Top.Mail.Ru
Все новости
Все новости

«Дни Турбиных»: мнения о пьесе разделились

Поделиться

В конце минувшей недели Тюменский драмтеатр представил гостям и жителям областного центра последнюю премьеру 155-го юбилейного сезона – спектакль «Дни Турбиных». На тюменской сцене пьесу Михаила Булгакова поставил режиссер из Санкт-Петербурга Петр Шерешевский. На сдаче спектакля, 23 мая, побывали члены клуба «Театр.Ток». Состав клуба меняется часто, и на этот раз в него вошли тюменские журналисты, которые интересуются театральной жизнью города. О своих впечатлениях они поделились с 72Afisha.ru.

Алена Бучельникова, журналист: «Я рекомендовала бы посмотреть этот спектакль – он очень атмосферный, передано, что люди чувствовали, какие отношения между ними существовали. Все актеры на своем месте. Мне казалось, что у них все происходит без лишнего надрыва. Все было сбалансировано, на мой взгляд: и сценография, и актерская игра, и музыкальное оформление. Люстра понравилась. Ведьмы: я поняла, что это мойры, богини судьбы. Иногда их поведение было очень вызывающим, я восприняла это как режиссерский ход: чтобы взбудоражить зрителя, вызвать у него некоторое отторжение».

Людмила Симонова, режиссер студенческого театра «Табурет»: «Меня задели речи Алексея Трубина про честь и идеалы, трезвые рассуждения про смысл войны. Но то, что белый офицер предстает перед нами в роли сапожника, который оправдывается перед ведьмами за собственное существование, для меня переломило все обаяние героя. Думаю, это было сделано зря.

При том, что мне показался сильным тот момент, когда Елена стоит на стуле у елки в костюме зайчика – на допросе у тех же трех ведьм. Гармоничным был актер, играющий Мышлаевского, он излучал удовольствие от того, что находился на сцене. Видимо, речь тут о том, что труппе нужен по-настоящему сильный режиссер».

Виктория Ющенко, фотограф: «Сценография была современной и довольно органичной. Хотя частокол стульев на переднем плане раздражал всех, в том числе фотографов. Можно пересмотреть ценовую политику в билетах – задние ряды находятся в более выигрышном положении. Мне понравился дуэт Казаковой с Аузиным, очень у них вышла убедительная пара. Вообще же первый акт затянули, разыгрались только к концу второго акта. На вхождение в образы у ансамбля ушло примерно два часа.

Ребенка на премьеру надо брать, предварительно подготовив. Так будет непонятно. Мне кажется, не выкладываются актеры на сто процентов, довольно механически подают текст. Что называется, схоронили Алексея Турбина и за праздничный стол сели. Режиссер не предусмотрел моментов, которые бы заставили мурашки по коже бегать».

Ирина Пермякова, журналист: «Фольклорный вариант названия премьеры – «Три Турбиных», потому что сравнение с «Тремя Товарищами» Баргмана прямо-таки напрашивается. Две премьеры этого сезона поставлены питерскими режиссерами, один и тот же сценограф, влюбленная пара в центре событий – Евгения Казакова и Николай Аузин. В привычных образах предстают «взрослый», серьезный, иногда проявляющий «запрятанную ребячливость» Александр Тихонов, комический выпивоха Константин Антипин.

Незримый герой, обязательное обстоятельство событий – война, переворот привычной жизни или попытка вернуться к ней. Ну, и тема противостояния маленького человеческого счастья большой катастрофе; любовь и дружба как спасение, и все такое, про что Александр Баргман так красиво нам рассказывал в "Трех товарищах"».

Марина Мавлютова, верстальщик, дизайнер: «Спектакль оставил после себя ощущение трех с половиной часов тяжелой работы. Музыкальное оформление было богатым, но порой выбор его был дисгармоничным. Например, немцы шагали под «Нож для Фрау Мюллер». Я вдруг поняла, что хронометр так и не сыграл важной роли – он тикал, но нужно было сделать акцент на том, когда он остановился. Или этого не было по задумке режиссера? Мне понравилось, как символически нагрузили ряды венских стульев».

Наталья Жаркевич, редактор журнала «Свой дом»: «Постановка распадается на ассоциации, дежавю. Семейная драма Елены Тальберг – это что-то из «Иронии судьбы», ее монолог у елки – как в «Щелкунчике» театра драмы, сцены с гетманом – нечто из «Свадьбы в Малиновке», немцы шагают «ать-два», как в мультипликационном «Острове сокровищ» и так далее. Так бывает, когда режиссер не нашел своей личной темы в классическом произведении.

С Булгаковым вообще надо осторожнее – чуть что, и он распадается на анекдоты. На этот раз, скорее, с жанром не справились, спектакль расходится на несколько жанров. Главная героиня не всегда была убедительна, ей по характеру, скорее, роль трикстера подходит. Вообще возник вопрос, готова ли публика полюбить этих героев-дворян как самих себя, дворян, которых еще не растоптала революция? Ведь это сверхзадача "Дней Турбиных"».

Наталья Фоминцева, журналист, публицист: «Режиссер выбрал сомнительный путь, когда в «Дни Турбиных» решил привнести булгаковскую мистику из серии «Мастер и Маргарита». Можно было пойти по реалистичному пути и без логической каши, доходчиво и убедительно все передать. Вообще же пьеса остается современной: за окном все тревожнее, а у тебя абажур и кремовые шторки, последний оплот, твой личный тонущий корабль. У нас вообще непозитивная страна, какой была, такой и осталась».

Марина Полуэктова, журналист, сотрудник банка: «После первого акта я поняла, в чем назначение ведьм с их «обнаженной грудью» – взбодрить публику, дать эмоциональный допинг. Ну это я в качестве шутки. На самом деле, если первое действие мне было смотреть тяжело, то во втором действии все словно встало на свои места, я примирилась с темой и ее подачей».

Фото: Фото Виктории ЮЩЕНКО и Ивана СИДОРЕНКО, видео Юрия БЫБИНА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter