Развлечения Юрий Лоза, певец, поэт, композитор: «Сегодня без пиара артисты просто умрут с голоду»

Юрий Лоза, певец, поэт, композитор: «Сегодня без пиара артисты просто умрут с голоду»

Юрий Лоза – личность (здесь можно было поставить промежуточную точку) на музыкальной арене весьма незаурядная. Его музыкальный стиль и манеры исполнения не слишком вписываются в общепринятые стандарты имеющихся жанров. Но от этого песни Лозы не меньше любят и не реже слушают, чем песни каких-то других «форматных» направлений. Скорее даже наоборот.

– Юрий Эдуардович, в своей песне «Я умею мечтать» вы поете: «Вот мне и стало за тридцать – самое время мечтать». Не меняются ли мечты с возрастом?

– Не меняются, просто приобретают характер конкретных дел и желаний. Как-то уже не хочется перевернуть мир и кого-то осчастливить, все стало гораздо прозаичнее.

– Главная тема вашего творчества – социальная?

– Нет, конечно же. У меня нет одной главной большой темы. Самая главная тема, которая стоит того, чтобы ее освещать в произведениях искусства, – это Жизнь. Все когда-либо написанные мною произведения описывают нашу жизнь или рассказывают о моем отношении к этой жизни.

Юрий Эдуардович Лоза родился 1 февраля 1954 года в городе Свердловске (ныне Екатеринбург). В 1961-м семья перебралась в Алма-Ату, где и прошли детство и юность певца.
В 1971 году после окончания десятилетки поступил в Казахский государственный университет на геофак, но через полтора года бросил учебу. Затем служил в армии на Дальнем Востоке в ракетных войсках стратегического назначения.
В 1975-76 годах работал в ОМА Казахконцерта ресторанным музыкантом и параллельно учился на отделении ударных инструментов музыкального училища в Алма-Ате, которое не закончил.
В начале 1977-го гастролировал по Казахстану в составе различных коллективов. С конца 1977 года работал гитаристом, банджистом и ведущим вокалистом в группе «Интеграл» вместе с Бари Алибасовым.
В 1983 году перебрался в Москву и в конце года начал играть и петь в группе «Зодчие» вместе с В. Сюткиным и Ю. Давыдовым, параллельно выпуская по одному авторскому магнитоальбому в год.
С 1987 года начал официальную сольную карьеру. Также Юрий Лоза пишет стихи и тексты песен. С гастролями много раз был в Германии, Израиле, Америке и Греции – работал для русскоязычной аудитории.
Среди наиболее популярных песен Юрия Лозы – «Пой, моя гитара», «Сто часов», «Я умею мечтать», «Опять», «Мать пишет», «Пиво». Стоит отметить, что знаменитая песня Лозы «Плот» переведена на шесть языков мира и легла в основу художественного фильма «Благотворительный бал» (режиссер Эфраим Севела), где в главных ролях снялись Леонид Филатов и Кристина Орбакайте.
Выступая в качестве солиста, Лоза записал шесть магнитоальбомов и два виниловых диска-гиганта «Что сказано, то сказано» (1987) и «Вся жизнь – дорога» (1990).
Сегодня Юрий Лоза продолжает выступать на концертах и работает над очередным альбомом. Женат, есть 25-летний сын.

– Ваш музыкальный стиль тяготеет к синтезу рока и бардовской песни. А среди других исполнителей этих жанров вы можете кого-то выделить?

– Нет, потому что я понятия не имею, что они там делают, все эти ребята. То, что я вижу по телевизору, меня не впечатляет. То, что слышу по радио, – тоже. Ориентируясь на своих приятелей, могу сказать только, что есть замечательные работы у Кости Никольского, у Юрия Антонова. То есть раньше у всех творцов, авторов некоторые работы были удачными. Сегодня, к сожалению, авторов отодвинули на задний план, они опущены ниже плинтуса. «Рулят» исполнители. К примеру, в интернет-поисковиках значится «Песни Жанны Фриске», а Жанна Фриске строчки не написала! Она к песням имеет только то отношение, что она их поет. А имена авторов этих песен вы не найдете ни на одном сайте.

– Чувствуется, что вы относитесь к нашему шоу-бизнесу с долей скептицизма…

– Я не думаю, что шоу-бизнес плох, я думаю, что у нас в стране его нет. По крайней мере, то, что есть у нас сейчас в стране, это не шоу-бизнес, потому что к бизнесу это не имеет ни малейшего отношения. Если вы спросите у любого эстрадного артиста на Западе: «Чем ты занимаешься? На что ты живешь?», он достанет компакт и скажет: «Я вот это произвожу и с этого живу». То есть у них люди идут на рынок, покупают компакт-диски, и на это живет артист. А у наших самых народных-пренародных заслуженных-презаслуженных артистов спросите, на что они живут? Ни один из них не сможет достать компакт и сказать, что он живет с его продажи. Потому что производство компакта – два доллара, продажа его на Западе – 15 долларов. Этой вилки хватает, чтобы всех накормить. У нас производство компакта – два доллара, продажа на «Горбушке» – два доллара. Понятно, что экономика здесь не работает. И мне с трудом верится, что кто-то пойдет на рынок, чтобы купить там, к примеру, компакт Буйнова. Вот вы пойдете? Думаю, нет. Потому что у него нет такого материала, который бы стоило пойти и купить. Тем не менее, его часто показывают в телеэфирах, он работает на корпоративах, и его все знают. При этом назвать его артистом я не могу, так как не могу его классифицировать. Певцом? Нет, он не певец. Музыкантом? Нет, не музыкант. Просто Буйнов, это медийная личность, у которой есть возможность мелькать на телевидении.

– А как вы считаете, вообще нужен ли артисту пиар?

– Спрашиваете! Сегодня без пиара артисты просто умрут с голоду. Вот в наше время, я имею в виду 80-е годы, нам не нужен был другой пиар кроме наших песен. Так, с 1983 по 1986 годы включительно я выпустил четыре хороших альбома, 50 песен, каждая из которых до сих пор живет своей жизнью. Каждая из них меня популяризировала и раскручивала тогда. Мы пытались удивить всех новой программой, новыми песнями, что-то изобретали, что-то писали… Нынешние артисты находятся в несколько ином положении: у них нет достойного материала, поэтому они вынуждены тратить на свою раскрутку очень большие средства. При этом им зачастую приходится поступаться своими жизненными принципами. Они много говорят и пишут, но никто не может вспомнить, что же ими было сделано, чтобы об этом можно было говорить.

– Юрий Эдуардович, а каковы ваши творческие планы на ближайшее будущее?

– Собираюсь издать книгу «Научу писать хиты». Это будет такой своеобразный учебник, который поможет любому человеку научиться самостоятельно работать над песенным текстом. Последняя чистка книги уже позади, я уже отправил в издательство текст, рисунки и слайды.

– Сколько экземпляров будет выпущено?

– Пока пять тысяч, а дальше будем смотреть.

– Как много времени ушло на эту книгу?

– Она писалась около года. Потом еще три месяца шли переговоры с разными издательствами.

– А что сподвигло вас написать такое пособие?

– Тот факт, что у нас до сих пор не было толкового самоучителя по написанию песенного текста. Ведь самоучителей сегодня полно – и по игре на гитаре, на баяне и на чем угодно. А вот тексты писать никто нигде не учит. Вот я и решил это сделать.

– Планируете ли в будущем выложить это пособие в свободный доступ в Интернет?

– Этот вопрос надо будет согласовать с издателями. Если они скажут, что этого делать не следует, то я этого делать не буду. Хотя ответ издателей в принципе предсказуем: вряд ли выкладывание книги в свободный доступ будет как-то способствовать продажам тиража.

– Я в курсе, что вы успели попробовать себя и в драматургическом жанре – написали пьесу о театре «Культур-Мультур». Она до сих пор не поставлена?

– Она поставлена в Москве студенческим театром. В Хабаровске ее, может быть, в скором времени поставит репертуарный театр.

– Если бы по пьесе ставили фильм, кого бы из современных известных актеров вы хотели видеть в главных ролях?

– Никого. Они и так уже всем надоели – перемещаются примерно одним и те же составом из фильма в фильм. По крайней мере, я не смотрю российское кино не потому, что оно хорошее или плохое, а потому что устал видеть одни и те же физиономии. Ну, ведь невозможно постоянно смотреть картины с участием абсолютно одинакового Хабенского!

– Может, есть какие-то старые фильмы, которые вам приятно пересматривать?

– Я ретроград, люблю хорошее старое кино. Недавно пересмотрел «Служебный роман» Эльдара Рязанова и получил огромное удовольствие. Когда-то снималось хорошее российское кино. Сейчас я этого не вижу. Последний современный фильм, который мне по-настоящему понравился, – это «Остров» с Дюжевым и Мамоновым.

– Вероятно, вы часто бываете в театре?

– К сожалению, не так часто, как хотелось бы. Тем не менее относительно недавно я перечитал кучу разных пьес. Ну как бы я написал пьесу о театре, если бы не знал его? Отмечу: то, что делается в театре сегодня, меня не очень радует. Общая тенденция не впечатляет.

– А какова она, общая тенденция, на ваш взгляд?

– Застой. Как и везде. У нас очень мало хорошего нового материала, который стоило бы ставить. Соответственно, пытаемся «выезжать» на старом репертуаре. Только заворачиваем это старое в новую упаковку. Старые пьесы сегодня подаются совсем по-другому. Например, в оперном. Приходят молодые ребятишки и ставят «Онегина» таким образом, что, оказывается, дуэли не было как таковой, а Онегин убил Ленского в драке, причем из охотничьего ружья случайным выстрелом в живот. Бред такой! Вероятно, в следующих постановках они будут драться на нунчаках, и победит Ленский.

– Фильмы вы не смотрите, в театре бываете редко… Как же предпочитаете проводить свободное от работы время?

– Лежа на диване. Он уже принял мою форму. Хотя, иногда, конечно, неплохо и на море отдохнуть. Идеальный вид отдыха сформулировал в свое время Джимми Хендрикс: лежать на берегу моря, смотреть на волны и слушать, как растет твоя борода.

– А спортом вы занимаетесь?

– Мне 58 лет. Все специалисты в один голос говорят, что после 40-45 надо заканчивать с любым спортом. Только легкая физкультура, а лучше вообще ходить пешком. По лесу.

– Ну и часто ли вы ходите пешком по лесу?

– К сожалению, редко. Дела, дела, текучка… Я живу в Москве, даже на дачу-то выбраться некогда.

– Живете в Москве, а бываете ли в Екатеринбурге, где вы родились?

– Вообще не появляюсь там никогда. У меня там даже никаких корней не осталось. Я там только родился, потом меня оттуда увезли.

– Юрий Эдуардович, в молодости вам довелось поработать с Бари Алибасовым и с Сюткиным. Сегодня ваши пути никак не пересекаются?

– Недавно был юбилей группы «На-на», и Алибасов приглашал меня, но я отказался, потому что не имею к «На-на» ни малейшего отношения. Я не очень хочу встречаться с этим человеком, и был бы рад, если бы мы не встречались больше никогда. А с Валеркой Сюткиным мы периодически пересекаемся на каких-то концертах. Можем с удовольствием постоять и потравить анекдоты, но потом разбегаемся и идем дальше каждый своей дорогой.

– В Интернете с друзьями не общаетесь? Сегодня же это так модно – «сидеть» в социальных сетях…

– В соцсетях я есть, но это не значит, что я там постоянно «сижу». Так, изредка заглядываю: а вдруг кто-нибудь что-нибудь хорошее написал?..

– По поводу Интернета. На вашем сайте есть раздел «Мысли», а мыслей нет. Что бы это значило? И какие мысли вы бы хотели там оставить?

– Мыслей нет, потому что раздел только-только появился, и как раз в ближайшее время я собираюсь его заполнить. А заполнять его я буду постепенно простыми и естественными истинами. Типа «Не надо переедать!» Хорошая ведь мысль?

– Хорошая! Кстати, насчет еды: есть у вас любимое блюдо?

– О, я ужасный сластена! Может быть, в детстве не доел сладкого. Очень люблю мучное и молочное. Но мне всего этого нельзя, потому что, как у любого нормального человека, от этих продуктов у меня растет живот. Я стараюсь себя постоянно ограничивать, но несмотря ни на какие ограничения, живот все равно продолжает расти. Зато я уже на протяжении лет 10 соблюдаю все четыре больших поста – не ем в это время мяса, молочного и яиц.

– Сами что-то умеете готовить?

– Нет, я очень плохо готовлю. Поэтому лучше это делать жене, которая готовит хорошо. Сам я могу приготовить только «яйцо под майонезом». Больше ничего хорошего у меня не получается. Рецепт дать? (Смеется.)

– А каковы ваши предпочтения в выборе напитков?

– У меня есть доктор, к которому мы всей семьей ходим уже 23 года. И вот если он позволяет выпить рюмочку коньяку, то я иногда не отказываю себе в этом удовольствии. Но вообще такое бывает крайне редко: я не сторонник выпивки, потому что, когда выпью, не могу работать.

– В вашем репертуаре есть песня про пиво, с очень глубоким смыслом. А как вы относитесь к пьянству? Считаете ли пьянство проблемой?

– Считаю. И проблема эта давным давно стала глобальной. Наша страна бессистемно пьет, начиная с Петра I. До него страна пила по системе, то есть было время работать и время пить. Петр I, которому вечно не хватало денег на реализацию своих проектов, поощрял водочные компании, которые ему отстегивали налог на спиртное. Так и повелось, что русский народ начал пить круглый год. Это очень плохо.

– Но как бороться с этим?

– Надо восстать против пьянства всем миром – ограничивать продажу алкоголя, вводить жесткие санкции на некачественный алкоголь, а детям с самого раннего возраста объяснять, что алкоголь – это зло.

– Ваше отношение к спиртному мы выяснили, а как насчет сигарет? Вы не курите?

– Курил 25 лет, но 17 лет назад бросил.

– А как удалось бросить с таким стажем курильщика?

– Благодаря силе воли. Я поставил перед собой задачу, всем пообещал, что брошу. А я же как чукча – всегда выполняю свои обещания.

– Все ясно, но вернемся к мыслям. Юрий Эдуардович, чем сегодня заняты ваши мысли?

– Сложно сказать. У меня сейчас масса всевозможных дел, которые требуют немедленного решения и моего участия. Эта текучка преследует меня всю жизнь. Дело в том, что в моем роду нет ни одного Абрамовича, ни одного Дерипаски или Прохорова. Все мои родственники решают проблемы натужно и с моей помощью. И я знаю, что если этих проблем не решу я, то не решит и никто другой.

– На каком месте в вашей жизни деньги?

– Понимаете, в чем дело: я никогда не имел больших денег, я их боюсь и всегда к ним относился очень настороженно. Ведь давно известно, что большие деньги притягивают большие неприятности. Мне всегда нравилось жить по принципу достаточности. «Богат не тот, у кого много, а тот, у кого достаточно». Для моей жизни я зарабатываю достаточно, но ничего другого мне особо и не надо. Мне частенько предлагают «замутить» какой-нибудь грандиозный гастрольный тур. Я спрашиваю, а для чего? Ну, заработаем денег и что? Мне же надо будет думать, куда их потратить! А ведь у меня и так есть все необходимое – одна квартира, одна жена, один сын, одна машина. И мне не нужна вторая квартира, вторая жена, любовница, внебрачные дети…

– Как вы считаете, можно ли прожить на пенсию в нашей стране?

– Нет, нельзя, уж слишком она мизерная. Обязательно нужно что-то к этой пенсии добавлять. Когда дело дойдет до моей пенсии, а мне через два года уже будет 60, я задумаюсь, каким образом обеспечить себе существование помимо этой самой пенсии. Пока в мыслях есть только какие-то общие идеи. Может, огородиком буду заниматься, может, курей или кроликов разведу… Не знаю, посмотрим.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
19
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
Живые кошки против каменных. Почему улица Ленина в Тюмени никогда не станет турецкой Истикляль — что не так с реконструкцией
Владимир Богоделов
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
«Росавтопром стал похож на подпольный цех». Чем для россиян обернется отмена таможенных барьеров для иномарок
Артём Краснов
Редактор раздела «Авто»
Рекомендуем