«Люди из ЛНР и ДНР очень сильные»: беженка рассказала о вынужденном переезде в Тюмень

История семьи, которая уехала из Краснодона в 2014 году

Анастасия переехала с родителями в Тюмень в <nobr class="_">2014 году</nobr>

Анастасия переехала с родителями в Тюмень в 2014 году

Поделиться

Волнения на границе с Украиной начались еще восемь лет назад. Тогда же Россия приняла и первых беженцев. Среди людей, чьи дома тогда попали под обстрел снарядами, — Анастасия Рудик. Девушка вместе с семьей приехала в Тюмень в 2014 году. Она рассказала журналисту 72.RU о том, что они испытали в тот период и как их жизнь сложилась после.

Рудик — обычная семья: отец работает водителем, а мама — бухгалтер. Вместе они воспитывали единственную дочь Настю. Они жили в многоквартирном доме на четвертом этаже. Их будни никак не отличались от будней других жителей городка в пограничной зоне.

Начали падать снаряды

— Мы с родителями приехали с Луганской области, из города Краснодона. Люди, которые читают литературу, знают этот город, потому что именно там была «Молодая гвардия» (советская подпольная антифашистская комсомольская организация юношей и девушек, действовавшая в годы Великой Отечественной войны. — Прим. ред.). Краснодон — город-герой, — рассказала Анастасия. — В 2014 году, когда всё началось, мне было 16 лет, а я не могла учиться. Было даже непонятно, будут ли вообще там работать университеты, а если будут, то какое образование дадут? И будет ли вообще этот диплом где-то котироваться.

Краснодон расположен практически на границе двух стран. Местные жители сначала увидели, как стягивается военная техника, а потом уже услышали свист от разрывающихся снарядов. Самый первый взрыв Анастасия застала в школе прямо во время урока русского языка. Дети и учитель услышали странные звуки, но не сразу поняли, откуда они доносятся. Любопытство учеников взяло верх — они подбежали к окнам и увидели военную технику, которая ехала на базу, что неподалеку. Настя вспомнила чувство паники, охватившее ее с одноклассниками. Учитель сразу стала всех отгонять от окон.

Второй взрыв Краснодон услышал под утро. Семьи еще спали, когда вдруг за окнами стало сверкать и появился страшный шум. Мама Насти сразу ее разбудила и сказала, что надо уходить в укрытие. 16-летняя девчонка не задавала лишних вопросов и старалась сохранить спокойствие.

А однажды, со слов Насти, снаряд упал неподалеку от места, где местные играли свадьбу. Гости, которые вышли на улицу, увидели в небе военные самолеты, а спустя мгновение раздался уже знакомый свист. События и последствия того дня потом еще долго обсуждали.

Когда взрывы стали происходить каждый день — стало по-настоящему страшно. Но бежать решались не все. Какое-то время люди прятались в укрытии и ждали, пока этот кошмар закончится. Взрослые и дети жили, как в кошмарном сне, где прямо на их глазах огонь уничтожал родные просторы.

— У нас были взрывы, прямо за домом спалили поле. Много моих друзей пострадали от осколков. Мы видели и бомбы, и «Грады» (боевая установка. — Прим. ред.), и даже побывали в бомбоубежищах, которые есть в подвалах некоторых домов. Но прятаться там не всегда была возможность — снаряды падали прямо у нас во дворе. Поэтому мы во время взрывов прятались в ваннах, — вспоминает Анастасия. — Помню, как мы боялись выходить, потому что не понимали — дом сейчас рухнет или нет. Мы жили на четвертом этаже, шанс выжить, если не успел в бомбоубежище, невелик. Помню, когда слышишь свист, по которому становится понятно, что с высоты что-то падает, борешься с чувством — пойти посмотреть или выжить. Дело в том, что, с одной стороны, хочется увидеть, что и куда летит, а с другой — если не увернешься от осколков разбитых окон, можешь погибнуть.

Попала под обстрел

Анастасия в 16 лет увидела, как ее родной город бомбят снаряды

Анастасия в 16 лет увидела, как ее родной город бомбят снаряды

Поделиться

В квартире, вспоминает девушка, всегда стоял собранным тревожный чемоданчик. Там лежало всё только самое необходимое: теплые вещи, пледы, тушенка и документы. Всё это они хватали каждый раз, когда слышали, что боевая техника пошла в бой, и бежали в соседний дом, где построено укрытие.

Но память ребенка — удивительная вещь. Однажды Настя попала под обстрел. Она ехала в автобусе с другими пассажирами из соседнего поселка в родной Краснодон, как вдруг кто-то открыл огонь по ним. Это случилось на дороге, идущей через поле. Все люди в автобусе легли на пол и замерли в ожидании. Один из самых страшных дней в ее жизни напрочь стерся из памяти. Она не помнит, как добралась до дома тогда. Позже, когда шок немного спал, ей рассказали об этом. Девушка говорит, что до сих пор удивляется тому, как это произошло.

Уехали в Тюмень с двумя сумками

В таком напряжении семья Рудик жила около года. Потом они решили бросить всё в родном Краснодоне и уехать в Ростовскую область. Только не учли одно: от снарядов бежали тысячи семей. Отыскать свободное жилье там было практически невозможно. Но им повезло — в городе жили их друзья, которые и помогли найти квартиру на первое время.

— Мы два месяца жили в этой квартире втроем. А потом папа решил ехать в область побольше — Тюменскую. Здесь уже был друг отца. Он тоже уехал из Луганской области. Папа как настоящий мужчина отправился на разведку, чтобы найти работу, понять, где и как мы будем здесь жить. Примерно пять месяцев папа всё устраивал, а потом мы приехали к нему, — рассказала Анастасия. — Когда мы переезжали, Тюмень не входила в государственную программу для помощи таким, как мы. Тем не менее нам здесь оказали существенную поддержку. Самый большой страх у человека, который едет в неизвестность, — остаться без крова над головой. Но в Тюмени нам предоставили номер в гостинице «Искра» (до сих пор им бесконечно благодарны), здесь принимали всех беженцев. Некоторое время нам здесь даже готовили вкусную еду. Это было очень важно, потому что найти работу без российского паспорта долго не получалось, вид на жительство не помогал.

«Искра» стала большим домом, где ютились семьи из Луганской области. Люди жили здесь по-разному: кто-то по несколько недель, а кто-то оставался и на месяцы. Всё зависело от того, удалось ли найти работу с заработком, позволяющим снять квартиру, или нет.

Вещами первой необходимости помогали тюменцы. Они приносили прямо в гостиницу посуду, одежду и даже технику. Нуждающиеся потом спускались из номеров и брали себе только то, чего им не хватало. Никаких жарких споров и дележки не было.

— В этой гостинице мы прожили 1,5–2 года. А потом стали искать квартиру для съема. Тюменская область в этом тоже помогла, оплатив услуги риелтора. Самая большая проблема, с которой столкнулась моя семья, — оформление российского паспорта. Чтобы вы понимали, я приехала сюда в 2014 году, а паспорт получила только в 2019-м. Тогда был очень большой наплыв беженцев, поэтому нам приходилось занимать очередь в четыре утра, стоять и ждать открытия в 10:00. Очень много времени у нас это занимало, было тяжело, сейчас уже, говорят, намного проще всё это происходит, — рассказала Анастасия. — А потом проблемы были с пропиской — своего-то жилья нет. Палка о двух концах. Это как с работой — нужен опыт работы, но без опыта работы не возьмем. И как быть-то? Вот из-за этого тоже были проблемы с трудоустройством.

Как люди отнеслись к семье беженцев

В Тюмени папа Насти устроился водителем автобуса. Мама тоже нашла подработку. А сама девушка пыталась поступить в колледж после оконченных девяти классов, но не успела, а из предложенных ей вариантов была только одна специальность — повар. В этой профессии она себя не видела, поэтому родители стали пытаться ее устроить в тюменскую школу. Получилось. Девушку приняли, но, проучившись там один год, отношения у нее с учителями не заладились. Настя сменила школу. А потом еще и нашла подработку, чтобы помочь родителям.

— Люди все разные, нельзя сказать, что все нас положительно или отрицательно встретили. Были и те, кто нам помогал и поддерживал всячески, но и попадались такие, кто скептически относился к нашему переезду, — рассказала Анастасия. — Но если бы я не сменила школу, то, наверное, я бы думала, что в Тюмени не все хорошие люди.

В итоге судьба Насти сложилась хорошо. Она получила педагогическое образование, успела немного поработать в школе, а затем стала организатором детских праздников. У родителей девушки тоже нет проблем с работой. Они купили квартиру и теперь уже не собираются уезжать из Тюмени.

В родном городе снова военные?

Но о родном городе семья Рудик тоже не забывает. Перед февральскими событиями они успели съездить в Краснодон и повидаться с родными, которые отказались уезжать в Россию.

— Мы уехали оттуда 12 февраля, а спустя неделю — 18 февраля — там вновь объявили военное положение. Мы побывали в Краснодоне, пытались уговорить родных уехать к нам поближе, но они отказались. Они жили там всю жизнь, как они оставят свой дом, огород? — рассказала девушка. — С тех пор, как мы уехали из Краснодона, город сильно изменился. Самое тяжелое, что люди там не знают, а наступит ли завтра? И когда ты столько лет живешь в неизвестности, то нет никакого развития. Город замер. У людей каждый день — день сурка. Мой дядя пошутил однажды, что может даже не смотреть на часы, чтобы узнать время, когда он зашел в комнату с чашкой горячего чая. Это всегда будет 18:18 — время после работы. Жителей в городе тоже стало мало, многие разъехались и начали жизнь сначала.

Анастасия призналась, что рада смелости своих родителей, решивших в какой-то момент бросить свой дом и уехать подальше от границы. Им было трудно оставить прежнюю жизнь, когда казалось, что всё известно наперед.

— Каждый родитель желает своему ребенку спокойной и счастливой жизни, старается сделать всё для него. И у моих родителей не оставалось иного выхода, кроме как уехать. Жалеем ли мы, что попали в Тюмень? Нет. Я бы и сейчас поступила ровно так же, — рассказала Анастасия. — Наверное, если бы я там осталась, то отучилась на педагога, устроилась в школу и всё. А уехав в Тюмень, я поняла, что хочу немного большего: помогать детям из детдома. Сейчас я планирую набраться опыта и пойти туда работать.

Анастасия Рудик также призналась, что вместе с родными была удивлена событиям, которые сейчас так стремительно развиваются.

— Люди не знали, что всё может начаться вот так, как по щелчку пальцев. Всех начали предупреждать, призывать... Женщины стали плакать, потому что испугались, — добавила она.

«Люди из ЛНР и ДНР — очень сильные»

Девушка обратилась к людям, которые сейчас готовятся приехать в Тюменскую область из ДНР и ЛНР. И призвала их ничего не бояться.

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

— Любое открытие и новый горизонт — это путь в новую жизнь. Новая жизнь — это неплохо, это хорошо. Люди из ЛНР и ДНР в принципе очень сильные. Там практически шахтерские городки. А шахтеры могут справиться с любой трудной работой. Они с легкостью найдут себе работу. Главное — не бояться. Из моего родного города уехали все мои одноклассники, наши знакомые. И все они нашли себя, — рассказала Анастасия Рудик.

В Тюменскую область приедет больше 1,5 тысячи человек из ЛНР и ДНР — это женщины, дети и пожилые люди. Сейчас в регионе создают пункты для их временного размещения. Известно, что кто-то едет в Тюменскую область самостоятельно, и поэтому, чтобы не потерять связь с родными, создана специальная горячая линия: надо позвонить на 122 и нажать кнопку 4.

Напомним, 24 февраля Владимир Путин объявил о начале военной спецоперации. В этом сюжете мы собираем всю актуальную информацию.

Дорогие читатели, мы вынуждены закрыть комментарии в материалах, касающихся темы спецоперации на Украине и ее последствий. Это мера вынужденная, но надеемся, что временная. Спасибо за понимание!

  • ЛАЙК20
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ18
  • ПЕЧАЛЬ3
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter