Культура интервью «Ощущение, что выросла на всём готовом». Внучка Юрия Соломина — о великом дедушке, о том, как ей работается после его смерти в Малом театре, и о любви

«Ощущение, что выросла на всём готовом». Внучка Юрия Соломина — о великом дедушке, о том, как ей работается после его смерти в Малом театре, и о любви

Внучка Соломина рассказала о дедушке, его брате Виталии, Малом театре, жизни в Англии, театре и кино

Александра — красивая и утонченная

Александре 33 года, и она, как и ее дедушка, народный артист Юрий Соломин, связала жизнь с Малым театром. Должность — заместитель директора. Журналисты CHITA.RU поговорили с Александрой о жизни в Англии, современном театре и кино и, конечно, о великом дедушке, которого мы потеряли в начале года.

Знаю, у вас отчество не отца, а дедушки. Как так вышло?

— Я была маленькая, и так решили дедушка с бабушкой. Ну и, в общем, я не против.

Как отнеслись к этому родители?

— Нормально. Так сложилось, что с папой я познакомилась значительно позже, ближе к 18 годам.

Заметил, что вы бережно относитесь к памяти о дедушке, вот и фамилию его сохранили.

— Ну конечно, мы были близки по духу. Он всегда находил на меня время, несмотря на то, что был очень занят, и я благодарна ему за это. Всё чаще вспоминаю многие вещи, в которых он был прав, а я не согласна. Это касалось людей, работы в театре. Я сама уже замдиректора и начала понимать его тактику, тоже приходится принимать решения, брать ответственность. Во многом его понимаю.

Супруг не ревностно отнесся к тому, что оставили фамилию дедушки?

— Нет. Муж — мудрый, всё прекрасно понимает и говорит: «Я вообще не представляю, чтобы у тебя была новая фамилия». В этом смысле нет разногласий.

Какое-то время вы жили в Лондоне. Говорят, там предвзятое отношение к русским. Так считают и некоторые из них, те, что живут в разных странах. Сталкивались ли вы в Англии с нехорошим отношением, ксенофобией?

— Пока там была — нет, никогда. Я училась в музыкальной школе, и у нас было много ребят разных национальностей: и русские, и немцы, и китайцы, и корейцы, и японцы. Мы были детьми, а они не различают, кто какого цвета, национальности и так далее. Да и вообще, с этой точки зрения, мне всегда везло на людей. В 14 лет я самостоятельно выбрала вернуться и продолжить обучение в Москве. Это было мое первое взрослое, осознанное решение.

Вас, как и дедушку, в детстве окружала музыка, а в итоге, как и он, выбрали театр. Что повлияло?

— Я вообще, по сути организатор, администратор. И быть сольным музыкантом — это очень одинокая ситуация, а мне нужно

быть в коллективе, в эпицентре. Комфортно чувствую себя в такой обстановке, тем более что с Малым театром с детства сильно связана. С одной стороны была Англия, с другой — каникулы, которые я с бабушкой и дедушкой проводила, и театральная магия затягивала. Я думала каждый раз, как приезжала: «Господи, какое же счастье у людей, что могут здесь работать, приходить каждый день».

И видимо, что-то такое с детства во мне заложилось и по мере взросления продолжалось. Сначала я работала в театре, еще как музыкант, а потом начала тихонько брать на себя другие обязанности. У нас замечательный директор Тамара Михайлова, которая тоже во мне рассмотрела организаторские способности, и спасибо ей большое, что доверила мне многое.

И для меня это важно, потому что участвую в сохранении всего того, что Юрий Мефодьевич создавал и бережно опекал. Дедушке достался театр в непростое время — в конце 80-х — начале 90-х. И конечно, героизм — то, что он смог сохранить его. Для меня это даже не столько работа, сколько миссия, как говорят в нашей среде, «в театре служат».

Вы бы хотели, чтобы двое ваших сыновей пошли по стопам дедушки и тоже стали актерами?

— У старшего мальчика уже явные артистические способности. Творческий парень. Дальше — посмотрим. А с младшим всё сложнее. Он математику любит.

Правнуки Юрия Соломина уже выходят в свет

Расстроитесь, если он прервет творческую династию?

— Нет. Какую стезю выберут сыновья — их дело. Главное, чтобы были счастливы и реализованы в том, чем хотят заниматься.

Какое у вас первое детское воспоминание о Юрии Соломине?

— Не связанное с театром, да? Дача, прогулки по саду. Дедушка и в Москве часто со мной гулял, брал на прогулку собаку и учил держать поводок, правильно его направлять. Мне было, наверное, годика четыре. И потом в нашей жизни было много счастливых моментов. Совместные путешествия ценны. Важным событием было рождение правнуков, то, что мог подержать их на руках.

Каким был дедушка в театре?

— Лет в семь я — также на каникулах в Москве — увидела дедушку в «Царе Федоре» (Соломин играл главную роль в спектакле «Царь Федор Иоаннович» по трагедии Толстого. — Прим. ред.). У меня был детский шок. Музыка потрясающая, я ничего не поняла, естественно, но вот этот энергетический прострел ощущаю до сих пор.

Как Юрий Мефодьевич сосуществовал с братом Виталием?

— По-разному, но никогда ничего плохого при мне о нем не говорил. Высказывался крайне корректно. Мы прекрасно общаемся с семьей Виталия Мефодьевича, ездим друг к другу в гости, с праздниками поздравляем, и старшая дочь брата дедушки работает в Малом театре, преподает в детской студии. Так что, слава богу, семья — это семья, отношения бережно сохраняем.

Как относитесь к тому, что Виталия Мефодьевича было больше, чем дедушки, в кино и театре?

— Нет, просто они были разными. Юрий Мефодьевич, помимо творческой жизни, много общественной работой занимался. И это нормально для художественного руководителя такого театра, как Малый. Он был еще и министром культуры какое-то время. И, мне кажется, реализовал себя еще и с этой стороны, может быть, где-то за счет творческой жизни. У него не хватало времени на артистическую стезю, потому что должен был еще заниматься коллективом, театром. В принципе, он всегда был борцом за русскую культуру.

А у Виталия Мефодьевича такой большой общественной работы не было, соответственно, у него невероятная палитра ролей и в кино, и в театре.

Фамилия в Малом театре помогает или создает преграды?

— По-разному, конечно. Слава богу, с коллективом хорошие отношения. Да, было много предвзятого отношения, ощущение, что выросла на всем готовом, но, с другой стороны, это дает классный стимул, чтобы доказать обратное, что ты можешь многое.

Когда вы с дедушкой вместе работали в театре, бывало такое, что сталкивалось личное с рабочим?

— Мы старались это дело разделять. Он, конечно, часто меня критиковал и правильно делал. Я молодая и неопытная, а он большую невероятную жизнь прожил. И ругались мы, но мирились по-настоящему. В общем, было всякое, но не отражалось на личных отношениях.

Какие три главных урока получили от дедушки?

— Наверное, самое главное — из какой бы среды ни был человек, какое бы ни было у него прошлое, надо быть доброжелательным, помогать тем, кто нуждается, сохранять то, что есть, и помнить о том, что всё, что происходит в данный момент, — временное.

Вы руководите Малым театром, и это говорит о том, что вы унаследовали в том числе и любовь к классике. Как воспринимаете новые формы, например, экспериментальный театр?

— Мне кажется, наша культура — такая потрясающе богатая, что здесь найдется место всему. Есть вещи, против которых я выступаю категорически. Например, унижение человеческого достоинства, стравливание народов и так далее. Театр должен быть красивым, доступным.

Каждый, когда выходит из зала, должен выносить какой-то урок, ощущение, что он обогатился. И конечно, театру надо воспитывать молодежь. Понятно, что есть спектакли на разную аудиторию, но нужно помнить о том, что мы ответственны за будущие поколения.

Александра считает, что театр должен воспитывать молодежь

Приглашают ли вас в кино?

— Нет, слава богу. Я один раз снялась вместе с Юрием Мефодьевичем, кстати, в «Московской саге» (12+). Мне было 12 лет, и он решил затянуть меня в фильм. Это был незабываемый, удивительный день. Всё здорово, душевно. Но больше особого желания нет. Я могла бы согласиться, наверное, только на какой-нибудь документальный фильм о дедушке.

А что вообще думаете о современном российском кинематографе?

— Он быстро развивается, и это здорово. Конечно, хотелось бы, чтобы к артистам подходили бережно. Раньше же, в советское время, процесс утверждения на роль мог быть нескончаемым. Юрий Мефодьевич рассказывал, что пробовался на адъютанта (Соломин исполнил главную роль в фильме «Адъютант его превосходительства» (6+). — Прим. ред.) 7 или 8 раз! Кропотливый подход был у режиссеров. Под конец жизни дедушка почти перестал сниматься. Но, когда его еще звали на съемки, говорил, что проблемы даже не столько в режиссерах и названиях, сколько в сценариях. Сейчас в этом смысле большие сдвиги в лучшую сторону, и, надеюсь, тенденция продолжится. Главное все-таки — художественная ценность произведения, и хотелось бы, чтобы не настолько рулили продюсеры.

Как отнеслись к тому, что на недавнем Каннском кинофестивале победила картина «Анора» (12+), где снимались российские актеры?

— Да-да-да, я порадовалась. Это замечательно и в очередной раз доказывает, что российская культура во всем ее многообразии впереди планеты. Нам есть чем гордиться и что сохранять, и очень-очень важно, чтобы мы не принимали это как должное.

Думаете, победа в Каннах может как-то повлиять на индустрию российского кино?

— Не знаю, у нашего кино было уже столько разных побед. Надеюсь, это даст хороший стимул хватать еще больше наград.

Сегодня много говорят о семье. Что нужно делать, чтобы все в ней были счастливы?

— Желание друг друга слушать и слышать. Если мы не будем отмахиваться от того, что пытаются донести родные и близкие, то всё будет, как нужно. Надо понимать, что мы разные, у каждого свои плюсы и минусы, и семья — это ответственность для всех.

Нравится ли вам время, в котором вы живете? И было ли оно по душе Юрию Мефодьевичу?

— Ему, конечно, было сложнее. Капитально поменялась страна. Времена не выбирают. Трудно сказать, нравится ли сейчас мне. Ну, как есть. Меня устраивают жизнь, работа, окружение. Слава богу, всё хорошо в семье, с мужем и детьми. Я счастливый человек и благодарна Богу и судьбе за эти подарки.

Александра, как и дедушка, руководит Малым театром

За что любите жизнь?

— Какой интересный вопрос... (Александра задумывается.) За ее многогранность. Главное, что отличает нас от других видов и существ, так это то, что мы имеем возможность чувствовать широкую палитру эмоций: от радости до тоски, от эйфории до любви. Вот это потрясающе. Даже когда человек в глубоком горе, в этом тоже есть смысл.

И то, что есть возможность всегда превосходить себя в чем-то, пересиливать. Мне кажется, в этом и заключается жизнь — в борьбе с собой, в том, что ты должен каждый день стремиться быть лучшей версией себя. И не давать себе поблажек: здесь я могу гадость сделать, а тут вот так сказать. Нужно стараться быть человеком, в хорошем смысле.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
ТОП 5
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
«Росавтопром стал похож на подпольный цех». Чем для россиян обернется отмена таможенных барьеров для иномарок
Артём Краснов
Редактор раздела «Авто»
Мнение
«Менталитет курортного захолустья». Жительница Крыма переехала в Тюмень и осталась в восторге — почему
Алеся Тихова
бизнес-юрист
Мнение
«Риелторы и девелоперы в шоке». Глава крупного тюменского агентства — о кризисе на рынке недвижимости без господдержки
Ильдар Хусаинов
Директор федерального агентства недвижимости «Этажи»
Рекомендуем