмтеатра, и на это есть две причины: тут есть удобные лавочки (на них можно отдохнуть и выпить водички) и велодорожки (крутые «выделенки» для двухколесного транспорта). С лавочками всё прекрасно: сидишь удобно, по сторонам глазеешь. И видишь лошадь в двух шагах от себя. И ещё одну.

Скакунов, которые помогают зарабатывать деньги за катание детей, под уздцы ведут две девицы лет 13–15. Они (точнее — их родители) не платят в бюджет деньги за разрешение на ведение предпринимательской деятельности на площади, то есть гребут деньги лопатой в центре Тюмени на незаконных основаниях. А вот сгрести с брусчатки то, что оставили после себя их кони, они почему-то не могут. Просто уходят в другой конец площади. Где не пахнет. Ах, какие молодцы! Интересно, дома они делают так же?

Катать на лошадях за деньги на площади запрещено, но предпринимателей это не волнует. Лошади наделали кучу? Вместо того, чтобы убрать — девушки просто перемещаются в другое место

Катать на лошадях за деньги на площади запрещено, но предпринимателей это не волнует. Лошади наделали кучу? Вместо того, чтобы убрать — девушки просто перемещаются в другое место

С лавочки по понятным причинам пришлось уйти. «Велодорожка, настало твое время», — решила я и разогналась почти на максимум. Резко затормозить, схлопотав ссадину на ноге, пришлось спустя секунд десять: на моём пути появилось несколько маленьких детей, за которыми вальяжно шагали их мамы. Диалог с ними получился кратким, но емким.

— Эй, ты, куда прешь? Не видишь, тут дети ходят?

— Тут велодорожка, пешеходная — рядом. Следите лучше за своими детьми.

— Самая умная, что ли? Где хотим, там и ходим.

Решила, что с такими связываться — себе дороже, поехала дальше. Эти дамы что-то бурчали мне вслед, но из-за шума фонтана разобрать было невозможно. Через минут пять оказалось, что встреча с ними — не самая мерзкая этим вечером. На горизонте показался он, детский паровозик.

Подошла к владельцу аттракциона, который появляется тут по вечерам в хорошую погоду и исчезает в ночи. Вежливо поздоровалась и попросила отодвинуть паровозик на полметра левее, чтобы по велодорожке можно было проехать. Он молча кивнул.

Смотрим внимательно. Велодорожку перегородил паровозик, аппарат для изготовления сладкой ваты и, частично, — киоск с кофе

Смотрим внимательно. Велодорожку перегородил паровозик, аппарат для изготовления сладкой ваты и, частично, — киоск с кофе

Мужчина был невозмутим. Разговаривал со мной сквозь зубы, повернувшись спиной

Мужчина был невозмутим. Разговаривал со мной сквозь зубы, повернувшись спиной

Тут подбежала его товарка, которая по соседству торгует сахарной ватой.

— Это что за девка? Какие-то проблемы? — спросила она у мужчины с паровозиком.

— Нет, всё нормально, иди, — вполголоса ответил он ей, опустив голову, и продолжил чинить аттракцион для малышей.

Ладно, думаю, нормально, так нормально. Идём на второй круг. Для этого пришлось пробраться сквозь толпу детей, которые столпились на велодорожке на взятых в аренду мини-машинках, и мам с детьми. В отличие от тех, встреченных в начале, эти на меня хотя бы не орали.

Сделав круг, снова оказалась у этого злополучного паровозика. Мужчина все также перебирал детали, протирал дверцы белой тряпочкой.

— Уберете с велодорожки? — спрашиваю.

— Это принципиально? — в ответ задает вопрос бизнесмен.

— Да. Эта дорожка — для катания на роликах, велосипедах и самокатах. Не для ларьков и прочего, — спокойно отвечаю я и достаю смартфон — сфотографировать.

Белокурая продавец ваты, заметив меня, налетает как коршун. Приближается ко мне почти вплотную и, кажется, хочет ударить. Смотрит злобно. Стою с невозмутимым лицом.

— Слышь, ты чё фотографируешь? Камеру убери!

— Не уберу. Это общественное место, по закону имею право фотографировать тут, что хочу.

— Ты кто такая, вообще? Чего тебе тут надо?

— Я журналист. Сделаю пару кадров и уеду, не переживайте.

— Где твое удостоверение? Покажи мне немедленно!

Страна должна знать своих «героев». Продавец сладкой ваты, которая доказывала, что фотографировать в общественных местах запрещено. Ещё чуть-чуть, и вполне могла бы меня ударить

Страна должна знать своих «героев». Продавец сладкой ваты, которая доказывала, что фотографировать в общественных местах запрещено. Ещё чуть-чуть, и вполне могла бы меня ударить

К этому моменту дама была почти пунцовой от ярости. К разговору подключился мужчина с паровозиком. Старательно отворачивался, чтобы его лицо не попало в кадр.

— Извините, но разговаривать с вами не хочу. До свиданья! — говорю им с улыбкой и жму на педали. В ответ слышу порцию отборного мата. Пересказала бы вам дословно, но Роскомнадзор не разрешает.

— Уматывай отсюда! Маме привет! — крикнул мужчина с ухмылкой. Остальные его фразы заглушил гогот детей и разговоры прохожих. Спасибо им за это.

Ещё одно препятствие — арендные машинки для детей. Общаться с их владельцами уже не было ни желания, ни сил

Ещё одно препятствие — арендные машинки для детей. Общаться с их владельцами уже не было ни желания, ни сил

К ночи паровозик разобрали на вагончики, закинули в грузовую «Газель» и увезли. Где лошади? Лошади успели погулять по центру города и добраться домой.

Обновленная площадь у драмтеатра — для отдыха горожан, твердят чиновники. Как тут отдыхать, если территорию захватили продавцы-хамы, качающие свои права? Кстати, о правах: на законных ли основаниях они тут торгуют? Горадминистрация, помогите разобраться этим беспределом. На вас одна надежда. Поможете?

P. S. Аналогичная ситуация, кстати, наблюдается и на Цветном бульваре. О том, почему Роспотребнадзор не следит за тем, что там происходит, — читайте в этом материале. После его выхода мы получили огромное количество комментариев, самые интересные из которых объединили в этой публикации.

Вам комфортно отдыхать на площади 400-летия Тюмени?

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    оцените материал

    • ЛАЙК 0
    • СМЕХ 0
    • УДИВЛЕНИЕ 0
    • ГНЕВ 0
    • ПЕЧАЛЬ 0

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    23 июл 2019 в 08:11

    Автор абсолютно права! На цветном ситуация ещё ужасней. Куда смотрит городская администрация, или губернатор, ведь это - лицо и центр города. Наведите там порядок!

    Аля
    23 июл 2019 в 08:18

    Все вопросы к Кухарук! У нас мэр города не может навести порядок??? Ходили с ребенком на Цветной бульвар - там от этих лошадок запах убойный. Сейчас и на площади будет такая же вонь! Точно надо убрать паровозики, машинки для катания! А всех этих торгашей убрать в самый дальний угол. Хочется , чтобы мэр города озаботился эстетической стороной и культурной , например, такой площади, как площадь 400-летия. А если всех этих торгашей и паровозики с машинками не убирают, значит......их кто-то "крышует" из власть имущих- единственный вывод

    неунывающая пенсионерка
    23 июл 2019 в 08:23

    Поддерживаю автора на все 200%. Ну невозможно негде нормально погулять, кругом торговля.Напитки, конечно, нужны, но как то это должно быть цивилизованно, а не так , как сейчас. Администрация города наведите, пожалуйста. порядок . А ЖИВОТНЫЕ - ЭТО ВООБЩЕ КАКОЙ ТО УЖАС.