22 сентября вторник
СЕЙЧАС +7°С

Путешествие на Тайвань: «По следам Павла Ибиса». Часть II

Поделиться

Эта экспедиция запомнится ее участникам надолго. В начале марта южноуральские путешественники Федор Лабутин и Сергей Малков повторили путь офицера Военно-морского флота России Павла Ибиса, который почти 140 лет назад в одиночку совершил пешее путешествие по Формозе (прежнее название Тайваня), преодолев за два месяца в общей сложности около 500 километров.

О том, как двум отчаянным путешественникам из России удалось покорить Тайвань, читайте во второй части интервью «По следам Павла Ибиса».

– Итак, первая часть вашего путешествия закончилась остановкой в маленьком городке Хэньчуне. Куда вы отправились дальше?

Сергей Малков: Далее мы направились на самую южную точку острова, где расположен туристический городок Кэньдин. Это единственное место на острове, где мы видели нормальный песочный пляж. В силу своего вулканического происхождения, значительная часть береговой линии острова представляет собой нагромождение острых камней.

Кроме того, открытый выход в океан, ветер и высокая волна исключает возможность спокойного пляжного отдыха. Наверное, это одна из причин, почему «пляжных» туристов на Тайване не слишком много.

Тем не менее, мы с большим удовольствием побродили по прибрежной зоне. Мы привыкли, что на юге всегда теплее. Так и здесь, несмотря на небольшие расстояния, чувствуется, что на юге острова растительность более буйная, чем на севере.

На самой южной точке острова мы посетили старый маяк, который ранее был также и фортификационным сооружением, а сейчас превратился в музей. Павел Ибис упоминал о нем в своих путевых заметках.

Федор Лабутин:  А вот далее, пожалуй, начался самый интересный этап нашего путешествия. Мы отправились вдоль восточного побережья с твердым намерением посетить племена аборигенов, населяющих эту часть острова, а затем пересечь центральный горный хребет острова и выйти на его западное побережье. Павел Ибис хотел, но, к сожалению, не смог добраться до восточного побережья. В своих путевых заметках он отметил труднодоступность этих районов, страхи его местных спутников по поводу возможных встреч с аборигенами и значительные затраты времени на переговоры с местными вождями. Мы решили лично убедиться, насколько труднодоступны эти районы, преодолеть незавершенный отрезок пути Ибиса и пообщаться с аборигенами.

– Как интересно! А сколько вообще народностей аборигенов проживает на острове на сегодняшний день?

Сергей Малков: На сегодняшний день на Тайване официально зарегистрировано 14 аборигенных народностей. Большая их часть населяет именно восточные и центральные районы острова. Первое ограничение, с которым мы столкнулись, пытаясь попасть на восточные земли народности Пайвань, – это обязательная регистрация с указанием паспортных данных и целей своего визита. Поскольку этот участок восточного побережья считается природоохранной зоной, для его посещения требуется брать проводников, в роли которых чаще всего выступают аборигены. И здесь нам очень повезло, потому что нашим проводником оказалась жена вождя племени.

Федор Лабутин: Кстати, на этом участке маршрута, к нам присоединился журналист «Международного радио Тайваня» Виталий Самойлов, который вел репортаж о нашем путешествии, а также выступал в роли переводчика при общении с аборигенами. Пока мы шли по территории племени Пайвань, проводник рассказывала о местных обычаях, укладе жизни, традициях и многом другом.

– Например?

Федор Лабутин: (Улыбается.) Например, земля, которая принадлежит местному племени, не может быть продана или передана не коренному жителю. А ходить «чужакам» по земле племени можно только в компании проводника. Запрещается не только оставлять какой бы то ни было мусор, но и собирать плоды, срывать любые растения. Благодаря этому природа до сих пор сохранила свой девственный вид. Нас не покидало ощущение, что мы находимся на «Земле Санникова». Тропа, по которой мы шли, называется «тропа Аланги» и, как рассказала наш проводник, находится в таком виде уже более сотни лет.

– Если вы шли практически по настоящим джунглям, были ли у вас какие то неожиданные встречи с дикими зверями?

Сергей Малков: Проводник рассказывала нам, что на этой территории обитает семь видов различных ядовитых змей, но на нашем пути, к счастью, они не попадались. Кстати, тотемами многих племен являются змеи. Самую распространенную змею аборигены называют «стошаговка» (у нас она называется щитомордник). Такое название, потому что после укуса змеи человек проходит 100 шагов и умирает. Члены племени считают змей своими друзьями. Рассказывают, что раньше змеи ночевали прямо в жилищах и спали рядом с людьми. Сейчас, конечно, уже такого нет.

– А имеют ли аборигены какие-то социальные преимущества по сравнению с обычными тайваньцами?

Федор Лабутин: Да, проводник нам рассказывала, что при поступлении в университет они имеют дополнительные бонусные баллы. Но старшие члены племени относятся к этому не очень хорошо. Говорят, что это расхолаживает потенциальных абитуриентов.

– Как долго вы шли по тропе Аланги?

Федор Лабутин: Не очень долго. На территорию народности Пайвань мы ступили с восходом солнца, а к вечеру уже покинули их гостеприимную землю, поблагодарив нашего проводника и пожелав ей удачи.

Сергей Малков: Уже поздним вечером этого же дня мы ступили на территорию народности Рукай и заночевали в христианской церкви, расположенной в небольшой местной деревеньке.

(Обратите внимание – лестница в правой части церкви раскрашена под тело змеи!) Прямо при церкви существует приходская школа, где местные дети получают начальное образование. Кстати, хочется отметить, как хорошо оснащены местные начальные школы. В любой деревне, даже высокогорной, обязательно построено добротное, оформленное в соответствии с местными традициями здание школы. На территории школы обязательно присутствует спортивное поле – футбольное или бейсбольное, отдельно сделаны баскетбольные и волейбольные площадки. Такого мне не доводилось видеть ни в одной стране мира. Местное правительство серьезно заботится о своем подрастающем поколении!

– Куда лежал ваш путь дальше?

Федор Лабутин: Достигнув небольшого городка Таймали на восточном побережье острова, далее мы отправились на запад с целью пересечь хребет и попутно посетить горную деревню аборигенов народности Бунун, проживающих в этом районе острова. Именно на территории Бунун мы сделали удивительную находку. Сергей сейчас расскажет и покажет фотографии.

Сергей Малков: Добравшись до первой высокогорной деревни Литао (примерно 1000 метров над уровнем моря), мы наткнулись на старинные пушки, установленные на одном из холмов немного выше деревни.

Каково же было наше удивление и изумление, когда мы обнаружили, что это русские пушки. На стволе орудия четко читалась штампованная надпись «Общ. Путиловскихъ заводовъ, № 1592. 1903 г. С. Петербургъ».

Но откуда они здесь взялись? Для поиска ответа на этот вопрос мы отправились к вождю местного племени Бунун. Жители показали, где расположен его дом. На нашу удачу он оказался дома и любезно согласился принять нас и ответить на наши вопросы.

Федор Лабутин: И здесь он поведал нам удивительную историю своего народа. Бунунцы были самой воинственной и непокорной народностью на острове. К середине 20-х годов прошлого века японцам удалось усмирить практически всех островных аборигенов, и только племена Бунун никак не покорялись японцам. Мужчины-бунунцы почти все были охотниками и жили в труднодоступных районах гор, что сильно затрудняло японцам продвижение на территорию Бунун.

Тогда японцы пошли на хитрость. Они привезли подарки и предложили их мужчинам Бунун в знак благодарности и расположения. На первую встречу пришло не более 10 сильных воинов, которые забрали столько подарков, сколько смогли унести. На следующую встречу уже пришло человек 20-30. Когда они убедились, что все спокойно, то на очередную встречу уже пришло более сотни воинов. И вот тогда японцы открыли по ним огонь из заранее установленных пулеметов, убив практически всех, кто пришел на встречу. Эта бойня стала переломным моментом в карательной операции японцев. После этого оставшихся аборигенов японцы постепенно согнали в деревню Литао, а для надежного контроля непокорных установили трофейные русские пушки, захваченные в русско-японской войне.

Сергей Малков: Стоит отметить, что последние очаги сопротивления аборигенов Бунун были подавлены японцами только в начале 40-х годов прошлого века. Настолько упорным было сопротивление и настолько свободолюбивыми были эти аборигены.

– Это невероятно. Получается, что в России не знают о существовании старинных русских орудий, можно сказать реликвий Первой мировой войны?

Сергей Малков: Этого мы сказать не можем. Возможно, и не знают. Может быть, благодаря нашей находке кто-то заинтересуется этими артефактами.

– А что еще удивительного рассказал вам вождь племени Бунун?

Федор Лабутин: Мы, конечно же, расспрашивали его о Павле Ибисе, надеялись, что сохранилась какая-либо информация в виде преданий или легенд о бесстрашном русском путешественнике, посетившем остров почти 140 лет назад. Он отвел нас к старейшей жительнице племени, которой уже более 90 лет. Нам удалось с ней побеседовать, но, к сожалению, никаких воспоминаний об Ибисе не сохранилось.

Сергей Малков: Еще вождь рассказывал, что современные власти не одобряют охоту в любом виде. Формально охота полностью запрещена. Но страсть к первобытному способу добывания пищи заложена у аборигенов Бунун на генном уровне, и они все равно отправляются высоко в горы, чтобы подстрелить из ружья или лука местную дичь. В деревне Литао мы видели дом охотника, на заборе которого до сих пор выставляются черепа убитых животных. Мы рассказывали в первой части об этой языческой традиции: вывешивать высушенные черепа прямо на заборе своего жилища.

– Джунгли, высокогорные районы, труднопроходимые леса. Были ли серьезные препятствия на вашем пути?

Федор Лабутин: Самое неожиданное происшествие случилось с нами, когда мы уже практически подошли к перевалу высотой 2612 метров. Сам перевал мы решили пересечь по узкой высокогорной дороге. Другим способом пройти через перевал не представлялось возможным, но тут нам преградил дорогу полицейский блок-пост.

Оказалось, что далее участок дороги был разрушен тайфуном «Маракот». До сих пор, на протяжении нескольких лет, идут работы по ее восстановлению. Все наши усилия получить разрешение на дальнейшее продвижение оказались, к сожалению, безрезультатными. Так как наша экспедиция была официально зарегистрирована, то мы даже пытались подключить к решению этого вопроса министерство по туризму Тайваня, но все тщетно. Полицейские были неприступны.

Что случилось дальше? Читайте в следующем выпуске рассказа об экспедиции двух южноуральских путешественников, которые решили повторить путешествие по маршруту российского офицера Павла Ибиса.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!