Все новости
Все новости

Запрет МФО: новая «охота на ведьм»

Поделиться

Инициатива ряда депутатов партии «Справедливая Россия» – запретить деятельность микрофинансовых организаций – является примером популистского законопроекта, который готовили люди, не обладающие достаточной степенью экспертизы финансовой сферы экономики. Банки значительно ужесточили требования к заемщикам в конце прошлого года, а в декабре почти на две недели вообще приостановили потребительское кредитование. Возможности взять заемные средства были лишены сотни тысяч россиян, которые при этом не являются злостными неплательщикам.

Микрофинансирование выступает альтернативой банковского кредитования, но не заменяет его. Во всем цивилизованном мире эти отрасли сосуществуют на одном финансовом рынке. Запрет МФО или снижение предельной ставки до 30% не только не снизит проблемы закредитованности населения, но и увеличит проблему и ухудшит финансовое состояние сотен тысяч людей. Поскольку потребность в заемных деньгах у населения не исчезнет, и граждане вынуждены будут занимать на черном рынке, на котором нет правил, который не отчисляет налоги, не создает рабочих мест, не развивает технологии, не увеличивает финансовую доступность, не повышает финансовую грамотность.

В конце августа 2015 года в Госдуму поступил законопроект о полном запрете деятельности микрофинансовых организаций. Необходимость такой радикальной меры, по мнению авторов, обусловлена тем, что в нынешних социально-экономических условиях к микрокредитованию вынуждены прибегать наименее социально защищенные слои населения. В свою очередь микрофинансовые организации выдают заемщикам деньги под «ростовщические» проценты, что приводит к катастрофически быстрому росту долгов населения, резкому снижению уровня жизни, а также может подтолкнуть должника к совершению правонарушений с целью погашения задолженности.

Рост задолженности населения по потребительским кредитам, к которому апеллируют авторы давления на рынок микрофинансов, происходит не по вине МФО, доля которых составляет от 0,5% до 1% от объемов банковского кредитования. То есть они никак не влияют на закредитованность населения в целом. Наоборот, микрофинансовые организации несут функцию обеспечения финансовой доступности в российской экономике, важность которой не раз отмечали в Центробанке и Правительстве.

Подчеркну, рынок сегодня полностью регулируется ЦБ. Крупные МФО выступают ответственными игроками финансового рынка. Компании-лидеры отрасли соблюдают нормативы Минфина к ликвидности и достаточности капитала, соблюдают все нормы внутреннего контроля, как и банковские организации взаимодействуют с Росфинмониторингом в части исполнения закона об отмывании средств, полученных незаконным путем и финансировании терроризма, осуществляют качественную оценку платежеспособности заемщиков, избегая их перекредитования. Миф о том, что микрофинансисты выдают займы всем подряд, уже давно развеян. В ряде компаний онлайн-кредитования уровень одобрения заявок на заем составляет сегодня около 15%. При этом уровень просрочки более 90 дней составляет, например, в MoneyMan, около 10%. Это говорит о высокой степени эффективности контроля рисков в отрасли.

За последние полтора года общими усилиями СРО (саморегулируемых организаций. – Прим. ред.), самих микрофинансовых организаций и регулятора рынок микрофинансирования стал значительно более прозрачным и цивилизованным. Одна из многих мер, которая этому способствовала, – это закон «О потребительском кредите», который с 2014 года позволяет заемщику получать полную и достоверную информацию о полной стоимости кредита, отказаться от его получения в течение пяти дней (период «охлаждения»). Согласно нормам закона МФО передают информацию о заемщиках в бюро кредитных историй, в конце концов определены средние и предельные значения так называемой полной стоимости кредита, займа (ПСК), в том числе для МФО, как и для банков. Кстати, инициаторы обсуждаемого законопроекта голосовали за принятие данного закона. Сегодня же они апеллируют цифрами первой половины 2014 года, то есть еще до вступления в силу закона о потребительском кредите.

Важно знать, что микрофинансирование – это не «столбовые» кредиторы. Стоит различать добросовестные компании от контор, которые даже не входят в реестр МФО ЦБ. Это вообще не микрофинансовые компании, чью деятельность должна пресекать прокуратура. Не стоит забывать также, что микрофинансирование – это не только выдача займов физическим лицам. Это поддержка микро- и малого бизнеса, предприятия которого не могут получить средства для развития бизнеса в банках, поскольку требования к ним чрезмерно высоки и зачастую являются запретительными. Даже в Moneyman около 14% заемщиков являются самозанятыми людьми, чаще всего имеющими статус индивидуальных предпринимателей. Они берут займы на срочные нужны, поддержание оборота, чтобы избежать кассовый разрыв. Это люди, которые занимаются частными автоперевозками, мелкорозничной торговлей, предоставляют различные услуги, например, сантехнический, авто, электро- и другие виды ремонта. В случае принятия законодательной инициативы «эсеров» эти люди останутся без заемных средств, а значит, и без работы и заработка. Готовы ли авторы законопроекта брать на себя ответственность перед сотнями тысяч россиян за ухудшение их уровня жизни из-за очередной популистской охоты на ведьм?

Борис Батин, генеральный директор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter