Все новости
Все новости

«Я свой чеченский опыт засунул глубоко»: монолог ветерана боевых действий, который был на Украине и снова туда поедет

42-летний тюменец честно рассказал про боевой опыт в Чечне и на СВО

Сергей участвовал в двух военных конфликтах. Он говорит, что специальная военная операция страшнее, чем война в Чечне

Поделиться

Сергей из Тюмени — самый обычный мужчина: подтянутый, высокий, статный. Так обычно выглядят офисные сотрудники или бизнесмены. Но за его плечами — два военных конфликта. К 42 годам он побывал на второй чеченской и недавно вернулся со специальной военной операции на территории Украины. У Сергея есть претензии к организации, подготовке военных и к выплатам, но он решил снова поехать на Украину. Мужчина объясняет это просто: обещал вернуться, там его ждут товарищи. На вопрос, страшно ли ему ехать туда вновь, он отвечает: больше пугает тишина здесь, в России.

Еще чуть-чуть и видео загрузится

Видео: Михаил Петелин

— Это моя не первая война... но эта не похожа ни на что! Чеченская — это просто парад был, там, на Украине, всё по-другому, — первая фраза, которую говорит нашему журналисту Сергей.

Мужчина согласился встретиться и рассказать о своем боевом опыте на Украине, сравнив его с чеченским. Он попросит не называть его фамилию и не показывать лицо, потому что снова собирается на СВО. Каково это — оставить работу со стабильным заработком, жену с маленьким ребенком, близких и уехать на специальную военную операцию? В честном рассказе тюменца с позывным Седой.

«Мечтал надеть голубой берет»

— Мне прямо нравилось служить. У меня мечта была с 14 лет еще — надеть на голову голубой берет. Я специально никуда поступать не стал, чтобы пойти в армию, — рассказывает мужчина.

Мечта сбылась — Сергей стал военнослужащим и надел голубой берет

Мечта сбылась — Сергей стал военнослужащим и надел голубой берет

Поделиться

В конце девяностых он служил в спецназе ГРУ, проходил там срочную службу. В это время он попал в Чечню, в которой как раз шел затяжной военный конфликт — вторая чеченская война.

Спецназ ГРУ — это отряды спецназа, которые действуют под руководством Главного разведывательного управления. Фактически спецназ ГРУ — это спецназ Вооруженных сил России, и он состоит из армейского спецназа и спецназа флота.

— В августе 1999 года началась война. С 13 августа мы уже были в населенном пункте Ботлих, республика Дагестан. Три месяца там, потом — госпиталь, в итоге награжден медалью ордена «За заслуги перед отечеством» ll степени и медалью «За отвагу», — говорит Сергей. — Когда я был в Чечне, мне было 19 лет. Как сейчас помню: нашу роту в 4 утра сняли с караула, собрали за 8 часов. Назначили нового командира батальона и командира роты, увезли в аэропорт Кольцово. Там было 16 бортов ИЛ-76, которые позже приземлились в аэропорту Махачкалы. Потом вертолетами долетели до Ботлих, в самые горы.

Вторая чеченская война — боевые действия и контртеррористические мероприятия на территории Чечни и приграничных регионов Северного Кавказа. Конфликт начался 7 августа 1999 года со вторжения боевиков в Дагестан. Активная фаза боевых действий продолжалась по конец февраля 2000 года. Вторая чеченская война официально завершилась с отменой в полночь 16 апреля 2009 года режима контртеррористической операции.

Этими медалями Сергея наградили за участие в военном конфликте в Чечне в конце 90-х

Этими медалями Сергея наградили за участие в военном конфликте в Чечне в конце 90-х

Поделиться

Поехал на спецоперацию, а близким сказал, что в командировку

После срочной службы и чеченской войны жизнь Сергея складывалась, как у многих, кто вернулся домой. Тюменец получил заочно два образования — в сфере менеджмента и юридическое. Сейчас он женат, у него есть маленький сын, которому скоро исполнится три годика. Мужчина работал в нефтяной сфере, но после объявления о специальной военной операции стал рваться на Украину. Попал он туда спустя три месяца после начала конфликта.

— Всё было хорошо, абсолютно: работа, заработная плата, семья. Я не знаю почему, но мне нужна была правда. Своя правда о данной специальной военной операции. Я с 2014 года наблюдал за Украиной. Еще в середине нулевых ездил туда на море, просто отдохнуть. Для меня было интересно, что там происходит и почему именно так всё, — объясняет мужчина. — Вроде люди жили. Хоть там зарплаты небольшие, но люди жили, в принципе, неплохо. После объявления о СВО я первым делом, когда просыпался, включал новости. Думал, что-то начнется, потому что к этому всё шло. Я наблюдал всё это время за происходящим: как бомбили Донбасс. Я не понимал зачем. Мы же люди не первобытные. Я считал, что всегда можно договориться словами, идти на уступки. Вопрос был: что людям не хватает?! Почему мы не можем жить спокойно, мирно, продавать, покупать, вести дела и бизнес? Для меня это до сих пор большой вопрос, — рассуждает тюменец.

Сергей — ветеран боевых действий. Говорит, таких, как он, война затягивает.

— Как пришел из армии — война почему-то затягивает, по ней скучаешь. Скучаешь не то чтобы извините, кого-то убить — нет, или себя подставить — нет... Скучаешь по этому железу, по автомату, по бронежилету, адреналина все-таки не хватает, я им зарядился. С самого февраля я рвался на СВО. Меня мысль не покидала, что мне нужно туда съездить, убедиться в том, что там происходит, — добавляет Сергей.

Сергей поддерживает российскую армию

Сергей поддерживает российскую армию

Поделиться

Мужчина утверждает: поехал, чтобы в первую очередь узнать правду для себя.

— Много споров было, многое читали. Кто-то за был, кто-то против. Я это поддерживал, скажу вот так: сомнений не было, что это надо. И мои близкие тоже поддерживали. Поддерживали и поддерживают сейчас специальную военную операцию. Супруга также. В итоге я собрался в один день. Утром проснулся, собрал вещи, сел на самолет и полетел в Грозный, — говорит он.

В пригороде Грозного расположен центр подготовки батальона «Ахмат». Сергей решил стать добровольцем, в итоге подписал контракт и отправился на специальную военную операцию, не сказав родным, куда конкретно уехал. Сначала они думали, что мужчина находится в рабочей командировке.

— Узнали близкие, где я, уже оттуда. Сначала пришлось слукавить, сказать, что еду в командировку. Маленько люди были в шоке, когда увидели меня в военной форме. Жена отреагировала нормально. Как все нормальные женщины, у которых есть семья, которые любят свою семью. Само собой мои переживали, — вспоминает Сергей.

Про подготовку и отправку в зону СВО

Все события — полет, сборы, подготовка, отправка на СВО — разворачивались в июне и всего за несколько дней.

— Я прилетел в Грозный. Почему именно Грозный? На тот момент мне казалось, что это боевое подразделение, где действительно чему-то могут обучить. Не скрою: это хорошо разрекламированная акция. Они обещали оплатить проезд, это они выполнили. Пока я летел, изменились некоторые условия. Они тогда давали, если я не ошибаюсь, единовременную выплату — 100 тысяч рублей — и на два месяца отправляли. Пока я летел и до них добирался, условия поменялись. И уже на тот момент давали 50 тысяч в виде единовременной выплаты, оплачивали само собой дорогу и на три месяца направляли. Был большой плюс — ты ехал не как доброволец, а заключал полноценный краткосрочный контракт с Вооруженными силами Российской Федерации через военную часть. Соответственно, ты оставался со всеми льготами, социальными выплатами в случае чего-либо... Например, ранения, инвалидности или гибели. Меня это успокоило, — говорит мужчина.

Сергей хотел убедиться, что его тело в случае гибели доставят домой для нормальных похорон.

— Когда я вступал в переписку в Telegram-канале с представителем «Ахмата», который тогда набирал добровольцев, то написал: «Мне ничего от вас не надо, я понимаю, что я доброволец. Мне интересно, доставят ли мое тело домой в случае гибели?». На что они красиво ответили: «Долгих лет вам жизни». То есть они прекрасно понимали, что ответственности за добровольцев не несут. Их задача — собрать и отправить. Что касается Российского университета спецназа, там всё было по высшему разряду в плане проживания, палаточного городка, полигона, классов для занятий. Но за 2,5 дня, пока я был там, не увидел подготовки именно солдат. Восемьдесят или чуть меньше добровольцев, которые туда пришли, — это были взрослые мужики за 35 лет. Молодых было мало. Из них не то что стрелять не умели — собрать и разобрать автомат не могли, и это было печально. Там был мужчина, он вообще пастухом был всю жизнь в горах. Даже писать не умел, представляете. И читать тоже, — вспоминает дни подготовки Сергей.

У бойцов проходили занятия и со специалистом спецназа.

— Он очень взрослый мужчина, уже 30 с лишним лет в спецназе. Он нам рассказывал и показывал видео, как себя надо вести. Вот я его слушал с открытым ртом. Просто до такой степени было интересно. Он говорил правильные вещи, — добавляет тюменец.

Сергей заключил контракт на три месяца. Его назначили командиром развед-штурмовой группы.

Контракт Сергея на участие в СВО

Контракт Сергея на участие в СВО

Поделиться

— Мы делились на группы и выбирали себе командира. В итоге командиром назначили меня. Я им, своим ребятам, еще в Гудермесе (населенный пункт в пригороде Грозного, где бойцы готовились на отправку на СВО. — Прим. ред.) говорил: «Ребят, к войне нужно готовиться не сегодня, не завтра, вчера нужно готовиться. Вы поймите, что едете на войну». Я так это называю, но мы, конечно, ехали на специальную военную операцию выполнять общее дело. Должно быть понимание у всех, что сплоченность очень-очень многое значит.

После небольшой подготовки мужчин отправили на территорию Украины.

— Собрали нас в Ил-76-й (военно-транспортный самолет. — Прим. ред.) из города Грозного, и мы полетели в Ростов-на-Дону. Там есть часть, в которой мы переночевали на полигоне. Условия там были хорошие, и кормили здорово. Туда еще батюшка приехал: кто некрещеный, он его покрестил. Кто хотел причаститься, то священнослужитель причастил его прямо на полигоне. Офицеры нам сказали: «Ребята, всё хорошо, вот ваши контракты, пожалуйста, расписывайтесь». Нам отдали коробки, туда положили военные билеты, контракты и так далее. И поехали туда на автобусах. На границе простояли, в автобусах просидели за шторками, нам нельзя было даже выглянуть в окошко, — вспоминает Сергей.

«Темень, город обесточен полностью. Звук гусениц, взрывы, разрывы»

После этого военнослужащие, а с ними и тюменец, оказались в зоне СВО.

— Когда мы добрались до места, там было уже темно. Я выпрыгнул с кузова автомобиля... И, если можно так сказать, офигел: куда я попал. Просто дикая темень, город обесточен полностью, вот этот звук гусениц, взрывы, разрывы. Это всё слышно. Все ходят с фонариками, все ругаются: не зажигайте фары! Беспилотники и летальные аппараты врага спокойно летают, соответственно нельзя было, — рассказывает про обстановку Сергей.

Специальная военная операция на Украине идет с конца февраля. Такие картины видят военные изо дня в день

Специальная военная операция на Украине идет с конца февраля. Такие картины видят военные изо дня в день

Поделиться

Сергей рассказывает, что обстрелы со стороны ВСУ шли регулярно. Какие-то российские бойцы не выдержали напряжения и уезжали обратно. Про таких военных говорят: «запятисотились».

— Как только приехали, нам говорят: «Ребят, та сторона стабильно начинает стрелять с пяти вечера». И действительно, знаете, они как по часам начинают. В 17:20 сначала, потом в 19:20. А потом уже ночью — накладывают, накидывают, накидывают... После первого обстрела некоторые ребята сказали: «Извините, мы домой». Мы такого не ждали, мы думали, что всё будет по-другому. Я на тот момент свой чеченский опыт засунул глубоко-глубоко... До меня тогда дошло, и я понял, что здесь специальная военная операция идет и противник — это регулярная армия, а не бандформирования, как это было когда-то на Кавказе. Всё, что было на Кавказе, я просто взял и убрал в сторону, потому что у нас не было беспилотников, у нас не было квадрокоптеров, у нас, кроме ночников, не было ничего на тот момент. Здесь было уже всё, — сравнивает сейчас два конфликта Сергей.

Мирные жили в подвалах

Сергей признаётся, что видел и мирных жителей на Украине. Они жили в очень тяжелых условиях — в подвалах, готовили на костре.

— Я думал, что мирных жителей тут не осталось. Но когда мы выдвигались на какие-то зачистки, то, оказывается, люди там были. Они жили в подвалах. Их мало было, конечно. Они из многоэтажек уходили в подвал. Как-то идем, а они сидят, там костер, еду готовят, — рассказывает Сергей.

«Поехал зарабатывать на свадьбу»

Сергей рассказывает, что стал менее эмоциональным и даже хладнокровным. К смерти в боевых условиях он относится философски. Другого выбора, говорит, у него просто нет.

— Был у меня такой боец, позывной у него был Табас. Парень погиб, ранен осколком в шею, буквально полторы минуты пожил и всё. Молодой парнишка. Жениться собирался осенью, поехал зарабатывать на свадьбу. К сожалению, получилось так. Как мне мои бойцы говорили: «Тебе вообще кого-нибудь жалко?». Я говорю — нет, я знаю, где я, — объясняет Сергей. — Не знаю, кто это сказал, но где-то слышал — может быть в каком-то фильме, могу это сюда применить: «Гибель одного человека — это трагедия, гибель сотни — это статистика». Наверное, там это все-таки статистика. Это тяжело, это плохо. Тот же самый Табас, который погиб. Парень лежал у штаба, его не могли отправить домой. Это нормально? А его отец ждет, дядя его ждал в Ростове, чтобы похоронить нормально, — вспоминает Сергей.

Сергей получил ранение в руку. Это случилось, когда он с сослуживцами попал в окружение

Сергей получил ранение в руку. Это случилось, когда он с сослуживцами попал в окружение

Поделиться

— В августе, когда мы попали в окружение, меня ранило в руку и в плечо. Это легкое ранение... Наверное, легкое. Всё сейчас зажило, — добавляет Сергей.

Сергей пробыл на Украине три месяца — с июня по сентябрь. Но полностью выплаты, которые ему обещали, не отдали до сих пор.

— Я не хочу сказать, что не платят — платят. Я сначала лично получил за половину июня, это за полмесяца. Приходит август, я за июль получаю и только голую зарплату, а это — обычная зарплата военнослужащего. У меня было 29 тысяч рублей. В личном кабинете военнослужащего можно посмотреть, за что тебе начислили и сколько. При заключении контракта тебе должны выдаваться так называемые подъемные, это около 19–20 тысяч. На самом деле у всех разный оклад, зависит от должности, звания, условий контракта и так далее. То есть если ты заключаешь его на год, то там, соответственно, платят больше.

«Мы, извините, воюем, а нас берут — и как будто мы запятисотились, типа уехали домой»

За три месяца, признаётся тюменец, он получил денег меньше обещанного. По словам Сергея, некоторых военнослужащих исключили из списков части. Почему так случилось — никто не знает. Из-за этого он и другие не получали положенных выплат вовремя.

— Наступил август, и я получил голую зарплату. Мы поехали разбираться, потому что у меня в подразделении никто не получил то, что обещали. Некоторые вообще у меня были исключены из списков части. То есть бойцы находятся на СВО, а из списков части их почему-то исключили. Поехали разбираться, три дня были в Ростове. Мы взяли способного одного из отдела кадров, не буду называть его фамилию. Мы вышли просто уже покурить на улицу и спросили: «Почему так?». Он говорит: ну тут два варианта — либо исключены из списков части, либо числятся как налицо. Налицо — это он как будто находится в части, а не на СВО. Начали разбираться. Действительно, нас просто по приказу налицо, троих вообще из списков части исключили. Мы, извините, воюем, а нас берут — и как будто мы запятисотились, типа уехали домой. Начинали всю бухгалтерию поднимать, рапорта писать, чтобы добавили обратно в списки части. Правда, мои товарищи, я думаю, получат все эти деньги, — считает Сергей. — Это вопрос времени и, скажем так, вопрос халатности вышестоящих в большей степени. Несобранность. Причем тогда не было такого ажиотажа — мобилизованных и всего остального. Приходили маленькими группами, отправляли. Забей в компьютер — и всё.

Сергей обратился с письменными обращениями по поводу невыплаченных денег в военную прокуратуру. Ответ ожидается. Редакция 72.RU также обратилась с запросами в военную прокуратуру и в Министерство обороны ЦВО за разъяснением о невыплатах обещанных денег Сергею и другим военнослужащим. Ответы также ожидаются.

Несмотря на всё это, Сергей решил ехать снова на СВО. И не только из-за обещания, которое дал товарищам, но и потому что хочет получить адреналин.

— Привыкаешь ко всему... Знаете, становится здесь, в России, страшно, когда приезжаешь, тебя тишина пугает. Я туда снова поеду, потому что люди настоящие там. Там человека, которого ты знаешь совсем недолго, можешь назвать настоящим другом. Это для меня очень важно. И не скрою: когда уезжал, сказал: «Ребята, я вернусь». Слово надо держать. Жена, конечно, в шоке, но она не повлияет на меня. Потому что знает, какой я. Если мне надо, значит, я пойду. Значит, мне надо. Значит, я поступаю правильно. Тем более я дерево еще не посадил, дом не построил. Есть к чему стремиться, приеду — всё это сделаю, — обещает себе Сергей.

Такие многоэтажки сейчас в зоне боевых действий

Такие многоэтажки сейчас в зоне боевых действий

Поделиться

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

Что мы еще писали про семьи, которых коснулась спецоперация

Ранее мы рассказывали о спецоперации глазами 20-летних молодых людей. Миша и Вася несколько лет занимались в центре военной подготовки «Аванпост». В 19 лет они окончили колледж и решили сразу подписать контракт. Оба сделали это втайне от родителей.

В этом материале — история одной тюменской семьи, жизнь которой в один миг изменила спецоперация. В феврале внука Раисы Алексеевны отправили на спецоперацию. Пока он был на Украине, будни женщины и ее семьи превратились в нервное и страшное ожидание новостей.

Также на нашем сайте выходил трагичный репортаж из села Первопесьяново Ишимского района. Там с разницей в несколько дней похоронили двоих молодых мужчин — Антона Лукошкова и Ивана Кузьмина. Они погибли в ходе спецоперации.

Кстати, теперь у нас есть канал в Viber! Там мы размещаем новости о том, что важного и интересного происходит в Тюмени и области. Подписавшись, вы сможете первыми узнавать эту информацию. Чтобы присоединиться, нажмите сюда.

Удобнее следить за новостями в Telegram? Подписывайтесь на нас, нажав сюда.

По теме

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter