14 августа пятница
СЕЙЧАС +13°С

Как полицейские «крышевали» проституток, а адвокаты продавали квартиры умерших. Интервью со следователем

Евгений Хатенов рассказал про самые громкие расследования за последние годы в Тюмени

Поделиться

39-летний Евгений Николаевич работает в правоохранительных органах почти 18 лет. До этого он трудился следователем в полиции, а с 2007-го — в Следственном комитете

39-летний Евгений Николаевич работает в правоохранительных органах почти 18 лет. До этого он трудился следователем в полиции, а с 2007-го — в Следственном комитете

В этот понедельник, 9 декабря, отмечается Международный день борьбы с коррупцией. В преддверии этого события мы встретились с Евгением Хатеновым, замруководителя второго отдела по расследованию особо важных дел. Почему легче расследовать дела, связанные со смертью, чем с мошенническими аферами? Какие громкие дела были в следствии за последние годы и какой он — среднестатистический тюменский взяточник? Ответы на эти вопросы — в нашем интервью.

— Евгений Николаевич, расскажите про свою карьеру.

— В Следственном комитете я тружусь с момента его создания — с 2007 года. А вообще мой путь следователя начался еще в милиции в 2002 году. Позже я был начальником следствия в ГОМе № 7. Теперь дослужился до заместителя руководителя.

В самом начале работы, когда только приходишь расследовать какое-либо дело, тебе всё кажется сложным. Когда я пришел в прокуратуру (тогда был Следственный комитет при прокуратуре), расследование убийства или изнасилования казалось очень интересным. Потом понял, что это не особо сложные дела. Потому что в ходе работы уже осознаешь всю тактику и методику расследования таких дел. Следующая ступень для следователя — это дела на более сложные темы: экономика и коррупция.

Евгений Николаевич — первый в своей семье, кто выбрал работу в правоохранительных органах

Евгений Николаевич — первый в своей семье, кто выбрал работу в правоохранительных органах

— Почему расследования дел об экономике и коррупции считаются сложнее жестоких убийств?

— Что касается общеуголовных дел, то их расследовать проще. Почему? Вот, скажем, есть труп — следователю нужно установить, почему он труп и благодаря кому стал трупом. А вот в деле о коррупции зачастую сам факт наличия преступления нужно еще доказать. Помимо этого, следствию нужно установить виновника или виновников. В деле убийства налицо последствия — это и есть тот самый труп. А на момент проверки или возбуждения дела о коррупции или об экономических преступлениях бывает, что с самого начала вообще нет ничего очевидного. Потому что преступная цепочка может быть очень завуалирована. Следователю нужно смотреть гораздо шире. Ведь каждое звено в преступной цепочке может быть абсолютно законным действием или фактом, не влекущим за собой последствия. В этом плане экономика и коррупция — такие дела, которые нужно тщательно и последовательно расследовать, собирая информацию буквально по крупицам. На это уходит очень много времени, и такие дела могут расследоваться годами. 

— Сколько дел сейчас находится во втором отделе по расследованию особо важных дел?

— В нашем отделе работают 13 следователей, в работе находится около 30 уголовных дел. Это цифра средняя, потому что сегодня мы можем одно дело приостановить, два возбудить и так далее. Мы расследуем непростые дела: и коррупцию, и экономику, уклонение от налогов в особо крупных размерах. Сюда же входят должностные преступления правоохраны, факты применения насилия и физической силы сотрудниками полиции в Тюмени и Тюменском районе. Пласт работы у нас серьезный: у следователей, у руководства график ненормированный.

— Как выглядит портрет среднестатистического коррупционера из Тюмени?

— Исходя из находящихся в производстве уголовных дел, чаще всего коррупционеры — это мужчины. В работе сейчас есть только одно уголовное дело, по которому проходит взяткодатель-женщина. Если проводить мини-криминологическое исследование, то коррупционеры по большей части — это работники правоохранительных органов, занимающие должности в среднем руководящем звене (это судебные приставы, УФСИН, полиция). Средний возраст — от 30 до 40 лет. Коррупционер, как правило, образован, не глуп и осторожен. Средний размер взятки — 200 тысяч или немного меньше. 

— Какое последнее дело, в котором вы принимали участие, расследовал ваш отдел?

— Это было дело в отношении начальника уголовного розыска города Тобольска и его заместителя. Их задержали и привлекли к ответственности за получение взяток. За деньги они гарантировали общее покровительство представительнице салона, оказывающего массажные услуги (в котором на самом деле занимались проституцией). Также они брали деньги с коммерсанта за благоприятное осуществление деятельности и отсутствие проверок или предупреждение об этих проверках. Дело было интересное, сами понимаете, это же сотрудники полиции. Они прекрасно знают тактику и то, как проводятся следственные и оперативно-разыскные мероприятия. Они как опытные сотрудники полиции использовали интересные меры конспирации. Деньги передавались через посредника, который к правоохране никакого отношения не имел. Встречи с представителем взяткодателя тоже тщательно маскировались. Во время встречи они проводили обыски человека на предмет наличия у него записывающих устройств. Для общения, как в фильмах про шпионов, использовали телефоны, которые были предназначены только для одного человека и общения с ним. Телефоны и симки были оформлены на других лиц, а не на получателей взяток. Размер всех взяток составил 200 тысяч рублей. Деньги передавались полицейским, пока они не попали в поле зрения сотрудников собственной безопасности.

По нашим данным, речь идет о полицейских Игоре Белозерцеве и Денисе Ефремове. В прошлом году, 6 февраля, Тобольский суд вынес приговор в отношении бывшего начальника и заместителя начальника уголовного розыска отдела полиции. Бывших силовиков признали виновными в получении взятки. Мужчин взяли под стражу в зале суда. До этого бывшие сотрудники УМВД находились под домашним арестом. Известно, что женщина сначала согласилась на «крышевание» и в два приема передала полицейским в общей сложности 50 тысяч рублей. Но затем обратилась к сотрудникам службы собственной безопасности областного УМВД, не желая больше платить полицейским. Затем уже под контролем областной полиции управляющая заведением перечислила на банковскую карту одного из взяточников еще 100 тысяч. Суд назначил каждому из взяточников 3,5 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. 

— Как на них вышли, ведь они использовали конспирацию?

— Схема стандартная — мы работали по оперативной базе наших коллег УМВД и ФСБ. На самом деле, по-другому очень тяжело уличить взяточника в коррупции. Во многих случаях дают свои плоды негласные оперативные мероприятия. Мы как следственный орган по факту работаем уже с готовой фактурой. Коррупция — это оперативные материалы наших коллег: именно они проверяют, кто склонен к коррупционным преступлениям, у кого есть определенные интересы, какие должности и какие люди могут пойти из корысти на подобные преступления. Кроме этого, помимо оперативных подразделений, к нам попадают материалы надзорных и контрольных ведомств, например, прокуратуры. Также исследуются и проверяются обращения граждан.

При добровольном сообщении от взяткодателя и посредника о каком-либо экономическом преступлении их могут освободить от ответственности. Это рабочий инструментарий, предусматриваемый законом

При добровольном сообщении от взяткодателя и посредника о каком-либо экономическом преступлении их могут освободить от ответственности. Это рабочий инструментарий, предусматриваемый законом

— Сколько коррупционеров в Тюмени? Увеличилось ли их количество за последние годы?

— Определенной цифры нет, есть статистика — но это условная вещь, к которой нужно относиться очень взвешенно. Нужно понимать, что количество возбужденных дел не будет свидетельствовать о количестве коррупции в регионе. Количество дел говорит лишь о фактах выявленной коррупции. Мне кажется, что оценивать уровень коррупции должны в первую очередь граждане — видеть и, возможно, с этим сталкиваться в обычной жизни и быту. По моему мнению, в сравнении с прошлыми годами, медленно, верно и поступательно в нашем регионе ситуация с коррупцией улучшается, борьба с ней ведется всей правоохраной. Проблемы, конечно, есть.

Но объективный критерий, есть ли коррупция и каков ее уровень, — это как раз уровень жизни в регионе. Например, если у нас строятся дороги, детские сады, школы и вообще развивается инфраструктура, это значит, что контрольные и правоохранительные органы хорошо выполняют свои обязанности. А если инфраструктура приходит в упадок, ничего не строится, больницы и школы разрушаются, а в это время растут и множатся дома должностных лиц, которые отвечают за медицину, образование и дороги, то, видимо, в борьбе с коррупцией в регионе не всё так хорошо.

Я полагаю, в нашем регионе всё благополучно в этом плане, но это не повод успокаиваться. Пока есть люди, заинтересованные в незаконно полученных деньгах, есть их корысть, есть возможность использовать должностные полномочия не во благо всех, такие преступления, увы, не закончатся. Их нужно выявлять и обоснованными приговорами в таких делах ставить точку.

Евгений говорит, что у него ненормированный рабочий день и ему часто приходится трудиться допоздна

Евгений говорит, что у него ненормированный рабочий день и ему часто приходится трудиться допоздна

— На вас пытались воздействовать или предлагали взятки? 

— К угрозам или информации, всплывающей в СМИ, что где-то убили следователя, знаете, как я отношусь? Я думаю, это какой-то приступ отчаяния уже у человека. Нужно понимать, что если следователь надлежащим образом расследует, то факт его физического устранения на деле никак не скажется. Наоборот — к этому делу будет привлечено повышенное внимание. Понимаете, что нет человека — как бы это грубо и грустно не звучало, — но то, что он сделал, в деле всё останется. Другой следователь, который возьмет это дело, затем с высоко поднятым флагом понесет его дальше. Мне кажется, что намного проще насолить следователю или победить его с помощью компромата. Поэтому профессия следователя несет за собой понятие честности и добропорядочности.

Подозреваемые, в отношении которых мы расследуем дела, — это «белорубашечники». То есть это образованные, осторожные, неглупые люди, которые когда-либо достигли успехов в своей сфере. Поэтому ждать, что они будут кричать на каждом углу «Я тебя завалю», странно и глупо. Мы с типичными бандитами не работаем. Взяток мне не предлагали.

Громкие дела особо важного отдела следствия Тюмени

Чиновница из Заводоуковска, помогающая бизнесменам за деньги

— Интересное дело было закончено в отношении заместителя главы администрации Заводоуковска. Сейчас оно находится на рассмотрении в суде. В ходе расследования было доказано 40 эпизодов получения ею взяток. Размер одной взятки достигал от 50 до 200 тысяч рублей. За эти деньги она оказывала содействие руководителям разных фирм в вопросах заключения государственных контрактов.

Замглавы Заводоуковска Римма Назарова за четыре года обогатилась на 2,5 миллиона, получив от бизнесменов 40 взяток за «содействие»

Замглавы Заводоуковска Римма Назарова за четыре года обогатилась на 2,5 миллиона, получив от бизнесменов 40 взяток за «содействие»

В силу занимаемой должности чиновник курировала сферы культуры, образования, а также досуговые организации и мероприятия. Деньги брала через посредников, которые ей передавали взятки от руководителей коммерческих организаций. Свою вину в ходе следствия она не признала. И это ее законное право и позиция.

Начальник отдела приставов подделывал статистику, чтобы выглядеть хорошим руководителем

— Также мы закончили расследовать дело в отношении руководителя судебных приставов Заводоуковска. Его привлекли к ответственности за подлог. В целях повышения статистики и эффективности работы подразделения он вносил ложные сведения об окончаниях судебных производств. Этим он показывал, какой он успешный руководитель. Дело находится в суде.

Ранее мы писали про еще одного пристава, преступившего закон, — Александра Чиркова из Тюмени, который отбирал у подчиненных часть премии. За два года мужчине удалось получить от своих коллег 2 миллиона рублей.

Любое коррупционное преступление, говорит Евгений Хатенов, изначально латентное

Любое коррупционное преступление, говорит Евгений Хатенов, изначально латентное

Группа адвокатов, которые забирали квартиры у умерших и продавали их

— Это не коррупционное, но очень интересное дело. Группа адвокатов из Тюмени занималась хищением квартир граждан. Они присваивали себе или приближенным людям жилплощади умерших. Им это удавалось благодаря привлечению сотрудников реестра, которые в свою очередь осуществляли регистрационные действия на эти квартиры. Порядка десяти квартир проходило по делу.

Члены группировки искали в Тюмени собственников квартир, которые умерли. Эту информацию они получали через доверенных лиц в правоохранительных органах. Затем оформляли фиктивные документы и договоры «купли-продажи» с умершими лицами. После этого перерегистрировались в таких квартирах уже подставные лица. Последующая реализация квартир, с юридической точки зрения, практически была чистая. Потому что фактически правообладателями квартир были совершенно неосведомленные лица. Такая преступная цепочка существовала три года, но затем всё раскрыли. К нам это уголовное дело поступило из полиции, и уже в ходе расследования мы дособирали весь материал. С одним из участников группировки было заключено досудебное соглашение. В состав группировки входили восемь человек. Все они привлечены или на данный момент привлекаются к ответственности. Одна из участниц (адвокат Дубасова) находится сейчас в розыске.

Сейчас век информационных технологий. Все действия переводов или передачи денег так или иначе оставляют следы

Евгений Хатенов

Про адвоката, которая взяла более 23 миллионов рублей 

— В настоящее время наш отдел расследует дело в отношении адвоката, который обещал решить серьезный вопрос за большие деньги. Этот адвокат находится под стражей. Она взяла более 23 миллионов у человека, чтобы решить вопрос об избежании уголовного преследования его родственника. Цепочка на этом оборвалась, то есть адвокат никуда не обращалась, хотя обещала. Деньги забрала себе.

Дела в отношении полицейских из Тюмени 

— По еще одному уголовному делу сейчас проходит и привлекается к ответственности ряд сотрудников УМВД по Тюменской области по борьбе с экономическими преступлениями. Они, по нашим данным, осуществляли изъятие алкогольной продукции у различных предпринимателей под видом оперативно-профилактических мероприятий. Изъятый алкоголь в последующем обращали в личное пользование. Что-то выпивали, а что-то продавали. Там были огромные объемы алкогольной продукции — настолько, что всё это выпить было просто нереально.

Кстати, в отношении руководителя одного из отделов полиции также ведется дело. Он подозревается в том, что требовал у предпринимателя бесплатно оказывать ему услуги в сфере строительства. Просил подключить и сделать инженерные работы. Получив законный отказ, полицейский, используя свои полномочия, начал осуществлять действия по воспрепятствованию работе бригады строителей этого предпринимателя. Таким образом он блокировал всю работу этих строителей, где были и нелегалы, которых он доставлял в отдел.

Что ещё мы писали про коррупцию

В прошлом материале мы рассказывали, какие подобные преступления совершаются в регионе чаще всего, много ли взяточников вообще и кто идет под суд за хитрые аферы с деньгами или недвижимостью.

Одно из самых громких дел, о которых мы писали ранее, — это покупка здания с откатом в 4 миллиона рублей. За эту аферу для нужд поликлиники Нигинского под следствием оказались сразу три человека. Замглавврача Артем Зон, получивший откат в 4 миллиона рублей, тот, кто давал деньги, и тот, кто передавал. Поликлиника заключила договор купли-продажи нежилого помещения с земельным участком. Стоимость объекта была завышена. «В знак благодарности», рассказали нам представители следствия, представитель коммерческой компании дала взятку должностным лицам поликлиники через посредника. 

Дело бывшего генерала Алтынова

После выхода на пенсию бывший руководитель УМВД по Тюменской области Юрий Алтынов сам попал в поле зрения полицейских. В конце осени, 21 ноября, в УМВД России по Тюменской области сотрудники регионального управления ФСБ провели обыски и изъяли технику. Самого же Юрия Алтынова увезли на допрос, после которого силовики приняли решение его арестовать. Затем бывшего главу полиции оставили по решению суда под домашним арестом.

Юрий Алтынов будет находиться под домашним арестом до конца декабря 

Юрий Алтынов будет находиться под домашним арестом до конца декабря 

Вообще место руководителя областной полиции официально освободилось больше месяца назад, 4 ноября. В этот день, кстати, президент подписал официальный приказ об освобождении от должности Юрия Алтынова. Генерала подозревают в получении взяток. Якобы он принимал ценные «подарки» в виде айфона, дорогих часов и сумки. Делом Алтынова сейчас занимаются следователи в Екатеринбурге.

оцените материал

  • ЛАЙК12
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!