Все новости
Все новости

Не давать!

Мне безумно нравилось, как врет моя начальница, директор глянцевого журнала: «Сижу в туалете, в это время звонит клиентка: «Ты где?». А в этот же момент двухлетний сынишка в туалет ломится: «Мама, мама!». Кричу, чтобы заглушить плач ребенка...

Мне безумно нравилось, как врет моя начальница, директор глянцевого журнала: «Сижу в туалете, в это время звонит клиентка: «Ты где?». А в этот же момент двухлетний сынишка в туалет ломится: «Мама, мама!». Кричу, чтобы заглушить плач ребенка: «Я в Японии, на выставке современного искусства!». «А я вот собираюсь на неделю моды в Милан!» – хвалится моя знакомая. «Ага, – отвечаю я ей, – я тоже туда заеду. Встретимся!».

Зачем ей это? Директор старалась создавать впечатление, что она светская львица. Надо сказать, что стать членом прайда, в который сбилась наша городская элита, не так-то просто: все друг друга знают, и здесь на «дешевых понтах» не прокатишь! А так как врала моя начальница часто, то постоянно на этом прокалывалась. И светские дамы стали над ней посмеиваться...

Понты нужно было чем-то подкреплять. Взяла девушка кредит, купила очень серьезную машину и квартиру в таунхаусе. За «голую» квартиру (без электропроводки, водопровода и так далее) нужно было платить 43 тысячи рублей в месяц. «Что ты делаешь, дорогая? – Говорю я начальнице. – Ты ведь на многие годы в кабалу залезаешь! Вдруг заболеешь, или еще что... Всякое может случиться. Вот кредиторы и нагрянут!».

Думаете, послушала? Куда там! Я для нее – старый перец с мозгами из юрского периода, человек, напуганный советской системой. Жизнь дается один раз, и прожечь ее нужно прямо сейчас!

Да, я человек, одной ногой стоящий в советском прошлом. Что мог взять в кредит советский человек лет 30 назад? Холодильник, телевизор или мебельную стенку. При гарантированной зарплате и стабильном курсе рубля в этом не было никакого риска. Кредиты, однако, брали редко. Нам внушали: жить в долг не есть хорошо. На Западе, мол, трудящиеся, залезая в долги, обрекают себя на рабскую жизнь. Как-то двое советских рабочих-металлургов, побывав в Америке, рассказывали в городской газете о нелегкой судьбе тамошних пролетариев: завод находится за пределами города, поэтому рабочие вынуждены (!) покупать автомобили. А так как бесплатного жилья у них нет, то приходится (!) жить в коттеджах, за которые металлурги расплачиваются в течение 20-25 лет.

Мозги у нас были устроены по-социалистически, однако способность размышлять еще оставалась. Я как-то прикинул: в очереди на квартиру рабочий стоял более 10-15 лет, а то и больше. Поменял работу – потерял очередь. Попал в вытрезвитель, совершил прогул – отодвинул свою мечту на несколько лет. Пока решишь жилищный вопрос – и жизнь прошла. А американец свою мечту исполнил сразу: катается на работу на машине и живет в коттедже.

Мое поколение привыкло жить с мечтой о светлом будущем и откладывать все хорошее «на потом». А будущее, оно не резиновое. Для кого-то может уже и не наступить. Тем не менее, брать в долг страшно. Не жили, мол, в кредит – нечего и начинать. Но так думают не все.

Деньги в кредит получаешь сразу, а отдавать приходится по частям. От этой перспективы у многих «сносило крышу». Вспоминаю 90-е годы, свежеиспеченного бизнесмена по имени Гена. Как-то он появился в офисе в длинном кожаном плаще до самого пола. В одной руке красавец-мужчина держал трость с серебряным набалдашником, в другой – поводок, к которому был привязан «мраморный» дог. Гена посмотрел на дорогие часы, щелкнул браслетом и бросил их в урну: «Отстают!». Бывший официант вагона-ресторана, а ныне – бизнесмен, взял кредит в банке и сейчас прожигал жизнь...

В 90-е годы предприятие, в котором я работал, входило в состав крупного холдинга. Руководство сидело в Москве и присматривало за деятельностью шести десятков директоров, работавших в регионах. Каждый месяц столичное начальство снаряжало несколько экспедиций для наведения порядка на местах. Региональные директора брали кредиты для развития бизнеса, но на предприятия деньги не доходили. Директор, как правило, начинал шиковать: покупал квартиру, мебель, машину и кое-что из дорогой бытовой техники. Время расплаты наступало быстро. Контора начинала чахнуть, и директор пускался в бега.

Гена, разбрасывающийся дорогими часами, тоже бегал, но от судьбы не убежишь – сидит в тюрьме. Другой знакомый директор – Саша, открывший оффшор в Калмыкии и кинувший многих, – повесился (или повесили?). Вот так приходится платить по счетам.

Чужой пример, увы, никого не учит. Времена меняются, а герои все те же. Звонят мне школьные друзья: «Не знаешь, где Галя?». Галя набрала кредитов на 55 миллионов рублей. (Сколько взяла у частных лиц – только лишь ей известно). Друзья выступили поручителями кредитов. Вместо того чтобы вкладывать деньги в бизнес, Галя купила две иномарки, шесть шуб и любовника, который чуть-чуть старше ее сына. После этого она стала друзей-поручителей избегать: «Не хочу, чтобы в моем офисе появлялись неудачники!». Эта фраза вернулась Гале бумерангом, да прямо в лоб: было у нее девять магазинов, стало – два. А потом бизнес и вовсе накрылся медным тазом. Банки стали трясти поручителей, поручители подали на Галю в суд. Чем все закончилось? Сейчас Галя работает библиотекарем в женской «зоне» (надо сказать, неплохо устроилась!). И не сменит место работы в ближайшие 5 лет.

А что с бывшей начальницей? Я всегда говорил: не нужно совать в рот кусок, который не можешь пережевать! Девушка стала работать налево, но даже ее атомной энергии не хватило, чтобы свести концы с концами. Квартиру пришлось отдать банку за смешную цену, машину продать, детишек свалить на маму и слинять в один из городов нашей необъятной страны в поисках дальнейшего счастья.

Я человек пуганый. Сколько раз стоял на грани разорения, но Бог миловал... Так что идти ва-банк мне очень не хочется. Мой нынешний компаньон надо мной посмеивается: «Вы человек старшего поколения. Сейчас все предприятия живут в долг. Не нужно этого бояться…».

А я боюсь. Поэтому живу скромно. Но спокойно. И в долг никому не даю.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter