Город Константин Федоров, старший участковый Тюменского отдела полиции №8: «Бывает, нам жалуются даже на соседских тараканов»

Константин Федоров, старший участковый Тюменского отдела полиции №8: «Бывает, нам жалуются даже на соседских тараканов»

Как говорится, если вы не знаете своего участкового, значит он плохо работает. Старшего участкового отдела полиции №8, майора полиции Константина Федорова знают многие, потому что он умеет найти подход к каждому человеку. И считает, что участковый, прежде всего, должен быть психологом. Еще в студенческие годы Константин определился, что хочет работать именно участковым, даже ходил на дополнительные занятия. И сейчас не жалеет, что пришел работать в полицию.

– В чем заключается работа участкового?

– Функций много. Это и раскрытие, пресечение, выявление преступлений, профилактика административных правонарушений, это и юридическая и практическая помощь людям – например, соседи шумят, утихомирить их невозможно, обращаются в участковый пункт. Мы уже идем, разбираемся, разговариваем, объясняем, что они совершают правонарушение и их можно привлечь к ответственности. Если не понимают – привлекаем. Кроме того, приходят за всевозможными справками, за консультациями. У нас же как у людей принято – если не знаешь куда пойти, иди к участковому, он разберется.

– А какая территория города находится в вашем ведении?

– Довольна большая, представьте: от улицы Мельзаводской до улицы Пролетарской, дальше сворачиваем направо, едем до «Нефтемаша», там уже начинается улица Бранаульская, по которой едем по объездной, уходим в сторону деревни Воронина, включая ее, и далее по Цимлянскому озеру до ДОК «Красный октябрь». Эта территория разделена на пять административных участков. Фактически же мы работаем здесь вчетвером, одного человека не хватает, вакансия свободна. Я на этих участках – старший.

– Вы упомянули, что не хватает одного человека. Люди не идут в участковые?

– Текучка есть. Приходят – уходят. Процентов 75 участковых – молодые сотрудники, мало старослужащих. Кто-то уходит в другую службу, кто-то увольняется, кто-то переводится, меняя место жительства. У нас в восьмом отделе коллектив устоявшийся, работают все давно.

– Какие качества характера должен иметь участковый?

– Добросовестное отношение к работе, вообще должно быть желание не просто работать, но и помогать людям. К тому же человек должен быть юридически грамотным. Не зря же сейчас участковых набирают только с высшим юридическим образованием, ведь их деятельность затрагивает практически все сферы жизни. Важна порядочность, вежливое и доброжелательное отношение к гражданам. Вы, наверное, заметили, что, по сути, мнение людей о полиции складывается из работы именно участковых. Если человеку в участке не помогли, он в дальнейшем будет всем своим знакомым говорить о том, какая плохая полиция – ничего не знают, не понимают. У меня были такие случаи. Прихожу на адрес, а там ко мне обращаются: «Константин Владимирович». Спрашиваю, откуда меня знают. «Знаем, с вами можно общаться», – отвечают.

– Опасные моменты есть в работе?

– Не так давно был случай: гражданин совершал административное правонарушение. Естественно, к нему подошли, предупредили, попросили пройти с нами в кабинет для составления протокола. У него при себе не было документов, зато много выпил. Мужчина очень большой, метра два ростом, заявил, что для него законов не существует. И напал на наших сотрудников. Пришлось применить боевые приемы самбо и спецсредства. Закончилось все тем, что мужчину привлекли к уголовной ответственности за неуважение сотрудников полиции.

– Мне кажется, что участковый, занимаясь повседневной работой, видит как бы срез общества. С вашей точки зрения, как оно изменилось в последнее время? Каких людей стало больше?

– Я работаю в полиции с 1999 года, и практически все время – в службе участковых. Если раньше, лет восемь–десять назад, у нас люди не были так юридически грамотны, подготовлены. Преобладает средний класс, асоциальных личностей становится меньше. Конечно, они есть везде...

– А какую работу вы с ними проводите?

– Профилактическую. Беседуем, убеждаем, разъясняем. Вот они начинают: «Работы нет и так далее». А какие меры ты принял для того, чтобы она появилась? Так что помогаем и работу найти, пусть сначала на небольшую зарплату. Некоторые исправляются. В основном ведь от безысходности люди начинают вести асоциальный образ жизни, у них нет поддержки. Вроде поговоришь с такими, на какое-то время хватает – начинают меняться. Есть семьи, где муж или сын употребляют алкоголь, нигде не работают. Мать или жена на него приходит жалуется. Идем, беседуем – на месяц помогает. В нашей работе нужно быть психологом, найти подход к любому человеку, заинтересовать, чтобы он тебя слушал. А иначе какой толк в разговорах? Если участковый – психолог, тогда результат будет.

– Можете ли вы среди проблем современного общества назвать такую как равнодушие? Многие люди часто живут на одной лестничной площадке, но друг друга не знают.

– Есть такое в основном среди молодежи. Которая не придает значение соседским отношениям. Как правило, все знают и видят люди в пожилом возрасте. Есть среди них настоящие активисты, от которых мы и получаем информацию. А молодежь, ну чем она сейчас интересуется? Погулять, посидеть в Интернете... Хотя у меня на участке есть молодые люди, которые выступали с инициативой – открыть в одном из муниципальных помещений спортивный зал. Мы бились долго – в администрацию обращались. Но не получилось – помещение уже отдали кому-то в аренду.

– С насилием в семьях часто приходится сталкиваться? Если вам поступает такой сигнал, что предпринимаете?

– Как правило, если насилие происходит в отношении детей, то подключаем инспекторов по делам несовершеннолетних. В этом случае может дойти до уголовной ответственности. Такие семьи сразу же ставятся на учет, с ними ведется профилактическая работа. У меня в практике был такой пример. У женщины было два сына, один умер. От него остался ребенок. И в этой семье постоянно злоупотребляли алкоголем. Никто вроде не жаловался, но информация все-таки дошла и до нас. Мы подготовили бумаги, ребенка забрали в детский дом. И пока эта семья не исправилась – завязала с алкоголем, ремонт в квартире сделала, ребенка им не отдавали. Сейчас там все в порядке. Если насилие совершалось в отношении жены, к примеру, тогда уже я один работаю – ставлю на учет дебошира. Радует, что соседи, по крайней мере у меня на участке, не равнодушны – сразу сообщают подобную информацию.

– Так тесно общаясь с населением, с какими проблемами приходится сталкиваться?

– Проблем много. Нежелание людей исправиться, пассивное отношение к своей жизни. Не хотят выступать в качестве свидетелей, понятых. Начинаешь убеждать. Что, по сути, им ведь это надо – как я могу им помочь, если сами граждане мне не помогают?

– А с наркотиками приходится бороться?

– Здесь я второй год работаю. На тот момент, когда пришел, было несколько человек, которые злоупотребляли наркотиками, даже состояли на учете, лечились. Сейчас они привлечены к уголовной ответственности, остался из них один – наркотики не употребляет, работает.

– Ваш район достаточно спокойный. А в Тюмени какая территория считается самой опасной?

– Центр города всегда был тяжелым в этом отношении. Участковому тяжело разбираться – люди туда едут со всего города, найти их потом сложно. В Калининском округе, наверное, самый сложный район – Дом обороны.

– Получается, что частный сектор спокойнее?

– Не то чтобы спокойнее. Дело в том, что здесь все друга друга знают.

– Обращаются с какими-либо смешными просьбами?

– Конечно, обращаются. Было даже заявление от бабушки: «Прошу принять меры к тараканам в соседней квартире, они ко мне бегают». Вот как вы будете принимать меры к тараканам? Бывает, что люди, которые состоят на учете в психоневрологическом диспансере, с началом весенне-осеннего обострения строчат заявления – в Москву, к депутатам, к прокурору, президенту, всем пишут, жалуются, что не помогают в полиции. Доходит до того, что человек страдает галлюцинациями – заклеивают на ночь окошки, закладывают двери посудой, сами портят себе мебель, потом говорят, что им кто-то испортил. Так, стоит две двери, деревянная и металлическая, деревянная от времени ссохлась, образовалась щель. А нам жалуются, что дверь кто-то ломиком вскрывал, просят, чтобы по ночам охраняли. Жалуются, что их облучают, прослушивают, газ пускают, манипулируют. Самая последняя история произошла с перепившим мужчиной – он утверждал, что к нему приезжали спецслужбы, отравили его газом, перестреляли полрайона, загрузили вагон трупов и увезли. А он в кустах спрятался.

– И каждую жалобу приходится отрабатывать?

– Конечно. Сигналы же все регистрируются, а мы проверяем и решаем вопрос о возбуждении уголовного дела или отказе и так далее.

– В детективах часто показывают, как герой-участковый расследует сложнейшее дело. У вас такое бывало в практике?

– Много раз было. Один раз был обнаружен труп, поступила информация, что человек сам себя поджег – суицид. Путем доверительных разговоров с людьми я установил, что его подожгли, самоубийством это не было. Сообщил куда следует, в течение недели преступника нашли, привлекли к уголовной ответственности. Были случаи, когда сами раскрывали и тяжкие преступления – потихоньку раскручивали.

– Часто благодарят или чаще ругают?

– Благодарят часто. У нас даже журнал отзывов есть. Про нашу работу можно долго говорить – сфера деятельности участкового очень обширна и касается буквально всего. Я считаю, чтобы работать участковым, нужно любить свою работу. Когда человеку поможешь – приятно слышать слова благодарности.

– А зарплата у участковых достойная?

– Сейчас – да.

Фото: Фото Ивана СИДОРЕНКО
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
22
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Менталитет курортного захолустья». Жительница Крыма переехала в Тюмень и осталась в восторге — почему
Алеся Тихова
бизнес-юрист
Мнение
Тюменка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
«Риелторы и девелоперы в шоке». Глава крупного тюменского агентства — о кризисе на рынке недвижимости без господдержки
Ильдар Хусаинов
Директор федерального агентства недвижимости «Этажи»
Мнение
«Лучше фонтанировать странными идеями, а не решать проблему». Тюменец возмущен борьбой с самокатчиками
Никита Кифорук
Журналист 72.RU
Рекомендуем