3 августа вторник
СЕЙЧАС +26°С

Проявили геройство и мужество

Поделиться

Поделиться

Судьба распорядилась по-разному: в одних семьях ветеранов Великой Отечественной войны до сих пор бережно хранят фотографии прошлого века. Не зная, к сожалению, никаких подробностей о подвигах погибших фронтовиков. В других семьях военные истории, рассказы о дедах и прадедах передают из поколения в поколение. Но документальных свидетельств тех лет – фотографий, справок, писем с фронта, увы, не сохранилось. В сегодняшнем выпуске «Фронтового альбома» три участника Великой Отечественной войны.

Тюменец Азат Шаяхметов прислал на сайт 72.ru единственную сохранившуюся фотографию своего деда – Рахимчана Сафаргалиевича Фатхуллина.

Расстрелянного солдата спасли дети

Надежда Кондрачук из Челябинска прислала на сайт 72.ru фотографию своего отца, Алексея Федоровича Ефимова.

Алексей Федорович Ефимов родился 15 августа 1922 года в деревне Томская  Омутинского района Тюменской области. С мая 1941 по декабрь 1943 года он был курсантом в 52 отдельном батальоне химической защиты, с декабря 1941 года по март 1943 года участвовал в боевых действиях в составе шестого гвардейского кавалерийского полка.

 В 1942 году при транспортировке раненого сослуживца в тыл Алексей Ефимов попал в засаду и был расстрелян в овраге немцами. Потерял сознание и очнулся от того, что услышал детские голоса. Это трое мальчишек 10-12 лет пришли в лес за дровами. Они вывезли его на санках в деревню, а уже оттуда при первой возможности его отправили в госпиталь. Алексей Ефимов получил ранение в голову, два ранения в левую руку и правую ногу. К сожалению, пока он был жив, родственники не записали место, где это произошло.

В марте 1943 года Алексей Ефимов был тяжело ранен в голову и находился на лечении в госпитале № 304  по август 1943 года. После госпиталя служил в 101 авиационном полку по апрель 1944 года.

С апреля 1944 года по август 1945 служил в 1020 батальоне аэродромного обслуживания. Его демобилизовали 26 августа 1945 года по болезни.

«Нас у него было пятеро: три сына и две дочери. Умер папа 13 ноября 1994 года», – пишет Надежда Кондрачук.

Когда фашисты ушли, его подобрали санитары

А в  семье молодой тюменки Маши Коноваловой со времен войны осталась лишь похоронка. И собранные ею из воспоминаний мамы и бабушки истории.

«Оба моих прадеда по маминой линии воевали. Один вернулся с фронта с тяжелыми ранениями, другой погиб.

Отец моего дедушки, Петр Никонорович Лаврушенко (родился в 1906 году), ушел на войну 20 июля 1941 года. Служить его отправили на Дальний Восток.

Дедушка рассказывал, что в день, когда объявили о начале войны, в центре села Аромашево Голышмановского района, где они жили, собрался народ. Отец троих детей, Петр Никонорович, в это время был на электростанции. Мой дедушка и его старший брат прибежали к нему на работу и закричали: «Папа, мы были на митинге, там война какая-то началась!» Прадед об этом уже, конечно же, знал. Он сказал детям, что домой сегодня не придет, будет всю ночь «давать свет».

Поделиться

С Дальнего Востока Петра Лаврушенко отправили в «учебку» на озеро Андреевское под Тюменью. Прадед воевал под Ржевом. В «ржевской мясорубке» был серьезно ранен в живот. Позже он рассказывал, как, истекая кровью, лежал в воронке. А немцы с фонариками ходили ночью и стреляли русских, еще подававших признаки жизни. Прадеда чудом не заметили. Когда фашисты ушли, его подобрали санитары. После лечения в госпитале в городе Горький Петра Никоноровича отправили на завод «Красный пролетарий», который в то время выпускал детали для военных катеров. Домой мой прадед вернулся только в 1946 году.

Отец моей бабушки, Илья Григорьевич Боков (родился в 1910 году), когда началась война, работал председателем колхоза в деревне Степановка Ярковского района Тюменской области. У него были жена и четверо детей. Все мужчины ушли на фронт, а у прадеда была «бронь»: он остался работать в колхозе и следить, чтобы хозяйство не развалилось. Но одна соседка пожаловалась в сельсовет на эту «несправедливость»: «Все мужики на фронт ушли, а он, видите ли, такой здоровый и крепкий отлынивает». «Бронь» отменили, и Илья Боков отправился воевать.

У моей бабушки, которой на момент начала войны было три года, об отце осталось лишь одно воспоминание. Как-то она и ее старшая сестра увидели во дворе мужчину в форме, направлявшегося в их сторону. Девчонки испугались, забежали в дом, закрылись и военного не пустили. Оказалось, это их отец на побывку пришел: его после плена домой отпустили ненадолго. Мать вернулась с фермы и впустила его. Бабушка помнит, как отец держал ее на руках, возле печки.

А некоторое время спустя он вновь ушел на фронт. И не вернулся. Домой пришла похоронка, но она не сохранилась. В семейном архиве нет ни одной фотографии Ильи Григорьевича Бокова. Никто не знал, когда и при каких обстоятельствах он погиб. До 2005 года. Тогда родственники обратились в военкомат Ярковского района. Из архивных записей мы узнали, что красноармеец 72-го стрелкового полка Илья Григорьевич Боков, «проявив геройство и мужество», погиб в бою 23 августа 1944 года и был похоронен в деревне Ханзи Верровского уезда Эстонской ССР», – рассказала Маша Коновалова.

Фото: Фото из семейного архива Марии Коноваловой, Надежды Кондрачук и Азата Шаяхметова

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Тюмени? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...