10 апреля пятница
СЕЙЧАС +1°С

Поделиться

Предполагают, что 43-летнего Сергея Княжева застрелил киллер. Убийцу пока не поймали

Предполагают, что 43-летнего Сергея Княжева застрелил киллер. Убийцу пока не поймали

Четыре года назад, 8 октября 2015 года, в полдень в Тюмени застрелили предпринимателя Сергея Княжева, который приехал к своей АЗС «Валерия и К» на улице Северной. Нападавший убежал в сторону улицы Профсоюзной и скрылся. Убийство ошарашило весь город: о жестоком нападении (в Княжева выпустили девять пуль) говорили все. И ждали, когда же полиция раскроет преступление. Но дело по сей день остается в работе у следователей, а нападавшего так и не нашли.

— Заправка работает 24 часа, там установлено видеонаблюдение, рядом на зданиях тоже висят камеры. Есть свидетель убийства — работник заправки стоял в двух метрах от Сергея Николаевича. Он всё видел. Но, видимо, все это не помогло следователям, чего-то им не хватило (чтобы раскрыть убийство. — Прим. ред.), — поделилась Яна Княжева, бывшая супруга погибшего предпринимателя.

После смерти предпринимателя все его имущество досталось детям — несовершеннолетним дочери и сыну. Это компания «Северное», которая владеет заправкой «Валерия и К» в центре города, и организация «Секвой К» (на ней была заправка на улице Ямской, но Княжев ее продал за несколько месяцев до смерти). Представителем детей стала их мать — Яна Княжева, бывшая супруга погибшего.

Убийца поджидал Сергея Княжева на заднем дворе заправки

Убийца поджидал Сергея Княжева на заднем дворе заправки

Почти через год после смерти Сергея Княжева задержали предполагаемого заказчика убийства — бывшего бизнес-партнера предпринимателя. Следом Яна Княжева узнала, что у заправки отсудили 2/3 помещения магазина, даже не поставив в известность новых собственников — детей. Владельцами стали бывшие управленцы заправки — Эдуард Ермишкин и Сергей Хомич, которых Сергей Княжев вывел из состава учредителей за несколько лет до убийства.

Все эти события, навалившиеся практически одномоментно, заставят Яну Княжеву найти документы компаний, провести огромное количество почерковедческих экспертиз, вступить в долгие судебные тяжбы и препирательства с силовиками. О том, как бывшая жена бизнесмена борется за наследство детей и как продвигается расследование убийства Сергея Княжева, — узнала Анна Яровая.

Череда почерковедческих экспертиз

После того как владельцами заправки на улице Северной стали двое детей Сергея Княжева, руководить АЗС стал Эдуард Ермишкин, бывший бизнес-партнер убитого. Коммерческим директором заправки его назначил сам Княжев за неделю до смерти. Пока все были озадачены организацией похорон застреленного бизнесмена, на заправке «Валерия и К» новоиспеченный руководитель начал инвентаризацию. В комиссию вошли сам Эдуард Ермишкин, главбух и двое сотрудников заправки.

— Они приняли топлива в 3,5 раза больше, чем существующий емкостной парк, а через три дня списали. Все это на сумму около пяти миллионов рублей, — рассказала Яна Княжева. — Позже выяснилось, что в данной инвентаризации на документах стоят настоящие подписи только Ермишкина и главбуха, а сотрудников — поддельные (я почерковедческую экспертизу проводила).

Раненый Сергей Княжев пытался сбежать от киллера — он пробежал около 100 метров, добравшись до магазина «Молоток»

Раненый Сергей Княжев пытался сбежать от киллера — он пробежал около 100 метров, добравшись до магазина «Молоток»

На проверку в экспертные организации женщина передавала целый ряд документов: договор беспроцентного займа между ЗАО «Секвой К» и ЗАО «Северное» (обоими владел Сергей Княжев), акты сверки с поставщиками — компанией «Никифор», договор купли-продажи 2/3 помещения магазина на АЗС, приказ о приеме на работу Эдуарда Ермишкина. По словам Яны Княжевой, специалисты пришли к выводу, что подписи в этих документах Сергей Княжев не ставил.

Женщина говорит, что ей пришлось вступить в бесконечную переписку с правоохранителями и пройти через суды, чтобы у ее детей не отобрали перешедшее им по наследству от отца имущество. 

Подозреваемый в убийстве

Разбираться со всеми документами женщина начала только после того, как коммерческого директора Эдуарда Ермишкина, человека, оставшегося управлять заправкой «Валерия и К» после смерти предпринимателя, задержали по подозрению в организации убийства Сергея Княжева.

— В начале июня 2016 года Эдуарда Ермишкина арестовали. Он даже давал чистосердечное признание, что заплатил 1,5 миллиона рублей посреднику за убийство Сергея Николаевича. Потом его освободили, а после — в декабре 2016 года — дело приостановили, — говорит бывшая супруга предпринимателя. — Почему его отпустили, мне неизвестно.

До ареста Эдуарда Ермишкина, как говорит женщина, она больше занималась детьми, подавленными смертью отца, а не оставшимся им в наследство бизнесом. Да и беспокоилась за их и свою жизнь — было неясно, кто убил Княжева и не захочет ли он убить и его наследников.

— После задержания Ермишкина нужно было решить, что делать дальше. Люди по 20 лет проработали на АЗС, нельзя было сказать им до свидания. Там я нашла несколько документов, подписанных 1 октября. Меня насторожило, что подписи Сергея Николаевича были буквально накорябаны плохо пишущей ручкой. Я знала его с 17 лет. Он всегда носил дорогие часы и пользовался дорогой ручкой, он просто не мог себе позволить ставить свою подпись небрежно. Дальше — больше: на столе у главбуха мне попались два конверта из суда на имя детей, владельцев ЗАО «Северное», на которое оформлена заправка. Одно письмо я вскрыла, оно оказалось пустым, — вспомнила женщина. — Я выяснила, что у компании отсудили 2/3 магазина на заправке. О процессе нас не уведомили, решение приняли на первом же заседании.

Выводы одной из экспертиз, проведенных Яной Княжевой

Выводы одной из экспертиз, проведенных Яной Княжевой

Часть магазина на АЗС отсудили себе Эдуард Ермишкин, руководивший заправкой, и Сергей Хомич — бывший бизнес-партнер Княжева. Оба мужчины владели долями в ЗАО «Северное», но за несколько лет до смерти Сергей Княжев выкупил их части и стал единоличным владельцем.

— Учитывая, что Ермишкин и Хомич были истцами, то Эдуард Ермишкин как коммерческий директор ЗАО «Северное» был еще и представителем организации. Получается, что истец и ответчик — одно лицо, — пояснила Яна Княжева. — Также не уведомили ни нотариуса, который вел наследственное дело, ни органы опеки.

Последние деньги Княжева

Незадолго до смерти Сергей Княжев продал одну из своих заправок. Последний платеж за АЗС — 14 миллионов рублей — перечислили уже после его кончины, практически всю сумму использовали для погашения долгов по поставкам топлива перед компанией «Никифор». Яна Княжева заподозрила, что перевод денег был незаконным, и обратилась по этому поводу в суд и полицию.

Одним из доказательств правомерности перевода денег в суде стала бухгалтерская экспертиза, проведенная полицейскими. Яна Княжева подавала заявление в правоохранительные органы, предполагая, что 12 миллионов рублей перевели компании «Никифор» незаконно. Ход расследования вызвал у нее много вопросов.

— В связи с тем, что для проведения бухгалтерской экспертизы использовались поддельные документы, мною подано заявление о фальсификации документов в суде на следователя полиции Екатерину Истомину. Я получила отказ, но оспорила его. Вынуждена была обратиться к генералам — Алтынову (на то время руководитель регионального УМВД), Кублякову (руководитель следственного управления СК России по Тюменской области) на личные приемы. Я объясняла им ситуацию, теперь жалобу рассматривают повторно. Итог пока неизвестен, хотя сроки на принятие решения уже вышли, — сообщила Яна Княжева.

Фрагмент почерковедческой экспертизы по товарным накладным, проведенной Яной Княжевой. Синей ручкой эксперт отметил несовпадающие фрагменты в подписях Княжева

Фрагмент почерковедческой экспертизы по товарным накладным, проведенной Яной Княжевой. Синей ручкой эксперт отметил несовпадающие фрагменты в подписях Княжева

Юрий Мельников, директор компании «Никифор» (которая поставляла топливо на АЗС), рассказал, что все эти годы его периодически вызывают на допросы. Они с Сергеем Княжевым были не только партнерами, но и друзьями. После развода владелец автозаправки даже жил в квартире Мельникова вместе со своими детьми.

Директор ООО «Никифор» подтвердил, что судился с Яной Княжевой из-за платежа, полученного после убийства. Решение было в его пользу. По этому делу полицейские проводили проверку, бухгалтерскую экспертизу и никаких нарушений или подделок не нашли. Между компаниями «Северное» и «Никифор» были давние договорные отношения. И после убийства Княжева компания «Северное» погасила долг за поставленные на АЗС нефтепродукты. Факт поставок топлива был доказан в суде.

Юрий Мельников также посетовал на работу правоохранителей. Во время судебного процесса Яна Княжева назвала его заказчиком убийства Сергея Княжева. По этому поводу мужчина подал заявление в полицию о клевете, но уже дважды ему приходили отказы. Во второй раз в постановлении изменили только шапку ответа, а остальное оставили прежним. Мельников говорит, что намерен добиться того, чтобы его заявление рассмотрели вышестоящие инстанции и женщину привлекли к ответственности.

Предприниматель жаловался и на следователя, который, как ему кажется, нарушил Уголовно-процессуальный кодекс, дав материалы дела по убийству предпринимателя его бывшей супруге. Расследование еще не окончено, дело не раскрыто, виновники не установлены, и разглашение данных следствия, по словам Мельникова, может навредить, о чем и сказано в УПК.

Доказали, что помещение Княжев не продавал

За неделю до смерти Сергей Княжев продал 2/3 помещения магазина на заправке своим экс-компаньонам по бизнесу — Эдуарду Ермишкину и Сергею Хомичу. Это помещение, как и заправка и земля под ними, было в собственности у компании Княжева — ЗАО «Северное». 

Сергей Княжев (слева) с партнерами — Эдуардом Ермишкиным (по центру) и Сергеем Хомичем (справа)

Сергей Княжев (слева) с партнерами — Эдуардом Ермишкиным (по центру) и Сергеем Хомичем (справа)

Согласно решению Центрального районного суда, в начале 2016 года Эдуард Ермишкин и Сергей Хомич подали иск о признании за ними права собственности на части помещения, проданного им компанией «Северное». Судья требования мужчин удовлетворила.

Когда Яна Княжева узнала о сделке, то смогла добиться возвращения помещений. В решении суд сослался на экспертизы, где специалисты указали, что подпись от имени Сергея Княжева на договоре купли-продажи части магазина выполнена не им, а другим лицом. Сделку признали недействительной, Ермишкин и Хомич остались без помещения, за которое, как они уверяли в суде, заплатили по 2 миллиона рублей каждый. Части магазина вернулись к ЗАО «Северное».

Яна Княжева посчитала, что в таких действиях усматривается мошенничество — люди завладели помещением, которое принадлежит детям.

— Это законченное преступление, есть решение суда. Сделка прошла через регпалату, различные экспертизы, но дело приостановили. Следователи так и не смогли установить лиц, причастных к преступлению. После моих многочисленных жалоб следователи изъяли эти материалы и проверяют, стоит ли их приобщать к делу об убийстве. 

Эксперты полиции проводили почерковедческие экспертизы документов: договора займа между ЗАО «Секвой К» и ЗАО «Северное», договора с «Никифор» и допсоглашения к нему, приказа о приеме на работу Эдуарда Ермишкина и актов сверки между ЗАО «Северное» и ЗАО «Никифор». Специалисты не смогли дать однозначных выводов, указав, что «существенная изменчивость сравнительных образцов, фактор исполнения подписей с подражанием конкретному лицу (С. Н. Княжеву) и противоречивость установленного комплекса признаков не позволяют сделать вывод об исполнителе/исполнителях подписей от имени Княжева в предоставленных документах».

Следователи не хотят брать документы

— Я три года прошу хоть кого-нибудь из силовиков взять документы, которые, по моему мнению, доказывают мотив убийства (это договор о приеме на работу Эдуарда Ермишкина в ЗАО «Северное», договор беспроцентного займа между компаниями «Секвой К» и «Северное», акт сверки между заправкой и ЗАО «Никифор»). Правоохранительные органы почему-то категорически отказываются рассматривать версию, что мотивом убийства стал захват бизнеса, — возмутилась Яна Княжева.

По словам женщины, еще в сентябре она была на личном приеме у главы тюменского СКР Александра Кублякова. Он заверил ее, что следователь, ведущий дело, позвонит ей и изымет эти документы. Но с Княжевой так никто и не связался. Женщина начала подозревать, что есть заинтересованные должностные лица, которые делают все, чтобы убийство оставалось нераскрытым. 

За прошедшие годы экс-жена убитого бизнесмена написала десятки жалоб, писем, просьб возобновить расследование, провести экспертизы и много раз оспаривала решения, принятые правоохранителями.

— Лично для меня и для моих детей преступление раскрыто. Я понимаю, что произошло, считаю, что хотели завладеть бизнесом. В этом звене я, наверное, оказалась не в том месте и мешаю своими жалобами. Их просто отклоняют, год за годом ничего не двигается. Если когда-то кто-то захочет раскрыть преступление, то нужно просто изучить все имеющиеся материалы. Считаю, что просматривается личная заинтересованность и коррупция в деле. Человека застрелили в центре города, и никто, видимо, не хочет раскрыть это преступление. Я до сих пор опасаюсь за свою жизнь и жизнь своей семьи, — рассказала Княжева.

Редакция сайта 72.RU не смогла связаться с Эдуардом Ермишкиным, Сергеем Хомичем — корреспондент оставлял им сообщения, но на связь так никто и не вышел. Мы просим Эдуарда Александровича и Сергея Ивановича связаться с журналистом Анной Яровой по телефону +7 950 489 91-20.

В СКР никаких данных по ходу расследования уголовного дела не сообщили.

Такой ответ мы получили на редакционный запрос

Такой ответ мы получили на редакционный запрос

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!