23 сентября среда
СЕЙЧАС +10°С

«Первые месяцы у меня был мужской пиджак»: интервью с тюменкой-командиром Boeing

Что легче: посадить или поднять самолет, слышат ли пилоты аплодисменты пассажиров — в интервью с командиром воздушного судна Викторией Кумовой.

Поделиться

Тюменка Виктория Кумова работает в авиации уже 9 лет

Тюменка Виктория Кумова работает в авиации уже 9 лет

В нашем обществе принято считать, что пилот – профессия совершенно не женская. Но сейчас современные женщины развенчивают мифы об этом и на протяжении последних лет осваивают сугубо мужские профессии, даже такие, как лётчик.

О том, как складываются рабочие будни командира магистрального судна в юбке, как реагируют пассажиры на женский голос пилота и встречалась ли она со скептическим отношением мужчин-коллег, в интервью 72.ru рассказала 31-летняя Виктория Кумова.

Витория Кумова решила стать пилотом, как и её отец

Витория Кумова решила стать пилотом, как и её отец

– Вы – первая женщина в UTair, ставшая командиром магистрального самолёта. Расскажите, с чего началась ваша карьера?

– У меня высшее профильное образование, после школы в 2003 году я поступила в академию гражданской авиации. Училась на пилота пять лет и в 2008 году закончила академию. Сейчас это Санкт-Петербургский университет гражданской авиации. В группе я была одна девушка. В то время девушек не брали на обучение туда. Мне позволили поступить и учиться только в виде исключения - в качестве эксперимента. Я пошла по стопам отца, у нас семейная династия пилотов.
Сейчас девушкам можно выучиться на пилота, ограничения по полу сняли уже много лет назад.

– Как вам удалось стать командиром воздушного судна? Знаю, что в Тюменской области есть женщины-пилоты, но о командирах не слышала.

– После выпуска из СПбГУГА я устроилась на работу в авиакомпанию «КД авиа» в Калининграде, где проработала один год, здесь мне дали дорогу на Boeing. Потом эта компания обанкротилась, и я ушла работать в UTair. В компании много отрядов – Москве, Самаре, Уфе, Сургуте, Тюмени, Краснодаре и не только. Поскольку у меня отец вертолетчик, Кумов Олег Юрьевич и уже 35 лет в авиации, сейчас и тогда работает пилотом-инспектором отдела международных полетов вертолётов Ми-8, Ми-26 в АО «Ютэйр – Вертолетные услуги» в Тюмени, мы решили объединить семью. На работу меня взяли без проблем, в то время была нехватка летного состава. Работаю в авиации уже 9 лет. Всем своим опытом обязана, конечно же, компании UTair.

– Вы с детства думали, что будете пилотом?

– Как ни странно, нет. О лётной карьере я стала мечтать в 11 классе. Все детство и юношество меня пропитывала атмосфера авиации – впечатляли рассказы и захватывающие истории отца, нравилась компания и люди, которые у нас иногда собирались. В зарождении мечты также сыграла роль одна поездка. Я родилась в Ставрополе, и в 2002 году мы проезжали Кавказские Минеральные Воды. По трассе Минводы-Ставрополь хорошо видно аэропорт Минеральных Вод. На одном из посадочных курсов расположена гора «Кинжал», которую сейчас практически разобрали для добычи щебня, но, на Кавказе рассказывают трагическую историю, что в 1962 году при заходе на посадку в сложных метеоусловиях, разбился пассажирский самолёт Ил-18, влетев в эту гору. Это лишь история, самолёт действительно разбился, но не врезавшись в гору. Кстати, сам «Кинжал» начали разбирать ещё в 1950 году. Естественно, возникла масса вопросов, и путь в два часа прошёл в оживленной беседе с отцом. Возник вопрос и про девушек в авиации. Он ответил просто, что женщин не учат этому, и он не знает тех, кто бы получил такое образование. Наверное, в этот момент и зародилась мечта – стать пилотом. Ведь интересно поставить перед собой недостижимую цель и добиться ее.

– Как к вашему выбору профессии отнеслись родные и друзья?

– К выбору профессии родители отнеслись положительно и всегда поддерживали меня. К концу 11 класса, когда я отказалась поступать в Северо-Кавказский федеральный университет на таможенное дело, на семейном совете, общим голосованием было решено: пробовать поступить в лётное!

Виктория из Тюмени впервые в истории компании UTair стала женщиной-командиром магистрального самолёта

Виктория из Тюмени впервые в истории компании UTair стала женщиной-командиром магистрального самолёта

– Как на вас реагируют пассажиры?

– Когда пассажиры поднимаются по трапу, и видят командира-женщину, то заглядывают в окно, удивляются и многие переспрашивают бортпроводника. Несмотря на их удивление, после рейса все выходят довольные, желают успеха и говорят, что рады за меня. Аплодисментов в кабине нам не слышно, но слова благодарности от наших гостей обязательно передаются от бортпроводников.

– Поскольку чаще всего командирами самолётов являются мужчины, для вас разрабатывали специальную униформу? Туда входила юбка?

– Для девушек есть своя форма, в нее действительно входит юбка. У меня форма из стандартной коллекции – чёрная. Как только я пришла на работу, то пару месяцев мне пришлось походить без женской униформы.

У меня были женские брюки, а вот пиджак мне дали мужской. Это сочетание было весьма неудобным. Юбку ношу изредка и только на обучение. В одной из авиакомпаний наблюдала как девушка-пилот шла на вылет в юбке и при этом мужественно несла штурманский портфель. Даже я удивленно обернулась.

Это один из элементов униформы пилотов – женский пиджак Виктории

Это один из элементов униформы пилотов – женский пиджак Виктории


– Приходится ли вам сталкиваться со скептическим отношением мужчин-коллег? Например, вашего второго пилота? Всегда ли он беспрекословно выполняет ваши приказы?

– У меня второй пилот – мужчина. И могу с уверенностью сказать, что мы – отличная команда, ведь в авиации работают профессионалы, которые умеют грамотно и слаженно выполнять свои обязанности. Наше рабочее место - кабина, в которой не должно быть места и времени на негативные эмоции или любые недопонимания. Ведь всей командой мы выполняем одну цель – безопасно перевезти наших уважаемых пассажиров. Что касается скептического отношения, то к любому «вчерашнему студенту» присматриваются и лишь со временем доверяют.

Тюменка говорит, что с коллегами у них дружеские отношения

Тюменка говорит, что с коллегами у них дружеские отношения



– Самый длинный рейс, который вам приходилось лететь? Расскажите о нем.

–  Во время ввода в строй командиром воздушного судна, самый длинный рейс был Сургут – Махачкала. По времени он длился 4:20. Средне-магистральные самолеты летают максимум по 6 часов. Загрузка была полной, порядка 150 человек. Полет прошёл спокойно, в хороших метеоусловиях на взлёте и посадке, а также по маршруту отсутствовали опасные метеоявления, такие как грозы. Воздушным судам запрещается преднамеренный вход в кучево-дождевую облачность и для обхода данной облачности в бортовое оборудование самолета всегда входит метеолокатор, который, в свою очередь, и помогает пилотам избегать попадание в грозы.

– Случались ли с вами экстремальные ситуации в небе? Расскажите о них.

– Что касается экстремальных ситуации, то любой пилот два раза в год проходит тренажёрную подготовку в размере 16 часов, где и отрабатывает свои навыки и умения, готовый в любом момент справиться со сложившейся нестандартной ситуацией. Мы оттачиваем своё мастерство, в надежде что данные навыки в жизни нам никогда не пригодятся. Лично у меня не было столь сложных полётов (тьфу-тьфу).

Женщина-пилот обожает небо за его удивительную красоту

Женщина-пилот обожает небо за его удивительную красоту

– Расскажите о самом запоминающем случае, который происходил с вами на работе?

– Для пилота самые запоминающиеся полёты это первые – самостоятельные. Первый полет на самолёте Боинг 737, вторым пилотом – стажером состоялся 6 декабря 2008 года, рейс Калининград – Екатеринбург- Калининград. А в качестве командира воздушного судна 17 августа 2017 года, рейс Тюмень-Анапа-Тюмень, здесь меня уже, на перроне, встречали коллеги, руководители с цветами и напутствиями уже в другую – командирскую лётную жизнь!

– На каких самолётах вы летаете? На каких рейсах, в какие страны?

– В академии я летала на самолетах Як-18Т и самолете Ан-2. При трудоустройстве переучилась на самолет Boeing-737 разных модификаций. У нас большая компания, рейсов много и направления наших полетов постоянно меняется. Я выполняю полеты как на международных, так и на внутренних рейсах. В основном летаю в Москву, Сургут, Анапу, Новый Уренгой, Баку, Ереван и многие другие города России, а также зарубежья.

– Много ли вы делаете работы вручную или большую часть выполняет автопилот?

– Нас в кабине двое, а автопилот – величайшее изобретение человечества. Но им управляет человек, самолет – не робот. Мы как единое целое. Все взлеты выполняются вручную, автопилот взлетать не умеет. Конечно, он удерживает высоту, регулирует скорость и выдерживает курс. Это необходимо для полетов на дальние расстояния. Автопилот очень сильно разгружает пилотов в горизонтальном полёте, даёт отдохнуть. Если мы будем пять часов управлять самолётом вручную, то при выполнении посадки будем выжаты, как лимон, а нам ещё обратно лететь. На посадке мы также стараемся управлять самолетом вручную для поддержания профессиональных навыков и, конечно же, удовольствия, ведь это наша любимая часть полёта. Автопилот сажает самолет в плохих метеоусловиях – при сильном тумане, плохой видимости и низкой границе облаков. При этом решение на посадку всегда принимается командиром воздушного судна. Во время взлета режим работы двигателей – максимальный, это самый тяжелый этап полёта для самолета. В авиации есть изречение: «Взлёт опасен, полет прекрасен, посадка сложна». Если самолет уже взлетел, то посадить его гораздо легче, чем справится со сложной ситуацией на взлёте.

– Расскажите про ваш стандартный рабочий день: во сколько приходите на работу, что делаете в течение дня, когда возвращаетесь?

– Встаю за три часа до вылета. Часа мне хватает, чтобы собраться и «отчалить» на работу. За полтора часа я уже нахожусь на работе. Беру пакет полетной документации (бумаги на данный рейс), хотя он есть и в электронном виде.

Просматриваем документы и идём в санчасть – здесь у нас проверяют пульс, внешний вид и позитивный настрой к работе. Если имеются первые признаки заболевания, то пилота отстраняют от полета, вызывают резервный экипаж. За час идём на самолет, заправляем его и готовимся к вылету. За 30 минут начинается посадка пассажиров, через 15 минут нужно закрыть двери и вылететь по расписанию. После полёта, когда пассажиры покинули борт, мы его осматриваем и производим послеполетный разбор – заполняем бортовую и отчетную документацию. В среднем наш рабочий день занимает 12 часов.

– Вы управляете целым самолётом, а водите ли автомобиль? Не тянете по привычке руль на себя?

– Конечно, у меня есть водительское удостоверение и я люблю самостоятельно управлять автомобилем! Но с самолётом машину сравнить нельзя. В самолете, как минимум, три степени свободы – в автомобиле лишь иногда две. Да и автотрасса не похожа на воздушные коридоры.

– А в качестве пассажира вы часто летаете на самолётах? Наверное, вэтот момент вы оцениваете работу своих коллег?

– Я часто летаю в качестве пассажира, но работу пилотов никогда не оцениваю. Так как могу с уверенностью сказать, что в авиации работают специалисты, которые каждый день демонстрируют свой уровень знаний, навыков и умений. Те, кто сидят за штурвалом – профессионалы, посторонних людей в авиации нет, поэтому ,конечно, я спокойно летаю пассажиром и доверяю людям, сидящим в кабине самолета.

– Хотели бы вы, чтобы ваша дочка пошла по вашим стопам?

– Пока ей всего три года. Я еще об этом не думала. Такая работа тяжеловата для семьи, но в моём случае спасибо мужу и маме. Они помогают мне и остаются с ребенком. А с другой стороны, пилот – хорошая профессия и, наверное, я хотела бы, чтобы дочь пошла по моим стопам.

Младшая сестра Виктории, которая заканчивает школу, также планирует пойти учиться на пилота

Младшая сестра Виктории, которая заканчивает школу, также планирует пойти учиться на пилота

– Что вам больше всего нравится в вашей работе и профессии?

– Мне нравится ощущение свободы. Да, работа сложная, с тяжелым графиком, но ты не привязан к одному месту, у тебя постоянно меняются города, направления, вид за окном, воздушные трассы. Каждый полет – индивидуален и неповторим.
31-летняя Виктория Кумова стала первой женщиной-командиром магистрального самолёта в истории авиакомпании UTair. Но назвать ее первопроходцем в нелегком летном деле нельзя. В годы Тюменского управления гражданской авиации (преемником которого является UTair) были две женщины-командиры небольших самолетов Ан-2 – Александра Редькина и Любовь Гаврилова. Кроме этого, более десяти девушек работали в этой авикомпании вторыми пилотами на Ан-2 и Ан-24. Также на самолётах Ту-134 и Ту-154 штурманом в авиакомпании трудилась Тамара Афанасьева. А женский экипаж, возглавляемый известной вертолетчицей Инной Копец, в 1982 году установил 9 действующих мировых рекордов на самом грузоподъемном в мире вертолёте.

Кстати, мы завели канал в Telegram, где публикуем самые интересные новости из жизни Тюмени. Если вы хотите одним из первых читать эти материалы, то подписывайтесь: t.me/news_72ru.

Фото: Ирина Шарова

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!