Город Паводок в Тюменской области Вся жизнь утонула. Как после наводнения по кусочкам собирают свои дома жители Тюменской области

Вся жизнь утонула. Как после наводнения по кусочкам собирают свои дома жители Тюменской области

Стихия уничтожила то, на что люди копили много-много лет

Людям с нуля приходится восстанавливать свои дома. Большинство пострадавших — пенсионеры, которым не хватает средств, чтобы нанять бригаду и закупить все необходимые стройматериалы

— Ладно, об этой мебели я не переживаю. Сэкономлю две пенсии и куплю какой-нибудь диван. А вернуться куда? Видите, всё разбито. Всё мокрое. Некуда вернуться! И сил физических нет. Уже со всем смирилась, — рассказывает Галина Рябова.

Галина сидит в ограде своего дома на скамейке в окружении размокшей и грязной мебели. Повсюду летают мошки, пахнет гнилью и сыростью. После вопроса: «Что вы почувствовали, когда вернулись домой после паводка?», женщина начинает плакать.

После ухода большой воды улицы в тюменских селах выглядят будто дома готовят к сносу. Распахнутые окна, гора мусора на обочине и тележка у ворот — туда складывают то, что уничтожила стихия.

Мы побывали в селах Казанского и Ишимского районов. Рассказываем, что там происходит после самого масштабного в истории наводнения.

«Эмоции кончились! Уже сил физических нет»

Река Алабуга в селе Большие Ярки начала разливаться 18 апреля. Первой затопило улицу Студенческую — вода мгновенно дошла до ворот и готовилась шагнуть к постройкам. Некоторые жители эвакуироваться не хотели и верили, что скоро всё наладится. Уже на следующие сутки местные с улицы уехали — стихия добралась почти до окон и сосредоточилась в одном месте. Только в середине мая в Ярки постепенно начали возвращаться первые жители Студенческой. Всего в поселении от стихии пострадало 24 постройки.

Так Большие Ярки выглядели на второй день наводнения. Дальше ситуация только усугублялась

В июне на улице сухо. Пахнет гнилым деревом и свежими опилками. Жарким днем приходится отмахиваться от мошек. Окна и ворота домов распахнуты — из комнат доносится звук пылесоса и жужжание инструментов. Возле ворот стоят телеги с мусором — в них доски, мебель, мягкие игрушки, картины.

Посмотрите, насколько сильно поднялась вода
Такая обстановка почти у каждого дома на Студенческой — грязь и разруха
Окна открыты и днем, и ночью

Заходим в ограду к Галине Рябовой. Она сидит на скамейке, позади — шкафы, диваны, кресла. В этот дом она переехала в 1984 году вместе с мужем и двумя детьми. Женщина всю жизнь проработала в местной школе, сначала учителем истории и обществознания, потом завучем — у нее всего одна запись в трудовой книжке. Вспоминает, как с мужем делали в доме уборку, с каким трудом в 90-е получалось достать краску и отремонтировать жилье.

После гнева наступает отчаяние
Позади Галины мебель, которая стояла в доме

— Комиссия говорит: «Ой, вы наверное любили свою квартиру! Всё у вас было сделано!» — вспоминает пенсионерка

Последние годы женщина живет одна. Когда вода начала подступать к дому, Галина спасала животных — коз вывела на возвышенность и передала пастуху, а кошек отпустила. Вся мебель, техника и продукты остались стоять в доме. Говорит, что в ограде на тот момент было больше метра воды, в жилье — почти полметра. Пенсионерка уехала на время к подруге и вернулась только 10 мая. Сразу пошла в администрацию с просьбой раскопать дамбу, чтобы вода начала интенсивнее убывать. Только после этого получилось зайти в жилье в резиновых сапогах.

— Зашли в дом. Вода с пола ушла, но линолеум, доски — всё было наверху. Мы сразу стали выгружать холодильники, у меня было почти два центнера мяса. Во второй половине зимы зарезала восемь крупных коз. Погреб у меня провалился, мебель вся размокла, — вспоминает Галина Рябова. — Эмоции уже кончились, физических сил нет! Это же надо мужикам здесь работать, а мы вдвоем с дочкой.

Сейчас дом Галины выглядит как в 1984 году — голые стены и пол, повсюду пакеты с вещами, доски и строительные инструменты. В последней комнате кровать, застеленная постельным — несмотря на разруху, пенсионерка ночует здесь.

— Нужно фундамент ремонтировать, застилать пол фанерой, штукатурить стены, — перечисляет пенсионерка и разводит руками.

Дом сейчас для жилья непригоден — там пахнет сыростью и летают мошки
Некоторые вещи сушатся
Единственный помощник на стройке — дочь Алена. Она приезжает к маме из Тюмени

К Галине приезжала комиссия, чтобы оценить ущерб. Она говорит, что получила около 60 тысяч на первоначальные нужды. Остальную сумму из расчета 8700 рублей за 1 квадратный метр получит уже после ремонта — сначала нужно тратить свои деньги, а потом предоставить чеки за потраченные материалы в администрацию.

— В постановлении приведен конкретный перечень имущества, повреждение которого можно считать полной утратой. Никому из жителей не посчитали «полную утрату», — говорит Алена, дочь Галины.

Можно было показывать еще десятки фото комнат, которые пострадали от стихии. Спальня, кухня, коридоры и холл выглядят одинаково. С облезлыми обоями и вымокшими досками
Кошек во время наводнения Галина отпустила. Они вернулись домой

Пенсионерка считает, что стихию можно было остановить.

— Встретила главу и спрашиваю: «Скажите честно, вы виноваты? Или глава района? Почему допустили это?» За нашей улицей Студенческой была построена дамба. Нынче нужно было подвалить туда земли и можно было воду удержать. Глава говорил: «А я вам что, на "Ниве" земли навожу? У меня бюджет 250 тысяч, я на уличных фонарях вынужден экономить. Денег на дамбу у меня нет!» О нас никто не позаботился, — добавляет Галина.

Галина планирует вместе с дочкой после сушки пола делать ремонт. Она рассчитывает только на свои силы.

«Как на одну пенсию всё восстановишь?»

Основная часть жителей Студенческой — пенсионеры. Кто-то приехал в Ярки десятки лет назад по распределению, кто-то живет здесь с рождения. Большой воды пожилые люди в этих краях никогда не видели. И не думали, что в этом году наводнение будет таким масштабным. Даже в день, когда стихия внезапно подступила к порогу, собирать вещи и эвакуироваться они не спешили. Поэтому некоторые вовсе не спасли ничего, у кого-то просто не было возможности тратить деньги, чтобы нанять грузовую машину — услуги по перевозке подорожали.

Галина приехала домой после больницы и не успела спасти свои вещи. Всю жизнь женщина проработала в колхозе этого поселка и столько воды не видела никогда

С Валентиной Потаповой мы познакомились еще в апреле. В тот день она только приехала домой из онкологического отделения — возле дома ее уже встретила вода и сотрудники МЧС. Пенсионерка собрала в небольшую сумку всё необходимое, выпустила на улицу двух кошек и поехала в пункт временного размещения со спасателями. Тогда она была растеряна и не осознавала, что с домом придется проститься минимум на неделю.

— Я никогда не видела такого наводнения. Надеялась, что всё будет нормально. И все так надеялись, — вспоминает Валентина.

Больше всего пенсионерка переживала за животных
Так сушатся ценные вещи

Из вещей женщина не спасла ничего: в ограде сушится шуба, разбросаны растерзанные остатки куриц, в сарае стоит стиральная машинка — вдруг просохнет и включится.

— Остались только две курицы, остальные — утонули. Ларь (имеет в виду морозильную камеру. — Прим. ред.) был забит мясом, было невозможно зайти из-за вони. Всю мебель выкинули на свалку: диван, два кресла, три шифоньера. Много альбомов испортилось, — рассказывает женщина и показывает насквозь вымокшую фотографию.

Стихия уничтожила воспоминания
В подполье хранились соленья, тут тоже стояла вода

Ремонт в доме женщина делает вместе с зятем. Уже сняли линолеум, содрали обои и приступили к сушке полов.

Сосед Владимир Ярков в аналогичной ситуации — из дома мужчина не забрал ничего, кроме одежды. Он пытается шутить над тем, что копить на обустройство дома будет до конца жизни, что ремонт затянулся навечно и что коменсации не дождаться.

— Вся мебель утонула, потому что поднимать ее было бесполезно. Всю жизнь на нее копили, — говорит Владимир.

Пенсионер говорит, что заходил домой во время паводка в специальном резиновом полукомбинезоне

На время потопа Владимир с женой поселился у родственницы в другой части Ярков. Периодически он приплывал на лодке домой, чтобы покормить кошек. Постройка низкая, поэтому вода доходила почти до крыши.

— Власти говорят: «Делайте ремонт!». А как делать? Здесь еще два месяца всё сушить. Как справляться? Надо просто еще одну жизнь прожить! Я в больницу попадал — на 12-й день сердечко подвело из-за всего этого. Как на одну пенсию всё восстановишь? — спрашивает он себя.

Дома сейчас невозможно находиться, поэтому пенсионер остановился на время у сестры жены
Это еще только предстоит вывезти — кузов постоянно пополняется

Незадолго до потопа сосед Владимира, Евгений Барабанщиков, заказал кухню, новые шкафы и уже планировал завершать ремонт. Теперь же его ждет масштабная стройка — и неизвестно, когда она закончится. «Сейчас по-новому всю жизнь ремонтироваться», — с оптимизмом говорит собеседник. Мужчина нанял бригаду, в планах убрать вымокшие доски, чтобы позже заменить их новыми. Только на пол потратил 150 тысяч рублей. В отличие от соседей, у мужчины есть возможность начать делать это прямо сейчас — он работает на Севере. И надежд на то, что можно будет просушить всё тепловыми пушками, у него уже нет.

— Тут был полный пипец! Пострадало всё! Успели спасти только два дивана и холодильник. Работаем вторую неделю. Всё просушить нереально — пошла плесень, может пойти грибок. Осталась одна коробка от дома сейчас, — говорит Евгений Барабанщиков

Евгений переехал сюда 40 лет назад с родителями. Во время наводнения жил у мамы, потом на вахту уезжал

.

С мужчиной работают два человека. Они помогают убирать промокшие доски
На заднем дворе ситуация такая

«Почему мы должны страдать?»

Жители соседнего Огнево перед приходом воды просили у властей построить дамбу. Отсыпать успели не до конца. По словам селян, не хватало техники — силы направили в соседнюю Казанку. Многие упоминают местного мужчину, который после работы на вахте приехал в село, сел на трактор и трое суток делал насыпь.

Не смогли сберечь шесть домов. Больше всех пострадало жилье сотрудницы администрации — там сейчас работает бригада строителей. Остальные селяне своими силами пытаются восстановить дома.

В доме хозяев не было, мы поговорили с двумя работниками
Доски с пола почти все сняли. Мы ходили по голой земле

— В нашей части деревни сделали дамбу — то есть нас загородили (дамба защитила только часть села, на одной из сторон ее не достроили — поэтому вода пришла в дома. — Прим. ред.) Может, мне поперек дороги надо было ложиться? Вода бы туда хлынула и всем бы помаленьку разошлась. А мы три дома окружили. Почему мы должны страдать, — эмоционально рассказывает Надежда Мариева.

Детский башмачок приплыл в ограду. Сейчас стал игрушкой для собаки
Вещи, которые пытаются просушить

После наводнения Надежда вместе с мужем одними из первых вернулись домой. Паре не хотелось ютиться у чужих людей, они переживали за свое жилье. Пенсионерка работала учителем в школе, ее муж — механизатор. В молодости они приложили много сил, чтобы сделать дом уютным. По приезде их ждала разруха: по ограде валялись принесенные водой детские вещи, сухие ветки и мусор.

— Никто не ожидал такого паводка! Видите, всё мокрое? Забор даже смывало. Пол — провалился, подпол — провалился. Вся мебель, кроме пластмассовой, испортилась. Настолько сильно всё было разрушено, — говорит Надежда.

— За это время пытались зайти в дом в резиновом костюме, который по грудь. Но даже так не смогли туда пробраться, — добавляет Леонид Мариев.

Их сосед, Евгений Стаценко, к ремонту еще не приступал. Больше недели он один выгребает из дома то, что уже не подлежит восстановлению — обои, мебель, картины. При встрече он улыбается и о потопе не говорит, как о чем-то невыносимом. Он знает, что на помощь рассчитывать не стоит, и планирует по-тихохоньку своими силами сначала просушить пол, содрать со стен обои и снова начать их клеить.

— Горечь испытывал. А больше что? Больше ничего, — говорит с улыбкой Евгений Стаценко и показывает на ободранные обои, прогнивший пол и горы мусора, которые лежат повсюду.

Евгений настроен оптимистично — «Деваться некуда».

Евгений настроен оптимистично, хоть и работает один
В доме Евгения много картин, статуэток, ярких шкафов
Когда закончится стройка? Ответить на вопрос не может ни один из селян

«Здесь был хаос»

Вода в поселок Плодопитомник Ишимского района пришла на несколько дней позже, чем в соседний Казанский район. К наводнению готовились и возводили дамбу. Но стихия ворвалась раньше, чем закончили строительство.

Спустя два месяца здесь хаос. Ощущение, что вода была всюду — горы мусора на въезде, в кюветах, возле заборов домов. На дорогах зыбкая грязь и лужи, без сапог можно увязнуть. Некоторые дома были затоплены по самую крышу — остались мокрые отпечатки грязи. Большинство пострадавших построек относится к разным садовым обществам, поэтому настрой у людей чуть более оптимистичный. Им есть, где жить.

Местные уже неделю выгребают мусор с участков
Дороги здесь просохли еще не полностью

Идем по улице и знакомимся с Натальей. Девушка сидит на скамейке и внимательно изучает прохожих. Глазами ищет инспектора, который должен оценить ущерб от паводка. Дом здесь она купила недавно и уже начала делать ремонт.

— Сделали насыпь — она не удержала воду. Как в доме? Всё черной плесенью взялось до потолка. Три метра вода стояла. Под самую крышу, — вздыхает собеседница.

Наталья планировала жить в СНТ постоянно

Обращаем внимание на соседний участок. Дом, как картонная коробка, покосился на одну сторону. Рядом убирает мусор Евгений.

— Вода пришла махом в течение часа. Здесь был хаос. Под навес успели стаскать доски. Не успели спасти диваны, столы. Потому что была надежда, что дамба спасет, — говорит мужчина.

Мужчина работает в школе трудовиком, у него есть квартира в Ишиме. Он не надеется на компенсации — планирует всё делать сам
В доме были техника и мебель. Уцелели только тумбочки

Евгений купил участок за 100 тысяч рублей недавно — планировал посадить здесь свеклу и картошку и приезжать сюда как на дачу вместе с семьей. Но еще долго будет вынужден разгребать мусор.

— Что жаловаться теперь уже? Просто 100 метров дамбы недоделали. Мне просто обидно, что из-за 100 метров дамбы такой ущерб. Ее просто не сделали. И каналы не сделали, чтобы воду спускать. Как можно было проектировать дамбу, чтобы не было ни одного шлюза, — говорит мужчина.

«С уверенностью в завтрашний день» здесь уже не смотрят. Газеты используют, чтобы промокнуть вымокший пол

«Никто не знал, что вода зайдет именно оттуда»

Жители области, чье имущество первой необходимости повреждено из-за паводка, могут рассчитывать на выплаты в размере 50 тысяч рублей на человека. А те, чье имущество было уничтожено полностью, получат по 100 тысяч рублей на человека.

Однако для того, чтобы получить деньги, придется подтвердить, что человек действительно проживал в подтопленном доме.

— Для выплаты единовременной материальной помощи и (или) финансовой помощи — постоянное проживание гражданина в жилом помещении, которое попало в зону чрезвычайной ситуации и в котором он зарегистрирован по месту жительства или пребывания, или фактически проживал и факт проживания в подтопленном жилом помещении подтвержден документально, — объясняют в правительстве.

Как получить компенсацию пострадавшим от паводка в Тюменской области — инструкция

В администрации Большеярковского сельского поселения Казанского района рассказали, что пострадавшие получат компенсацию и за ремонт, главное — сохранить чеки на строительные материалы. Положено 8700 рублей за один квадратный метр жилого помещения. Но сначала нужно потратить свои средства.

— Некоторые по состоянию здоровья не могут восстанавливать дома, кого-то забрали к себе дети, а деньги им не выделят, потому что у них нет документов на жилое помещение. Документы на собственность можно сделать до 1 октября. Некоторые люди прожили в селе с 1991 года, тогда приватизировать жилье они не смогли — то есть необходимых документов для получения возмещения средств на ремонт у них нет. На эти бумаги нужно потратить около сорока тысяч, — рассказали в администрации поселения.

Там ответили и на претензии людей, которые винят во всём местных властей.

— У людей никогда хорошего настроения не было. Всегда озлобленные — как будто специально воду ведрами черпали и заливали. Глава не спал, валился с ног. Но никто этого даже не оценил. Люди у нас очень тяжелые. Никто не знал, что вода зайдет именно с места, откуда она пришла. Это не там, где она в прошлые года заходила, — рассказали в администрации Большеярковского сельского поселения.

Те, кто живет в СНТ, тоже могут получить денежную компенсацию. Только есть одно условие.

— Меры поддержки предоставят гражданам, жилые помещения которых утрачены или повреждены. Это относится к людям, у которых пострадало единственное жилье. И тем, у кого есть и еще одно жилье площадью не больше 18 квадратных метров. Также помогут тем, кто постоянно проживал в СНТ на момент введения режима ЧС, — рассказали власти Ишимского района.

Вода в Тюменскую область подобралась неожиданно, как бы к ней ни готовились. За считаные часы топило деревни, трассы и размывало временные насыпи. Стихия превратила десятки поселений в острова — тонны воды отрезали их от цивилизации. На протяжении месяца мы ездили в разные районы региона, чтобы показать, как в условиях наводнения выживают люди, спасают животных и пытаются не отчаиваться. Собрали для вас 15 впечатляющих фото.

За новостями удобно следить в нашем Telegram-канале! Рассказываем там обо всём, что важного и интересного происходит в Тюмени и области. Подписавшись, вы сможете первыми узнавать эту информацию. Чтобы присоединиться, нажмите сюда.

Кстати, у нас есть еще и канал в Viber. Подписывайтесь на нас, нажав сюда.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE3
Смех
HAPPY1
Удивление
SURPRISED3
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD5
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
38
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Риелторы и девелоперы в шоке». Глава крупного тюменского агентства — о кризисе на рынке недвижимости без господдержки
Ильдар Хусаинов
Директор федерального агентства недвижимости «Этажи»
Мнение
Дети не должны видеть ссор: зрительница Тюменского театра кукол высказалась о постоянных конфликтах артистов
Виктория
тюменка
Мнение
7 дней, 110 тысяч рублей, масса впечатлений. Как отдохнуть в Дагестане — советы путешественика
Даниил Конин
журналист ИрСити
Мнение
Тюменка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Рекомендуем