22 января суббота
СЕЙЧАС -15°С

Павел Росляков, тюменский художник, скульптор, ремесленник: «Детский дом дал мне понять, что так жить я не хочу»

Начало улицы Садовой в старой части Тюмени давно примелькалось неравнодушным до красоты людям. Вообще, окрестности здесь приятные. Чуть выше – Свято-Троицкий мужской монастырь, напротив – маленький парк с памятником Святителю митрополиту Сибирскому Филофе

Поделиться

Что имеем мы за плечами, прожив пол века в суете сует?
Многие рассуждают над этим часами, а я вот нет... *
(стихи Павла Рослякова)

Начало улицы Садовой в старой части Тюмени давно примелькалось неравнодушным до красоты людям. Вообще, окрестности здесь приятные. Чуть выше – Свято-Троицкий мужской монастырь, напротив – маленький парк с памятником Святителю митрополиту Сибирскому Филофею Лещинскому. Даже те, кто живет в микрорайонах или, скажем, в заречной части города, знают это место. А про дом №3 на Садовой говорят так: «А, это там, где художественный салон. Там еще рядом такой дом красивый с лепниной... ». Здесь живет и работает скульптор Павел Росляков. Это мимо его «Магистра знаний» каждое утро проходят студенты ИГИПа, это его «Святая Татьяна» символизирует молодость и вселяет надежду на успешную сдачу экзаменов. О том, как рождаются скульптуры и как творчество уживается с коммерцией, корреспонденту 72.ru рассказал Павел Росляков.

Поделиться

Павел Росляков – художник, скульптор. Пишет стихи. Себя называет ремесленником. Заочно учился в Московском университете имени Крупской на факультете живописи и станковой графики. На вопрос об образовании всегда отвечает: «Я до сих пор учусь. Как говорил Сальвадор Дали, не бойтесь совершенства. Вам все равно никогда его не достичь». Вместе с женой Натальей вырастил трех талантливых сыновей. Сейчас все вместе воспитывают кота Юлия. Гостеприимный и добрый хозяин. Заботливый муж и отец. Предприимчивый и талантливый человек.

Я видела, что многие, оглядываясь, проезжают мимо вашего дома. Вот и я не сразу решилась к вам прийти.

– У всех свои заботы, планы. Суета сует. Я любимой жене Наташе говорю: «Ты посмотри, что в городе творится! Все суетятся, куда-то едут... Пробки, машины. Вся жизнь проходит в этих пробках с выхлопными газами в никуда. А знаешь, почему такая суета? Люди суетятся, чтоб потом жить как мы с тобой: тихо, спокойно, на своем клочке земли». Вот и вся мораль. У всех свои дела, все стремятся деньги заработать. А без них никуда... Просто многие ошибочно видят в них смысл, решение всех проблем. А это не так. Душа должна быть, богатство семейных традиций. Смысл должен быть в самой жизни. Жизнь нужно чувствовать. К чему-то стремиться. Ведь при желании можно быть кем угодно. Должна быть цель, обоснованная, продуманная. А из-за суеты и подмены ценностей мы даже не знаем своих прадедов, своих корней.

Вот вы говорите: я не художник, я ремесленник...

– Я себя таковым ощущаю.

Для ремесленника есть место музе, творчеству. Или это чистая механика, математический расчет?

– Продуманная до мелочей работа – это и есть творчество в чистом виде. Многие ошибочно думают, что если человек творит, он находится в нирване. Нирвана – это то, что приходит от процесса работы, это чувство удовлетворения, понимания себя в мире как человека, способного реализовать свои намерения. Чем успешнее и качественнее они реализованы, тем сильнее удовлетворение. Когда я работаю над образом, картиной, скульптурой, я продумываю каждую деталь, каждый свой ход, поступок. Это уже доведено до автоматизма, поэтому я не делаю на этом акцентов. Я просто работаю. Я решаю в одну секунду миллион задач: как положить кисть, какой мазок выбрать, какой подобрать цвет, чем выразить характер взгляда и так далее. Иначе не получится работа. Мало в работу вложить душу, хорошая качественная работа требует мастерства. Понимание этого, воплощение этого и есть творчество. А ждать музу можно годами, а можно и всю жизнь. Ждать и не дождаться. Это не серьезно. Художник, творец должен быть сытым.

Поделиться

Когда встал вопрос с выбором профессии?

– Мы со старшим братом росли и учились в интернате. Детский дом. Нас трое у матери было, когда отец погиб. Несчастный случай. Он охотник был. На охоте и погиб. Тогда были сложные времена. Матери пришлось отдать меня и старшего в интернат. Домой приезжали на летние каникулы. И так со второго класса по восьмой. Учились, пока шли уроки. После времени было много, делай что хочешь. Ну я и стал рисовать. По началу оформлял стенгазеты, буковки всякие писал. У нас библиотекарь была, она приметила мои старания и попросила поправить ее портрет, мол, измялся, пока везла. А портрет памятный, художник ей подарил. Ну я и срисовал. Получилось. Меня похвалили, сказали, что я талантлив. Вот с этого и началось. Сначала срисовывал портреты с массовых открыток популярных актеров. А когда выпускной класс закончил, всерьез стал задумываться над тем, куда пойти учиться. Хотя высшее образование я получать не стремился. Тогда в почете были рабочие специальности. У меня отец был токарем. Ну я после армии пошел по стопам отца – отучился на токаря.

Как получилось так, что вы стали рисовать?

– Еще в интернате, приезжая домой на каникулы, я показывал матери свои работы. Она тоже отметила мою способность, и после окончания школы повела меня к скульптору. Тот посмотрел рисунки, похвалил, сказал, что работы талантливые, но к себе не взял, сказал: «Ученики сейчас не нужны. Набор пока закрыт». Я ушел в армию. Там тоже продолжил рисовать: сослуживцев, портреты в основном. Я очень люблю писать портреты.

А потом что было?

– После армии я чем только не занимался. В ДК «Нефтяник» работал художником-оформителем. Идей было много. Я по натуре своей изобретатель. До сих пор что-то думаю – придумываю. Пока идеи есть, их надо реализовывать. Я в семье добытчик, поэтому свои идеи не просто воплощаю, я ими еще и зарабатываю.

Вы человек со стержнем. Это детдом вас воспитал?

– В детском доме не просто было. Приходилось и голодать, и лишения всяческие испытывать. И обиды были. Разное... Но воспитанники – это же не просто твои одноклассники. Это родные люди. Мы и сейчас, спустя столько лет, встречаемся. Конечно, детский дом дал мне понять, что так жить я не хочу. И я всегда знал, что когда вырасту, у меня все будет иначе. К этому и стремился. Человек, если он разумный, всегда ищет возможность жить лучше.

Поделиться

Считаете ли вы себя публичным человеком?

– Я считаю себя обычным человеком. Человеком, который умеет работать и знает своим работам цену. Выдающимся каким-то, особенным себя не считаю. Скульптура, картина, она же сама собой не рождается. Все, что я делаю, это работа. Труд: умственный, физический. А любой труд – это творчество. Потому что он создается, творится, воспроизводится. Он должен приносить заработок. Хороший качественный труд – хороший заработок. Но это уже второй вопрос: умение продать. Тут нужно быть грамотным способным коммерсантом. Продавать себя тоже надо уметь. И я себя отношу к этой категории творцов.

Ваши работы находятся как в частных коллекциях, так и в арсенале городских памятников и арт-объектов. Какие из них можно увидеть на улицах Тюмени?

– Если говорить о ремесленных работах, то эта история началась давно. Опять же, как говорится, жизнь заставила. Будучи художником-портретистом, я начал оформлять памятники. Гравировать на граните. В то время подобных современных приспособлений не было, работали специальной иглой вручную. Можно сказать, что с этого и началась моя работа с муниципальными городскими объектами. Потом я делал скульптуру Скорбящей матери на Новом кладбище. В прошлом году, зимой, было открытие арт-объекта «Святая Татьяна» – образ молодой девушки, покровительницы студенчества у МИФУБа (Международный институт финансов, управления и бизнеса. – Прим. авт.). Весной на крыльце ИГиПа (Институт государства и права. – Прим. авт.) появился Магистр знаний.

Ваши работы есть в частных коллекциях за границей. Сами не думали переехать в мегаполис или поменять страну?

– Я пока еще не созрел для заграницы. А если честно, то и не тянет. Я пару раз был на юге, за семь дней так он мне надоел. Одно и то же – тоска. Другое дело здесь – и банька, и друзья, и семья, и работа... И потом, не люблю я лишний раз судьбу испытывать. Создал свой маленький мир – и кайфуй. Что еще нужно?!

Поделиться

Ваши работы украшают и улицы Тюмени. Так мог сделать человек, который чувствует город, любит его. Душа Тюмени – она какая?

– Если позволите, я отвечу стихами.

Здравствуй, любимый мой город,
Ласковый, добрый старик.
Дай обниму тебя снова
Так я к тебе привык...
К твоим тихим глухим переулкам,
К субботнему звону церквей,
К речному туману, что утром
Гасит огни фонарей.
Душою к тебе привязан,
Я сын твой – ты мой отец.
Я знаю, что мы однажды
Встретимся через тысячу лет.

У вас очень красивая семья. Даже через фотографии можно уловить дух гармонии, тепла, семейных традиций. В чем секрет семейного счастья?

– Сложно сказать, в чем секрет. Просто живешь и радуешься каждому дню. Когда счастлив, то особо-то ведь не задумываешься об этом. Это несчастный человек может сидеть часами и размышлять, что же он делает не так и почему так получилось. Мы же просто живем. В любви и согласии. Главное – не плевать друг другу в душу и почаще обнимать друг друга. Ну а если уж поссорились, то нужно уметь мириться.

Фото: Фото Игоря Долбик-Воробей и из личного архива Павла Рослякова

По теме (1)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter