20 ноября среда
СЕЙЧАС -20°С

«Мы ждем Алёну, несмотря ни на что»: история девочки из Тюмени, бесследно пропавшей в 1999 году

В тот день 12-летняя Алёна возвращалась из школы. Она вышла на остановке, и больше её никто не видел

Поделиться

Алёне нужно было пройти три километра от остановки до дома. На каком этапе этого пути девочка пропала, никто до сих пор не знает

Алёне нужно было пройти три километра от остановки до дома. На каком этапе этого пути девочка пропала, никто до сих пор не знает

— Так сложно жить с ожиданием и неизвестностью, где твой ребенок, что с ним произошло и жив ли он сейчас... Невыносимо каждый день думать об этом. Эта боль не проходит с годами, — говорит сквозь слезы 49-летняя Лариса Имамова. Её старшая дочь Алёна пропала на окраине Тюмени в далёком 1999 году. Несмотря на то, что это произошло больше 20 лет назад, женщина помнит тот роковой день как сейчас.

Видео: Семён Громов

Одна из последних фотографий Алёны. Снимки — единственная память о девочке. Раньше фотографий было гораздо больше. Но их забрали следователи

Одна из последних фотографий Алёны. Снимки — единственная память о девочке. Раньше фотографий было гораздо больше. Но их забрали следователи

В конце 90-х Имамовы жили в деревянном доме около завода «Тюменьремдормаш», где работали Лариса Александровна и ее муж Роберт Хадисович. В их семье подрастали трое детей: 12-летняя Алёна, 11-летний Володя и 7-летняя Юля. С детьми почти всегда находилась мама.

Детский снимок Алёны с братом Вовой

Детский снимок Алёны с братом Вовой

Роберт Имамов в то время трудился шофером на заводе. Его скромной зарплаты на такую большую семью не хватало. Там же, на уже разваливающемся предприятии, подрабатывала и его жена. Она мыла полы — времени на такую работу уходило немного, да и любая копейка в семейном бюджете Имамовых была не лишней. Когда Лариса шла на завод, то дети, если были не в школе, гостили у родственников или бабушки.

В этом доме жили в 90-х Имамовы. С годами дети разъехались, но здесь осталась жить их мама

В этом доме жили в 90-х Имамовы. С годами дети разъехались, но здесь осталась жить их мама

Роковая зима 1999 года 

В конце 90-х, вспоминает Лариса Имамова, выдалась морозная зима. Школьники заканчивали вторую четверть. Впереди — Новый год и каникулы.

Алёна — в синем платье и с красным бантом. Девочка, вспоминают родные, была очень самостоятельной и заботливой, хорошо училась, помогала маме управляться с двумя младшими детьми

Алёна — в синем платье и с красным бантом. Девочка, вспоминают родные, была очень самостоятельной и заботливой, хорошо училась, помогала маме управляться с двумя младшими детьми

Алёне всего 12 лет, она учится в шестом классе. Девочка невысокого роста, у нее темно-русые волосы до плеч. Кареглазая, один глаз немного косит, но мама уверена, что это пройдёт. Точно такой же дефект был у их родственницы, но с возрастом косоглазие исправилось.

Так сейчас выглядит школа, в которой училась Алёна Имамова

Так сейчас выглядит школа, в которой училась Алёна Имамова

Каждый день Алёна сама добирается до школы № 18 (сейчас № 51) на улице Авторемонтной.

От школы до дома Имамовых примерно пять километров. Обычно дорога занимает около часа. Иногда мама и папа провожают Алёну на занятия. Обратно домой, как правило, девочка ездит с подругой и её мамой, которая работает учительницей в той же школе. Но если они не могут довезти её (например, им нужно ехать в другую сторону), то Алёна садится в автобус-гармошку.

Девочка всегда выходит на остановке «Учхоз», что находится в районе аэропорта Рощино. До дома ей остается идти еще три километра. Если на улице холодно, то эти полчаса девочка добирается до дома с водителями, работающими с её отцом на заводе. В частном секторе, где живет семья Имамовых, все друг друга хорошо знают, поэтому взрослые иногда подбирают школьницу по пути и довозят до дома.

Алёна (крайняя слева во втором ряду) в средних классах. Она очень любила улыбаться 

Алёна (крайняя слева во втором ряду) в средних классах. Она очень любила улыбаться 

День пропажи Алёны 

16 декабря, четверг. Очень холодно. Один из тех дней, когда с радостью сядешь в машину к знакомому водителю, чтобы не идти по морозу три километра.

Утром всё было как обычно. Алёна встала пораньше, чтобы не опоздать на уроки. Она не хотела будить маму и никого не потревожила. Позавтракала, надела школьную форму, укуталась потеплее в верхнюю одежду и пошла на уроки. Больше Лариса Александровна свою дочь не увидит.

— Потом мы узнали, что Алёна без проблем доехала до школы, отсидела там все занятия, — со слезами вспоминает Лариса Александровна.

В школе между Алёной и ее подругой произошёл конфликт. Из-за этой ссоры Алёна поехала домой одна. По словам очевидцев, она села в 22-й автобус, который останавливался неподалёку от школы, и поехала домой. Привычно вышла на остановке «Учхоз». Именно там шестиклассницу видели в последний раз. После этого девочка как будто провалилась сквозь землю.

Последний раз Алёну видели на этой остановке «Учхоз»

Последний раз Алёну видели на этой остановке «Учхоз»

Алёна знала, что разговаривать с незнакомцами нельзя. И в подобном никогда не была замечена. Поэтому её мама уверена, что дочь никогда бы не села в машину к подозрительным людям. И вообще, думает Лариса Александровна, Алёну могли насильно затолкать в машину и куда-то увезти. А может быть даже, предполагает женщина, и вовсе посадили в самолет и вывезли из Тюмени.

— В конце 90-х никому и ничего не надо было. Детей перевозили в самолетах и поездах без каких-либо документов. Получается, мою Алёну могли чем-нибудь накачать и увезти куда угодно, — рассуждает Лариса Имамова.

Второй случай за год 

Ровно за год до исчезновения Алёны Имамовой — в 1998-м — около ж/д переезда в том же районе пропала 13-летняя Ира Касьянова. Она бесследно исчезла в канун школьных каникул. Девочка возвращалась с учебы. С тех пор её больше никто не видел.

В районе этого железнодорожного переезда в последний раз видели Иру Касьянову. К сожалению, в распоряжении редакции 72.RU нет фотографий самой девочки

В районе этого железнодорожного переезда в последний раз видели Иру Касьянову. К сожалению, в распоряжении редакции 72.RU нет фотографий самой девочки

В полицейских бумагах про неё написано совсем немного: картавит, на правой груди есть крупная родинка. На момент пропажи была одета в кашемировый берет белого цвета, фиолетовую куртку, черный пиджак, красную блузку, черную юбку, кожаные сапоги. Только сейчас эти данные никак не смогут помочь ни родителям, ни волонтерам, ни следователям.

По словам Имамовых, Алёна была знакома с Ирой. Касьяновы переехали в район завода, где жили Имамовы, за несколько месяцев до пропажи своей дочери. Там они купили большой дом. В их семье было двое детей: Ира и ее братик. 

Когда Ира пропала, ее искала не только милиция, но и сослуживцы отца. Они прочесали каждый квадратный метр в районе, где в последний раз видели школьницу. Но каких-либо зацепок и следов так и не обнаружили. 

Сейчас, по словам Ларисы Имамовой, родители Иры Касьяновой не хотят ворошить прошлое и общаться с журналистами. После исчезновения своей дочери, поговаривают местные, они даже обращались к экстрасенсам. Но никаких результатов их предсказания так и не дали. 

— Когда наша Алёнка исчезла, они пришли ко мне. Говорили, чтобы я к этим экстрасенсам не ходила, это только трата денег и нервов, — вспоминает Лариса Александровна, мама пропавшей Алёны.

Жизнь после исчезновения Алёны

Лариса Александровна говорит, что пережила в этот день настоящий стресс.

— В тот день я была дома, у нас отключили электричество. Алена ушла в школу, а младшие поехали к бабушке. Ближе к вечеру Алёна должна была вернуться... Прошел час, два, а её всё еще не было. Тогда я взяла младшую Юлю, и мы побежали до мамы Алёниной одноклассницы. Выяснилось, что она с ними не поехала домой, — вспоминает Лариса Имамова. Каждый раз, когда она начинает ворошить в памяти те часы, не может сдержать слез.

Ларисе Имамовой трудно вспоминать тот день 

Ларисе Имамовой трудно вспоминать тот день 

После этого, говорит мама Алёны, они вместе со знакомым шофером поехали к родственнице, которая работала тогда в прокуратуре.

— Я сразу почувствовала что-то неладное, Алёна никуда и никогда не уходила вот так без спроса, а тут такое, — объясняет свое беспокойство Лариса Имамова.

Вместе с родственницей они позвонили в милицию с домашнего телефона. На другом конце провода женщинам ответили: «Ждите».

Лариса Александровна и её дочка Юля, младшая сестра Алёны, стали улыбаться лишь тогда, когда показывали нам детские снимки своей девочки

Лариса Александровна и её дочка Юля, младшая сестра Алёны, стали улыбаться лишь тогда, когда показывали нам детские снимки своей девочки

Одна из последних фотографий Алёны

Одна из последних фотографий Алёны

— Мне пришлось вернуться домой и ждать, как советовали в отделении. Эти часы ожидания показались вечностью. Я не могла ни есть, ни пить, я просто смотрела в окно и на часы каждую секунду. Ближе к ночи приехали из милиции, нас расспрашивали о пропаже Алёны. Утром мы с мужем уже были в участке. Милицейские говорили нам, мол, не пишите заявление, найдется ваша дочка и у нее будут проблемы. Якобы её могут поставить на учет. Я была молодая, верила им, думала, что скоро они приведут домой Алёну, — говорит Лариса Имамова. — До сих пор помню, как они нас с мужем развели по разным кабинетам, словно каких-то преступников. Помню, как они спросили меня: «А почему вы не плачете?» Я тогда уже все слезы исплакала, была в шоке. Как будто сошла с ума. Умоляла их скорее идти и искать Алёну, а не устраивать мне и мужу допросы.

Силовики вышли на улицу и стали прочесывать местность только после разговора с родственницей Имамовых, той самой, которая на тот момент работала в прокуратуре.

— Проверили какие-то две землянки в округе, искали Алёну даже в подвалах, но ничего так и не нашли. Виновата ли я в этом? Виновата ли, что пропала Алёна? (В этот момент Лариса Александровна начинает рыдать. — Прим. ред.) Конечно, я виновата... Сильно виновата. Но ты не можешь знать, что такое когда-нибудь произойдет именно в твоей семье, чтобы заранее это предупредить. 

«В газете написали, что Алёну пустили на пельмени»

Это было в первые месяцы после пропажи. Имамовы взяли газету и увидели там заметку о девочке. Там было написано, что школьницу пустили на пельмени. 

— Дословно не помню текст, но там написали, что на нашей улице жила бабушка, которая якобы заколола Алёну. Та пенсионерка действительно делала домашние пельмени и продавала их, — вспоминает Лариса Александровна. — Видимо, после этого материала к женщине пришли следователи. Насколько мне известно, они увезли ее в отдел (или как он там правильно называется). А все пельмени изъяли на экспертизу. В итоге эта информация не подтвердилась. Но потом эта пожилая соседка на меня косо смотрела и, наверное, обижалась. Может, думала, что я дала на нее наводку. Я этому изданию не давала никаких комментариев. Зачем такое было выдумывать и еще писать про это? Представляете, насколько страшно читать такие строки о собственной дочери?

В районе этих бараков жила пенсионерка, про которую написали заметку в казанской газете 

В районе этих бараков жила пенсионерка, про которую написали заметку в казанской газете 

Спустя годы ни одной зацепки

Следователи постоянно ездили домой к Имамовым. Также они разговаривали с местными водителями, в том числе теми, кто работает на заводе. Пытались выяснить, беседовал или подвозил ли кто-то в тот день Алёну. Но спустя годы у них не было ни одной зацепки, чтобы продвинуть дело с мёртвой точки. Так обстоят дела с поиском Алёны и до сих пор. 

Каждый год следователи приезжали и приезжают к маме Алёны. Они увозят ее в отдел, разговаривают и спрашивают о новых воспоминаниях о том дне. Иногда просят фото пропавшей девочки. Объясняют это просто: снимки теряются или непонятно как исчезают из материалов дела. 

— Они приедут ко мне, а я потом с давлением несколько дней лежу. Иногда даже могу уйти в запой. За эти годы я проходила детектор лжи, несколько раз сдавала анализы ДНК и ездила на опознание людей, не только тюменских, но и тех, кого находили в соседних городах или районах. Это такой удар по моей расшатанной психике, — честно признается Лариса Имамова. — У меня нет желания ездить куда-то снова, я устала от всего этого. Я не знаю, увижу ли когда-нибудь свою дочку живой. Если ее найдут — это будет настоящее чудо. Таких историй по всей стране единицы. Я живу одной надеждой на такое чудо. 

Женщина признается: «Если Алёны нет в живых, то я бы ее похоронила. Зато знала бы, что с ней произошло. Жить и не знать о своей дочери абсолютно ничего — настоящая пытка»

Женщина признается: «Если Алёны нет в живых, то я бы ее похоронила. Зато знала бы, что с ней произошло. Жить и не знать о своей дочери абсолютно ничего — настоящая пытка»

За 22 года бесследно исчезли шестеро детей 

Этим летом Алёне Имамовой исполнилось бы 32 года. У нее могли бы родиться собственные дети. Что конкретно произошло после того, как девочка вышла из автобуса, до сих пор неизвестно. Но помимо Алёны в розыске числятся еще пятеро детей. Самому младшему из них на момент пропажи было полтора года.

В списке пропавших тюменских детей с 1997 года числятся полуторагодовалый Коля Иванов, 13-летняя Ира Касьянова, 8-летний Эдик Алимбаев, 12-летняя Настя Ложкина и 12-летняя Аня Анисимова. Некоторые из этих детей исчезли в одном районе, но в разные годы и при разных обстоятельствах. Всех их до сих пор ищут полицейские и ждут домой родные. Мы уже публиковали истории этих пропавших детей.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
сильвестр
12 авг 2019 в 08:22

ХВАЛЕНЫЕ ПОЛИЦАИ БЕССИЛЬНЫ, ЭТО НЕ РУКИ ПЬЯНЫМ КРУТИТЬ

Гость
12 авг 2019 в 12:20

Три преступления в 1997,98,99 гг,потом идёт перерыв(возможно преступник сидел),а после освобождения опять принялся за старое...

12 авг 2019 в 10:01

Не хочу показаться человеком который сильно умничает,но я один обратил внимание на то,что все пропавшие дети (кроме Эдика...