Все новости
Все новости

Аскольд Запашный, дрессировщик: «Если у вас нет страха, вы сумасшедший или мертвец»

Известная династия цирковых артистов Запашных прочно закрепила за собой статус самых популярных и профессиональных дрессировщиков, которые работают с хищниками – африканскими львами и бенгальскими тиграми. Помимо цирковой деятельности братья Запашные успешно выступают на телевидении, становятся приглашенными артистами в сериалах и крупных проектах.

Самые медийные из братьев – Аскольд и Эдгард. Для них каждое выступление на арене цирка – это не только работа, но и настоящий праздник: свет софитов, благодарные зрительские аплодисменты и радостный детский смех. О том, что такое дрессура, как побороть свой страх и почему с ними путешествует Жанна Фриске? с пользователями 72.ru поделился народный артист России, рекордсмен Книги рекордов Гиннесса, победитель международных цирковых фестивалей Аскольд Запашный.

– Аскольд, вы уже много лет работаете с хищниками, скажите, у вас до сих пор есть перед ними страх?

– Вообще я с детства среди тигров и львов, ведь наш отец Вальтер Запашный был знаменитым в России дрессировщиком хищников. Когда мы были еще совсем детьми, наш отец знал, что мы будем цирковыми артистами. Кстати, именно поэтому у нас с братьями столь интересные имена. Если говорить о страхе, то было бы странно, если бы его у меня не было. (Смеется.) Когда хищник, который от природы должен убивать, наступает на тебя и может забрать твою жизнь, как тут будет не страшно?

Я часто вспоминаю одну фразу: «Смелость – это хорошо натренированная трусость». В этом есть философский подход. Никто не избавлен от страха, и если вы нормальный человек, вы должны понимать, что страх – это сигнализационная система, которая предупреждает вас о ситуациях, в которые лучше не попадать, где нужно быть осторожнее и аккуратнее. Эта система должна всегда работать, если она у вас не работает, то вы – сумасшедший или мертвец. При этом, главное, чтобы страх не перерастал в панику.

– А как почувствовать грань между страхом и паникой?

– Необходимо всегда контролировать свой страх. Невозможно заставить себя не бояться, но можно заставить себя по-другому мыслить. Что такое паника? Это ступор, когда вы не знаете, как себя вести: вы или впадаете в ступор, или бежите в надежде на чудо. При контроле страха, ваша психика подготавливается к опасным для жизни случаям, и она не позволит вам остановиться или просто бездумно сбежать. Чувство страха можно и нужно тренировать.

Все опасные ситуации надо проигрывать, разбирать по деталям, представлять, что вы будете делать, если ситуация повернется тем или иным образом. Если ты попадешь в неподготовленную ситуацию, ты в ней проиграешь. На тренировках я даже иногда провоцирую животных на рисковые поступки, чтобы отработать опасный момент.

– Существует такое мнение, что «подавить» характер животного, показать, что вы сильнее, можно через взгляд. Это правда?

– Любое стереотипное мышление – это плохо. Если вы где-то вычитываете о том, что с животным надо общаться через глаза – это блеф. Контакт через взгляд – это лишь составляющая в общении, дрессуре, работы с любым животным. Их глаза говорят о многом и являются важным инструментом, который использует дрессировщик, чтобы понимать, что сейчас творится в голове у зверя. Но это не является основополагающим в дрессуре.

– Цирковые навыки помогают вам в общении с людьми?

– Больше всего в общении мне помогает дрессура, а не другие цирковые жанры. Дрессура – это психология, изучение языка тела. Если не понимать язык тела животного, то его вообще не понять, а значит и не найти контакта. Животные руководствуются в основном инстинктами, человек – не исключение. Дрессируя животных, я наблюдаю за людьми и понимаю: в мире людей все то же самое, что и среди моих подопечных. В общении между собой люди тоже используют язык тела. Намерения человека можно прочитать в мимике, жестах, зачастую слова – это лишь прикрытие.

– Почему вы называете своих подопечных именами музыкантов?

– Мы называем их именами известных певцов и певиц. Сейчас с нами путешествует много российских звезд (Смеется.) – Жанна Фриске, Анита Цой, Стинг и другие.

– Друзья среди российских артистов не против того, чтобы их именами называли львов или тигров?

– С отечественными певцами мы всегда договариваемся. Чаще всего это наши друзья. Они дают свое согласие. У нас есть молодой львенок Филипп, тигрица Жанна, львица Анита. Среди зарубежных артистов мы отметили творчество Рикки Мартина, Стинга, Тома Андерса и других известных певцов. Их имена тоже носят наши подопечные.

– У вас есть любимчики среди хищников?

– Я всегда включаю рациональность и думаю о том, что все-таки наши животные – это хищники. А значит, я не могу вести себя с ними настолько расслабленно, как с домашней собакой или кошкой. Конечно, у меня есть симпатия ко всем мои подопечным, но больше всего ее проявляешь к тому животному, которое редко включает свой природный характер, а идет на контакт и чувствует тебя.

Таких животных очень мало, например, тигр Мартин – любимец кино и телевизионных проектов. В силу своей особенности он позволяет надеть на себя ошейник, прогуляться в нем и так далее. Он, конечно, является любимчиком, потому что с ним можно поиграть, погладить, пофыркать, чувствуется, что он любит тебя. В основном я испытываю к своим животным уважение: они позволяют профессионалу держаться к себе настолько близко, насколько они этого хотят.

– Вы сами режиссируете свои шоу-программы, расскажите, насколько сложно номер для цирка?

– Пять лет я учился на режиссуре в ГИТИСе, поэтому кроме практики у меня есть и теория. Никогда не путайте номер и трюк. Номер – это полноценное действо, в котором много трюков, есть либо театральная постановка, либо схематическое построение номера. Главное – это идея. Если есть идея, то номер соберется в пазл. Но во всем существует основа, которая рождается опытом, практикой.

Основы любого трюка и номера – многолетний опыт. Затем начинается творчество, отталкиваемое от задачи. Ради чего создается номер? Для того, чтобы удивлять. А как можно удивить, если каждый акробат делает одни и те же трюки. В этом случае нужно или оформить номер оригинально, или придумать подход. Отталкиваясь от этого, работает фантазия. Опытный режиссер всегда отслеживает тенденции, которые сейчас модны в цирковом мире, узнает, что интересует зрителя. Он находит необходимые спецэффекты, ранее не опробованные и не придуманные никем.

Крупные продукты рождаются в сравнении с тем, что ты сделал ранее. Я всегда уверен, что каждый мой спектакль должен быть лучше и оригинальнее предыдущего. Ни один режиссер никогда не скажет, что какой-то конкретный номер станет хитом, особенно если мы говорим о юморе. Можно очень много репетировать комедийный номер, вместе с друзьями смеяться, обсуждать, и будет казаться, что весело и интересно. А целевая аудитория не оценит этот юмор, не отреагирует. Надо помнить, что твои друзья – это твои единомышленники, то есть среди вас приемлема конкретная форма юмора, которая может оказаться абсолютно непонятно для публики.

– Как изменяется программа выступлений во время гастролей?

– Каждый город специфичен. В той программе, которую мы возим по городам России мало что подлежит изменениям. При этом, вся программа постоянно шлифуется. Мы всегда стремимся к идеалу.

– Каждый год вы выпускаете по новому крупному проекту, которые мало похожи на цирковое шоу, почему вы не гастролируете с ними?

– Я заметил, что на проектные выступления к нам приезжает очень много зрителей из регионов. Мы всегда извинялись перед публикой, что не имеем возможности возить подобные шоу на гастроли по городам России. Каждый из наших продуктов мы делаем очень качественно. Мы вкладываем в него огромные деньги. Например, последнее шоу нам обошлось в 10 миллионов евро. И для того, чтобы не работать себе в ущерб, гастролируя по стране, билеты на наши проекты пришлось бы делать очень дорогими. А во многих регионах у людей низкие зарплаты.

– Ваш последний проект называется «К.У.К.Л.А», расскажите немного о нем.

– Это высокобюджетный проект, который не имеет определенной характеристики, нельзя сказать, что это цирковое шоу, театральный спектакль – там есть все: цирк, мюзикл, эстрада, огромное количество спецэффектов. Проект имеет свою специфику. Это легкая психоделика с элементами эксцентрики, навеянная мне творчеством Тима Бертона и желанием показать что-то новое. Глубоко философский проект, при том, что внешне может выглядеть просто как любопытная сказка в стиле «Алисы в стране чудес».

Шоу-спектакль идет на малой спортивной арене в Лужниках и в спортивном комплексе «Юбилейный» в Санкт-Петербурге. Мы стараемся удивлять масштабами, интересными подходами и авторским сюжетом. Сейчас я делаю упор на акробатику, ролики, вело-триал, номера с вело-фигуристами, оригинальный номер «Жонглеры на сегвеях». Также привлекаю профессиональных каскадеров и для озвучивания – актеров. Но, к сожалению, увидеть этот проект можно только в Москве или Санкт-Петербурге.

– Не секрет, что вы поклонник здорового образа жизни. Аскольд, как вы относитесь к вредным привычкам?

– Вредные привычки мне не интересны. Никогда в жизни я не был пьяным. Алкоголь в принципе не употребляю. И простите за тавтологию: в принципе и принципиально. Я стараюсь сам себе доказать, что отдыхать и развлекаться можно и без допинга. Когда говорят, что алкоголь необходим для релаксации, полезен в определенных дозировках, – это отмазка. Чаще всего ее используют люди, которые хотят абстрагироваться от реальности и не желают предпринимать каких-то самостоятельных действий для улучшения своей жизни.

Я не навязываю своего мнения, не бегаю по улицам с криками: «Делайте как я!». Но если меня приглашают к участию в какой-либо антиалкогольной акции, я с удовольствием соглашаюсь, так как честен перед собой и перед людьми, с которыми я говорю об этом.

Фото: Фото с сайта Zapashny-bro.livejournal.com, видео Юрия БЫБИНА, Марата НИГМАТУЛИНА, монтаж Натальи ФЕДОРИНОЙ

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter