Все новости
Все новости

Минздрав: больные умирают от хорошей медицины

Пациенты российских больниц стали чаще умирать, потому что их стали лучше лечить. Так глава Минздрава РФ объяснила рост больничной смертности в последние годы. По словам министра, развитие медицины позволяет медикам браться за самые безнадежные случаи, но спасти удается не всех. На фоне сокращения стационаров и дефицита врачей заявления министра выглядят, по меньшей мере, странно, считают эксперты.

Тенденция к увеличению количества смертей в российских больницах наблюдается на протяжении последних 12 лет. Для сравнения, в 2003 году летальность пациентов не превышала 1,3%, к 2014 году этот показатель вырос до 1,62%. Однако в министерстве считают, что низкая смертность в прежние времена – это не заслуга врачей, а недоработка системы.

«В большей степени низкие значения характеризовали избирательную госпитализацию более легких пациентов и отсутствие возможности помочь при тяжелых случаях, – сказала министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова на заседании коллегии Счетной палаты. – Определенный вклад в повышение больничной летальности вносит и развитие паллиативной помощи, увеличение количества соответствующих коек (с 1258 в 2012 года, до 5250 паллиативных коек в 2014. – Прим. авт.), на которые госпитализируются пациенты с тяжелой патологией в терминальных стадиях. Это привело к снижению смертности на дому. С 2011 года она снизилась на 9,1%».

Также министр отметила, что повышение летальности в больничных стационарах произошло на фоне снижения общей смертности с 16,1 до 13,1 на одну тысячу населения. По мнению Минздрава, позитивные изменения произошли благодаря развитию отечественной медицины, внедрению в нее высоких технологий, которые позволяют проводить сложные операции и значительно продлевать жизнь. Из всего этого г-жа Скворцова делает вывод: «Рост больничной летальности свидетельствует о более качественном отборе пациентов для стационарного лечения, повышения материально-технической базы лечебно-профилактических учреждений, создающих условия для проведения сложных оперативных вмешательств, в том числе у лиц старших возрастных групп, и для выхаживания тяжелых больных».

Фактически глава ведомства признает, что раньше тяжелобольным россиянам отказывали в лечении, и они умирали дома. Однако рядовые работники отрасли утверждают, что никаких изменений в порядках госпитализации пациентов не происходило с конца прошлого века.

«Любое заболевание, которое требует круглосуточного медицинского наблюдения, либо не поддается лечению в амбулаторных условиях, является показанием к госпитализации, – рассказывает кардиолог Михаил Григорьев. – Это общее правило, которое не менялось уже лет 50, если не больше. Отказ в госпитализации тяжелого больного должен быть обоснован, в противном случае это подсудное дело. Представьте, сколько должно было быть медицинских скандалов в начале 2000-х годов, если бы врачи назначали стационарное лечение избирательно, как говорит министр. Вместе с тем я допускаю, что российская медицина развивается. Но развивается она неравномерно. Доступ к высокотехнологичным операциям имеют, в основном, жители крупных городов. На мой взгляд, увеличение больничной летальности говорит о снижении общего уровня здоровья населения, а также указывает на нехватку медицинских кадров, особенно в сельских больницах».

Также собеседник отметил, что с начала оптимизации здравоохранения в конце 2000-х годов, количество больничных коек в стране ежегодно уменьшается на несколько десятков тысяч. То есть принимающая способность стационаров постоянно снижается. Но в министерстве утверждают, что больничная летальность и количество коек не связаны между собой: «перед оптимизацией коечного фонда был проведен корреляционный анализ с учетом показателей каждого региона, который показал отсутствие взаимосвязи между уровнем больничной летальности и численностью коечного фонда», – сообщили в пресс-службе Минздрава РФ.

Вместе с тем глава ведомства отметила, что параллельно с ликвидацией больниц развивается амбулаторное звено и дневные стационары, в которых гражданам оказывают качественное лечение. Только вот кому его там оказывают, непонятно.

«Чиновники ставят себе в заслугу, что благодаря сокращению больничных коек значительную часть пациентов удалось перевести на дневной стационар и сократить расходы на их лечение, – говорит оргсекретарь независимого профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал. – Но это экономия на здоровье населения. Я неоднократно обсуждал этот вопрос с медицинскими экспертами. Все говорят, что в дневных стационарах у нас не лечат. Там ставят капельницы с физраствором, выписывают простейшие лекарства. Вот это реальное выбрасывание денег на ветер, не говоря о том, что такое лечение неудобно для пациента, которому приходится постоянно ездить туда-сюда. В Минздраве объясняют, что на Западе соотношение амбулаторной и стационарной помощи составляет 70% к 30%. Может быть, это и правильно, но достигнуть такой пропорции можно по-разному. Первый путь, системный – постепенно усиливать поликлиническое звено, не сокращая стационаров на первых порах. Второй путь, механический – сократить больницы и перекинуть пациентов в поликлиники, многократно увеличив нагрузку на них. Это ведет к снижению доступности медицинской помощи, что мы и наблюдаем. Уже сегодня попасть на лечение в стационар очень сложно, особенно в регионах, потому что мест не хватает. Поликлиники не справляются с возрастающим потоком больных, потому что им не хватает врачей, не хватает оборудования и медикаментов».

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter