30 сентября среда
СЕЙЧАС +17°С

Наивные вопросы о том, почему в Тюмени каждое лето отключают горячую воду (и можно ли этого избежать)

Интервью с заммэра Павлом Переваловым

Поделиться

Павел Перевалов в тюменской администрации отвечает за вопросы ЖКХ

Павел Перевалов в тюменской администрации отвечает за вопросы ЖКХ

Лето — прекрасное время года! Только одно расстраивает жителей большого города — отключение горячей воды. В советские времена тюменцам приходилось сидеть без нее целый месяц, но в последние годы сроки заметно уменьшились. Можно ли сократить их до нескольких дней? Как проходят опрессовки? Что выгоднее — собственная котельная или труба от ТЭЦ? Есть ли в Тюмени дома с воздушной системой отопления и имеет ли смысл греть город с помощью горячих источников, которыми богата наша область? Об этом и не только поговорили с заместителем главы Тюмени Павлом Переваловым.

— Давайте с самого начала. Все тюменцы знают слово «опрессовки», летом мы о них регулярно вспоминаем. Расскажите, как они происходят.

— Есть несколько видов испытаний тепловых сетей. Например, температурные, когда сети проверяют теплоносителем (это специально подготовленная вода, заполняющая систему отопления. — Прим. ред.) повышенной температуры. Сети практически на 100% выполнены из металла. При нагревании он расширяется, происходит «проектная», то есть предусмотренная деформация. Она закладывается изначально. Но трубопроводы уже с момента прокладки начинают стареть и потихоньку теряют свои изначальные параметры. Чтобы понять, как тепловая сеть, будучи не новой, поведет себя при расширении, раз в пять лет и проводятся температурные испытания — это происходит в конце отопительного сезона. Как правило, потребители их не замечают. В тепловую сеть подается теплоноситель с температурой 135 градусов, при том что обычно он не превышает 125 градусов (температура кипения воды при давлении выше атмосферного тоже повышается. — Прим. ред.). Повышенная температура оказывает более жесткое воздействие на сеть.

— То есть если где-то прорвет, грубо говоря, то там начинается ремонт?

— Да. В результате таких испытаний вылезает проблема, и мы ее устраняем — в безаварийном прогнозируемом ключе. То есть зимой, в отопительный период, она нас уже не постигнет. Температурные испытания — это не опрессовки, потому что проводятся при обычном рабочем давлении, но с повышенной температурой (в последний раз такие испытания проводились в Тюмени три года назад). А вот испытания на прочность и плотность — это уже опрессовки.

— Они касаются горячей воды?

— Нет! Это всё про отопление. Говоря о температурных испытаниях и опрессовках, мы имеем в виду подводящую внешнюю тепловую сеть, которая поставляет в здание теплоноситель — как для нужд отопления, так и приготовления горячей воды. Горячая вода приготавливается в самом здании, если там стоит индивидуальный обогреватель — бойлер. Или в центральном тепловом пункте, рассчитанном на несколько домов. Подается холодная вода из водопровода и теплоноситель из тепловой сети. Теплоноситель нагревает холодную воду, и она становится горячей.

— Но она же не смешивается с теплоносителем?

— Боже упаси! Она не смешивается. Теплоноситель просто нагревает в специальном теплообменнике, в бойлере. Они бывают разные, например, кожухотрубный, когда есть большая труба, а внутри много маленьких латунных трубок. В маленьких трубках течет холодная вода, а теплоноситель из тепловой сети омывает снаружи эти трубки и нагревает холодную воду. Из тепловой сети воду пить нельзя, она с химическими реагентами, которые делают ее менее коррозионно-активной.

— Понятно! Давайте возвращаться к самому главному — тому, что у нас происходит каждый год.

— Да, возвращаемся к опрессовкам, то есть испытаниям на плотность и прочность трубопровода. Они проводятся холодным теплоносителем. Это важное отличие от температурных испытаний. Проверяется влияние более высокого давления на тепловой сети. Относительно рабочего оно повышается на 25% минимум, за счет этого проявляются другие повреждения. Такие испытания должны проводиться ежегодно.

— Объясните связь с отключением горячей воды.

— Связь очень простая: по тепловым сетям больше не идет горячий теплоноситель и не нагревает холодную воду в теплообменниках в домах или в теплопунктах.

То есть отопительная система в Тюмени работает круглогодично, просто летом она не греет батареи, а используется для приготовления горячей воды?

— Совершенно верно! Чтобы испытать повышенным давлением тепловую сеть, по которой в дом заходит теплоноситель и нагревает воду, ее нужно отключить. Теплоноситель в отключенной сети остывает, и начинаются опрессовки. Входные задвижки на домах закрывают, чтобы повышенное давление не прошло в дом. Это делают управляющие компании. Сейчас у нас отключена сеть на шестом опрессовочном участке, вообще в городе их семь. Седьмой закончим 21 августа.

«По нормативам опрессовки не должны длиться дольше 14 дней. Мы всегда в поиске возможностей сократить их»

Например, в этом сезоне на первом опрессовочном участке работы продлились не 14 дней, а 13. Второй участок — наиболее сложен по конфигурации тепловой сети, там мы работали 14 дней. На третьем и четвертом — 12 дней. На пятом планировалось — 12, но по факту даже за 11 справились. На шестом и седьмом по плану — 12 дней. Мы смогли значительно сократить сроки опрессовок, если взять все участки вместе, и это произошло впервые! Конечно, нельзя сказать, что это выдающийся результат, но это начало. Будем работать дальше, что удастся сделать, то сделаем. Будем пытаться каждый день где-то выискать. Пока загадывать сложно, потому что это достаточно сложная работа.

— Почему сложная?

— Потому что опрессовки — это масштабная работа, затрагивающая весь город. 700 километров тепловых сетей, задействовано большое количество людей и техники. Это не то, что на ТЭЦ одну задвижку покрутили, и всё. Идет заполнение систем холодным теплоносителем, установка измерительных приборов, постепенное нагнетание давления. Наблюдение ведется за всем этим. Если выявляются утечки, которые мы ищем, то тут же надо их устранять. Всё это должно уложиться в 14 дней.

— А если обратиться к опыту других городов? Я могу рассказать, как это происходит в Екатеринбурге (раз уж я оттуда «понаехала»).

Там опрессовки происходят поэтапно сразу во всем городе: три дня в июне, три дня в июле и три дня в августе, грубо говоря. На три дня в городе пропадает горячая вода, идут испытания, выявляют порывы, а спустя три дня горячая вода снова появляется — до следующих опрессовок. Причем на эти три дня горячую воду отключают, как правило, УК и ТСЖ на уровне дома — на всякий случай. Но некоторые УК этого не делают, так что по факту в таких домах горячей воды не бывает только ночами в эти три дня ежемесячных опрессовок, потому что энергетики проводят испытания по ночам — примерно с 10 вечера и до 6 утра. В этот период они и отключают централизованно горячую воду, и из горячего крана просто ничего не течет. Почему у нас по-другому?

— В Екатеринбурге совершенно другая система теплоснабжения — открытая. Знаете, почему у них по ночам из горячего крана во время опрессовок вообще никакая вода не течет? Там горячая вода приготавливается не внутри дома, а на тепловой станции, откуда сразу горячей идет в дом. Поэтому когда ту сеть отключают на опрессовку, то у потребителей никакая вода не идет из горячего крана.

А в Тюмени во время опрессовок из горячего крана течет холодная вода. Разница в системе подачи горячей воды. У нас бойлер стоит в подвале или в теплопункте у дома, и, как мы уже говорили, теплоноситель в нем греет холодную воду. А когда горячий теплоноситель не подается в бойлер, то холодная вода из водопровода также через него проходит и течет из горячего крана не нагретой.

На мой взгляд, в Екатеринбурге — не самая лучшая система с инженерной точки зрения.

— Она более старая?

— Да, более устаревшая конфигурация, сейчас такие системы не применяются. При новом строительстве применяют закрытые, как в Тюмени. За исключением каких-то объектов, конечно. Закрытая система в разы энергоэффективнее, чем открытая.

— Но получается, что для людей она удобнее. Гораздо удобнее, когда горячей воды нет три дня в месяц и по ночам, чем подряд две недели.

— А с точки зрения оплаты? Надо разбираться, я не могу сейчас рассуждать об опрессовках в Екатеринбурге. У нас принципиально разные системы. Наша складывалась десятилетиями, она эффективна, позволяет экономить, потому что, когда горячая вода приготавливается внутри дома, это гораздо эффективнее. И опрессовка в нашей системе возможна в течение 14 дней, хотя мы работаем над сокращением сроков. Но пока можем сократить до 12 дней. Существует большое разнообразие систем теплоснабжения, и у каждой свои особенности. У нас в Тюмени такая, какая сложилась.

Она сложилась еще в советское время?

— Конечно, она складывалась десятилетиями. У нас ТЭЦ были построены в 60-х и 80-х годах. Когда они были построены, система и начала складываться.

В Тюмени построены две ТЭЦ. Одна расположена на Одесской, а вторая — в районе Войновки 

В Тюмени построены две ТЭЦ. Одна расположена на Одесской, а вторая — в районе Войновки 

— Справедливости ради надо сказать, что в Екатеринбурге качество горячей воды сильно хуже, чем в Тюмени. Хорошо, тогда вот такой вопрос. Почему в Тюмени на разных опрессовочных участках сроки работ разнятся? Вы говорили, что на пятом участке справились за 11 дней, а на втором — за 14. От чего это зависит?

— Город поделен на семь участков, исходя из конфигурации и состава сетей. Это как ветка, от общего толстого ствола идут веточки. Где-то веточек больше, а где-то меньше. Меньше работы с веткой, которая поменьше. Но, повторю, мы будем искать подходы, чтобы сократить количество дней. Можно, наверное, найти такие подходы, чтобы сократить до семи дней, но это будет очень дорого. Источник затрат — это платежи населения, так что нужен баланс. Всё, что можно сделать без дополнительных затрат, будет сделано. Мы уже работаем над этим очень серьезно. А дополнительные затраты нужно обсуждать со специалистами, регулирующими органами и общественностью.

— То есть пока 12 дней — это идеал, к которому мы пришли?

— Идеалов никаких нет. Мы будем трудиться над тем, чтобы сократить еще. Если получится, то получится. Если нет, то будет пока 12, но, надеюсь, я смог объяснить, из каких соображений мы действуем. Это не то, что мы хотим или не хотим, это про другое. Это про технику, про средства и про платежи граждан. Работа администрации в данном случае состоит в том, чтобы постоянно искать баланс и условия, которые были бы оптимальны здесь и сейчас.

— Теперь еще один «горячий» момент. Некоторые тюменцы кроме опрессовок этим летом еще полтора месяца сидят без воды из-за капитального ремонта сетей.

— Естественно, не только опрессовками ограничивается профилактическая и подготовительная работа. И не столько опрессовками, потому что это текущая работа. А есть работа капитального характера: есть процесс ветшания тепловых сетей, есть необходимость их заменять. И это надо делать. Последние три года у нас в городе очень активно ведутся масштабные работы по замене тепловых сетей. Это объективная необходимость.

— Это неизбежный процесс и просто надо потерпеть полтора месяца, правильно я понимаю?

— Это не неизбежный, а нормальный процесс. Вот автомобиль — мы же на нем ездим-ездим, да потом ремонтируем. Не бывает же, чтобы мы просто ездили-ездили, а он у нас рассыпается в прах, а мы думаем: «Как же так вышло-то?» Ладно автомобиль, пересел на общественный транспорт, и всё. А систему теплоснабжения мы же не можем позволить себе утерять в какой-то момент.

Кроме опрессовок в Тюмени этим летом проводятся масштабные капитальные ремонты сетей

Кроме опрессовок в Тюмени этим летом проводятся масштабные капитальные ремонты сетей

— А нельзя отремонтировать быстрее, чем за полтора месяца, или это оптимальный вариант?

— Оптимальных вариантов здесь нет. Срок выполнения работ по каждому участку сети определяется исключительно проектом. А проект определяется протяженностью сети, ее диаметром, то есть объемом работ, который нужно выполнить. Одно дело заменить сто метров трубы диаметром 108 миллиметров, а другое — два километра трубы диаметров 800 миллиметров! Это разные работы. Если в одном случае нужно две недели, то в другом — полтора месяца, а может, и два с половиной месяца. Это данность, по-другому и рассуждать сложно. Зачем всё это делается? Чтобы в условиях нашей суровой зимы не было никаких катаклизмов.

— Не такой уж и суровой в последнее время!

— Бывают исключения. Но, знаете, можно в ноль градусов на улицу выйти, постоять там пару часов. Вы замерзнете. Суровость определяется не тем, что минус 37, а тем, что просто холодно. Так что эти работы важные и масштабные, и слава богу, что они в нашем городе проводятся. У нас идет серьезное снижение количества зимних инцидентов на тепловых сетях, за прошедшие три года почти на 20%. Это все благодаря опрессовкам и работам по капитальному ремонту. В этом году мы заменим 21 километр тепловых сетей, в прошлом — 16 заменили, в позапрошлом — 18.

— А их 700, есть куда двигаться.

— Это постоянная работа. Не будет такого, что в определенный момент времени мы скажем: «Ну всё, заменили все 700 километров, поэтому больше сети менять не надо». Это бесконечный процесс, пока одни меняем, другие ветшают. Это процесс постоянного обновления.

Хотелось бы поговорить про дома, где есть собственные котельные. Как вы считаете, в будущем у нас получится уйти от централизованного теплоснабжения к индивидуальному?

— Мое глубокое убеждение, что у централизованной системы теплоснабжения есть неоспоримый плюс. Это подсказывает сама жизнь — в складчину жить дешевле и проще. Я исхожу из технической целесообразности. У нас есть общая система теплоснабжения, которая питается теплом от ТЭЦ, работающих в когенерационном режиме. То есть совместно вырабатывается электроэнергия и тепло. Соответственно, затраты на производство электроэнергии и тепла распределяются между двумя этими продуктами. Так что тепло от ТЭЦ всегда дешевле, чем от котельной. Да, есть затраты на содержание тепловой сети, их надо прибавить.

Мне могут возразить жители домов с крышной котельной: «Вы знаете, мы платим только за газ и за текущее обслуживание, и это получается дешевле, чем в домах, где централизованная система отопления». Это некоторое заблуждение, потому что вы должны платить еще и за будущую замену котельной, которая не работает больше 10 лет. А стоит такая котельная 10 миллионов рублей. Вам нужно за 10 лет накопить 10 миллионов, чтобы ее заменить. Если вы не накопили этих денег, то есть риск, что ваш дом останется без отопления.

Мы изучали опыт других городов, и сегодня есть тенденция, что, приобретая жилье в доме с крышной котельной, людям какое-то время всё нравится, а потом неожиданно происходит коллапс. И с очень большими проблемами приходится либо менять котельную, либо переключать дом на централизованную систему. В составе тех денег, которые вы платите за централизованное теплоснабжение, всегда есть какая-то сумма, которая идет на эти самые капитальные ремонты. Это всё в тарифе.

«Сегодня, оплачивая чуть больше, чем за газ и содержание котельной, вы получаете залог того, что у вас отопление будет всегда»

У нас в городе ни один из домов, подключенных к централизованной системе отопления, не оставался без тепла. Всегда система возобновляется.

С технической точки зрения могут существовать обе системы. Но я сторонник мнения, что если дом располагается в радиусе эффективного теплоснабжения от централизованной системы, целесообразно его подключать к ней. Есть районы, где тянуться к ТЭЦ неэффективно. Это как коробок спичек везти на КАМАЗе за много километров. В этом случае можно устанавливать индивидуальные котельные. У нас в городе это тоже происходит. Просто надо иметь в виду, что у крышных котельных есть такая особенность, так что собственникам квартир в таких домах надо быть более организованными, еще более требовательными к управляющей компании, которая несет ответственность за эту котельную.

— Вы говорили, что есть много разных систем отопления. У нас в стране обогревают с помощью горячего теплоносителя в батареях, как правило. Но в других северных странах квартиры часто отапливают подачей горячего воздуха. Причем через те же воздуховоды летом квартиры охлаждают. То есть система подачи воздуха зимой отапливает жилье, а летом работает как кондиционер. Это эффективнее?

— Никакой конкуренции между этими системами нет.

— Она лучше или хуже?

— В технике нет понятия лучше или хуже. Есть технико-экономический расчет, который показывает, что где целесообразно. То, о чем вы говорите, это система не водяного, а воздушного отопления. Она, как правило, используется в общественных зданиях, когда неудобно городить батареи, когда большие витражные стекла. Еще она используется в тех случаях, когда параметры наружного воздуха не очень жесткие. У нас, например, идет расчет на минимальную температуру 36 градусов мороза. Как в других странах считают параметры, я не скажу навскидку.

У нас система воздушного отопления практически не используется. Я знаю, что в городе всего лишь несколько объектов, где она есть. Это, как правило, общественные здания. В жилье я такого не видел. У нас эта система не прижилась. Например, чтобы наружная стена дома не промерзала, около нее должен стоять источник тепла, то есть батарея. Если ее убрать и помещение просто отапливать горячим воздухом, то, вероятнее всего, эта стена начнет промерзать. Можно сделать так, что толщина стены и параметры горячего воздуха из системы отопления будут такими, что все будет нормально. Но какие деньги будут потрачены? Мы прекрасно знаем, что у жителей других северных стран — в Европе или в Северной Америке, затраты на отопление гораздо выше, чем у нас.

— И уж если речь зашла про Европу, давайте поговорим про исландский опыт отопления (используют для отопления гейзеры и горячие источники. — Прим. ред.). В Тюмени тоже много геотермальных источников. Это вообще всерьез как-то рассматривается?

— Это совсем разные вещи. Одно дело, когда гейзер с паром из-под земли — высочайшие температуры, вулканическая среда, а другое — наши источники. Тут даже порассуждать не получится. Конечно, исландский опыт неприменим здесь. В наших источниках температура порядка 40 градусов. Как снять достаточное количество тепла? Это не получится.

Хотя существует технология тепловых насосов, она позволяет использовать немного подогретую среду, например подземные источники, чтобы отапливать какое-то помещение. Бурятся скважины, опускаются теплосъемные устройства, потом внутри самого помещения устраивается система с тепловыми насосами, автоматика должна обслуживаться и содержаться — это всё большие затраты. Такие системы существуют, но проигрывают с точки зрения первоначальных затрат и последующих — на содержание.

Не зря систему теплоснабжения нашего города делали такой, какая она сейчас есть. Она эффективна с точки зрения сегодняшнего уровня развития техники и науки. Наверное, на Камчатке, как в Исландии, тоже возможно устройство геотермальных теплостанций, но не у нас.

Горячие источники пока тюменцы используют по прямому назначению, в них так приятно купаться в холодное время года

Горячие источники пока тюменцы используют по прямому назначению, в них так приятно купаться в холодное время года

И последний вопрос. Возвращаясь к теплой зиме и ранней весне 2020 года. Читатели у нас просто рвали и метали, забрасывали письмами — почему не отключают отопление, когда на улице уже тепло. Возможно ли пересмотреть нормативы, которые позволяют отключать батареи? Возможно ли отопление отключать уже в конце апреля, если на улице тепло?

— У нас не было такой погоды, чтобы прямо надо было отключать отопление. Всегда в конце отопительного периода есть переходные дни, когда кому-то жарко, а кому-то еще прохладно. Вы говорите, что у вас читатели много сигналов подали. А у нас было много обращений, чтобы не вздумали отключать. Именно поэтому существует очень неплохо описанные нормы того, как это делается. Чтобы не устраивать соревнований между обращениями. Тем более что те, кто говорит, что еще рано отключать, всё равно проиграют. Потому что тот, кому жарко, напишет обращение, а тот, кому нормально с отоплением, — нет, ему же комфортно, он никаких обращений писать не будет.

В последние годы нам очень грамотно удается эти решения принимать, и в целом мы видим, что жители города с пониманием к этому относятся. Вопросы задают, конечно, но так и должно быть. Вопросы от горожан на эту тему — двигатель прогресса. Мы их приветствуем. Три-четыре года назад нормы были подредактированы, и сейчас нам удается очень гибко подходить к отключению отопления, исходят из прогноза погоды и с минимумом критики.

— Ладно, поговорим об этом следующей весной. Спасибо большое!

Если у вас еще не было опрессовки и горячую воду этим летом пока не отключали, значит, вы живете в южной части города — в седьмом опрессовочном участке. Воспользуйтесь нашей шпаргалкой, чтобы узнать, когда вы останетесь без воды. Хотите узнать, как в дореволюционную эпоху тюменцы решали свои коммунальные проблемы? Мы писали об этом совсем недавно.

В большом городе очень много проблем помимо сферы ЖКХ, как их решать — рассказывает новый лидер тюменских урбанистов Кристина Шелемеха. А здесь первый мэр Тюмени вспоминает, как город жил в 90-е, на рубеже двух эпох.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!