Все новости
Все новости

«Кто-то оборзел!» Жесткая колонка тюменского фермера, который не может забить скот и продать мясо

Шаймерден Мектипбаев планирует обратиться к Путину, чтобы тот помог открыть в Абатске забойный цех

Фермер обращался за помощью к губернатору Александру Моору, а теперь решил задать вопрос президенту

Поделиться

Житель деревни Быструха в Абатском районе Шаймерден Мектипбаев завтра планирует задать вопрос Владимиру Путину о том, почему местные власти не дают фермерам полноценно работать. Он записал видеообращение к президенту, который 17 декабря проведет большую пресс-конференцию. В Абатском районе нет забойного цеха для скота. Его обещают открыть уже год. Подворный забой крестьянским хозяйствам запрещен, но в Абатском районе нет промышленного пункта. В итоге фермерам приходится ездить за сто километров в Казанку или вообще перестать выращивать скот. В колонке на 72.RU Мектипбаев задается вопросом — почему фермеры не могут забить животных и продать мясо так, чтобы не разориться? Далее — от первого лица.

Раньше у нас был подворный забой. Мы просто привозили мясо на ветстанцию, ставили клеймо, а потом доставляли на рынки в Тюмень. Проблем не было. Но в последние годы порядок изменили, теперь по правилам Таможенного союза мы должны привозить животных в специальный цех. В Абатском районе его нет, а строить его мы должны сами.

В 2018 году в России начали действовать новые правила убоя скота. Согласно требованиям Таможенного союза, частного подворного забоя больше не должно быть. Животных необходимо доставлять на специализированные предприятия. В ряде районов Тюменской области забойных цехов нет, в том числе в Абатском районе. Местная администрация объясняет, что государство не должно их строить, а у сельхозпроизводителей не хватает на это денег.

Летом 2020 года представители абатского сельхозкооператива «Весна» купили мобильный убойный пункт в Челябинской области. Грант на него не дали, сказали, что какие-то долги. Я так понимаю, что власти просто не захотели помочь открыть цех. Кооперативу пришлось продать часть оборудования, скота, взять деньги из уставного капитала. Мы, фермеры, помогали в открытии убойного пункта чем могли, ждали, что осенью он начнет работать. Ведь забой скота в деревне начинается в ноябре. Но скоро новый год, а забоя нет. Открыть уже построенный мобильный пункт не разрешают! Вчера была комиссия: приезжали ветеринары из Ишима, а также специалисты из абатского сельхозуправления. Сказали, что у нас, согласно евростандарту, должно быть место отдыха рабочих, чуть ли не душевая кабина. Но у нас бойня очень маленькая.

У людей стоят по сто голов баранов, лошадей, быков. И всех надо кормить, у нас корма заканчиваются, и до весны мы на кормах просто обанкротимся. За продажу неклейменого мяса штрафуют. Скот у нас исследованный, все вакцины проставлены. Но ветеринары не смотрят и не клеймят наше мясо, потому что нет бойни. Единственный выход — ехать в соседние районы за сто километров, туда, где есть бойни. А это значит, что весь труд надо кому-то отдать: перевозчикам, забойщикам. Фермеры и так на коленях!

Еще чуть-чуть и видео загрузится

Видео: Шаймерден Мектипбаев

Сейчас идет повышение цен на продукты. А из-за чего? На мой взгляд, из-за того, что чиновник, который получает зарплату от налогоплательщика, не отрабатывает ее. А если чиновник не отрабатывает свою зарплату, то я считаю, что он ее у нас ворует. Они не понимают, что мясо и так дорожает! Они всё делают для того, чтобы его не было. Нас таких, которые выращивают мясо на продажу, остались единицы. Теперь просто для себя мясо держат, потому что столкнулись с проблемой забоя скота, с трудностями клеймения и продажи. В итоге получается, что мясо дорожает, а виноватых нет. Президент ищет виноватых, а они на нашей кормушке сидят!

В Тюмени ни один рынок не работает с промышленным забоем. Все торгуют подворным забоем, а документы оформлены так, будто это промышленный забой. На самом деле эта система никому не нужна. Это просто прослойка между мной — производителем-фермером и вами — покупателями. Посередине кто-то оборзел и хочет нажиться на крестьянском труде.

Кто это придумывает? Зачем? Вы просто вслушайтесь: Таможенный союз! Я ни одной таможни не пересекаю, я везу мясо из Тюменской области в Тюменскую область! Почему я должен забивать скот промышленным забоем?

Сейчас пойдут новогодние ярмарки, а я не могу своего быка забить в Абатском, мне придется везти его в Казанку за сто километров, чтобы там зарезать. Стоит мне этого быка держать? Нет. Стоит держать одного барана, которого мне самому на еду хватит, но никак не вам. А вы будете мясо какого-нибудь «Мираторга» покупать за тысячу рублей.

Мы обратились за комментарием по ситуации с забойным цехом в Абатском районе в управление ветеринарии Тюменской области и абатскую администрацию. Ответы ожидаются.

Обновлено в 17.25

В управлении ветеринарии по Тюменской области отметили, что построенный убойный пункт не оборудован водо- и теплоснабжением, а это обязательное условие для работы такого цеха.

— Невозможно запустить такое предприятие без воды и тепла, поскольку санитарные условия не будут соблюдаться. Убой животных — это и кровь, и содержимое. Как дезинфицировать, как мыть пол, как проводить туалет туши при проведении ветсанэкспертизы, если нет водоснабжения? А без теплоснабжения в морозы все будет замерзать, в том числе септик. Дело совсем не в зоне отдыха и душевой кабине, отсутствуют элементарные вещи для соблюдения санитарных норм, — объяснили в управлении.

Что касается подворного забоя, который был возможен раньше, то сейчас страна от него отказалась, как говорят специалисты, чтобы избежать распространения инфекций.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК43
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ8
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter