19 мая воскресенье
СЕЙЧАС +7°С
  • 6 мая 2019

    Кто пишет новости на 72.RU? Сейчас расскажем!

    На сайте появилось интересное обновление. Теперь, щелкнув на фамилию автора (она указана под каждой новостью), вы попадете на его персональную страничку. Там вы узнаете, кто он такой, чем увлекается и как давно работает на 72.RU. А еще там указаны ссылки на его странички в соцсетях. Давайте дружить!

    24 апреля 2019

    Ищем тюменских Джона Сноу и Дейенерис

    Мы проводим конкурс косплеев на «Игру престолов». Условия просты: нужно сделать фото, где вы предстаёте в образе персонажа сериала. Можете подготовиться, сделать грим и превратиться в Серсею Ланнистер, а можете просто нацепить на плечи коврик (как наш коллега Артур). Смешным и лучшим дарим призы!

    Подробнее
    10 апреля 2019

    В мобильную версию добавили кнопку с комментариями

    Дорогие читатели! Теперь оставлять комментарии на 72.RU в мобильной версии стало удобнее. Внизу каждого материала появилась закрепленная синяя кнопка с комментариями. Чтобы добавить свой отзыв, просто нажмите на карандаш. Чтобы прочесть имеющиеся, жмите кнопку «Все комментарии».


    Еще

Армейский #10yearschallenge: как изменился рацион призывников и куда делась дедовщина

Наши герои с разницей в десять лет уволились из армии и сегодня вспоминают, что они там делали

Поделиться

У военнослужащих меняется форма, сроки службы, но некоторые вещи остаются

Фото: архив V1.RU

Армия — это такая экосистема, всю правду о которой можно узнать только от тех, кто там был. 23 февраля мы решили объединить воспоминания служивших и модный в этом сезоне #10yearschallenge. Одни и те же вопросы о питании, форме и дедовщине мы задали ребятам, отслужившим с разницей в десять лет.

Знакомьтесь с нашими героями: это Игорь Сизиков, 2009–2010 годы он провел в Подмосковье в войсках радиационной, химической и биологической защиты, и Александр Яковлев, несколько месяцев назад он уволился из роты почетного караула при РХБЗ. Молодые люди рассказали, как год ели капусту и картошку, носили форму не по размеру и на каких условиях они вновь вернулись бы в армию.

Чем кормили?

Игорь: 

— Воспоминания об армейской еде самые печальные. В основном из-за того, что поварами были сами же служащие — ни одного гражданского. Часть огромная, мы выходили в наряды и готовили кто как может: как картошку начистишь, так ее потом и съешь. Голодными не ходили, но я не помню разнообразия на столах: каких-то булочек или еще чего вкусного не было.

Александр: 

— Первые полгода, когда я служил в роте почетного караула, нас постоянно кормили капустой. Единственное, что было вкусно, — это завтраки, а в остальное время капуста во всех проявлениях. Борщ, щи, бигус (без мяса) и так далее. Через полгода, когда мы сменили место дислокации, питание стало поприятнее: теперь на ужин мы видели капусту и что-то еще. Однажды даже был день сербской кухни: кормили супом с фасолью и свежей зеленью. Хлеб можно было брать сколько угодно — белый или черный. Иногда давали плов, отварной картофель, разные каши, котлеты, мясо (говядину). Был салат-бар (по-моему, он во всех частях), где можно брать горошек, кукурузу, лук, огурцы, помидоры — ну если в этот день это в баре есть.

В чём служили?

Игорь и его сослуживцы (слева) — в форме старого образца. На Александре и его приятелях (справа) — форма нового порядка

Фото: предоставлено героями публикации

Игорь: 

— Форму от Юдашкина стали получать с 2010 года, нам же, призывникам лета-2009, досталась старая советская форма. Одевались по принципу «что осталось на складе, то и получите», мне выдали форму на два размера больше. Штанины заправлял в сапоги — было незаметно, что они длинные. Китель, правда, смотрелся, как куртка, но через полгода, когда меняли форму, я получил уже свой размер.

Александр: 

— К этому вопросу в нашем подразделении подходили очень трепетно: обмундирование в хорошем виде, несмотря на то, что срок его службы давно подошел к концу. Однако нам все же выдали на лето комплект новой формы — немного не по размеру, но это уже мелочи. В армии было два комплекта одежды — летняя (китель, штаны, фуражка, берцы) и демисезонная (всё то же самое плюс флисовое белье и шапка вместо фуражки). Самая удобная форма — демисезонная, она легкая, не сковывает движения. Кстати, за форму мы ничего не платили.

Чем занимались?

Игорь: 

— Первые полгода я был в роте обслуживания — на нас был автопарк. Через полгода часть переформировали, из нашей роты отобрали солдат в Войска радиационной, химической и биологической защиты. Остаток службы нас обучали РХБЗ-делу, причем на высшем уровне: выезжали на учения в поля, всегда были на низком старте — в случае химической атаки были готовы идти на защиту. Было сложно — бессонные сутки, наряды, постоянные учения, но в целом терпимо.

Александр:

— Служил год, и весь этот год мы учились строевым приемам с оружием и без, на месте и в движении. Учили уставы, огневую подготовку, РХБ-защиту — эти предметы никто не отменял, но упор делался именно на строевую.

Дедовщина была?

Армейская дружба — самая крепкая, а дедовщина — залог порядка

Фото: архив 74.RU

Игорь:

— Была. Я служил в переломный момент: в одной части могли встретиться те, кто призывался на два и на полтора года, и даже годичники. Бывало, что они увольнялись в одно время. Конечно, между ними были стычки в духе: почему ты прослужил столько, а я столько? Офицеры дедовщину пресекали, но в то же время понимали, что она нужна. Дедовщина — залог того, что в части будет порядок, все будут в нарядах или чем-то заняты. Когда тебя боятся, все работает. Сейчас, мне кажется, все происходит иначе. Армейские товарищи у меня остались. Мы не видимся, но часто созваниваемся и переписываемся.

Александр:

— Не было. В армии я общался со многими ребятами, внутренняя иерархия («слоны», «бобры», «дембеля») до сих пор живет, но у нас нельзя было так говорить — командир очень строго относился к этому. До сих пор в тетрадке записаны номера сослуживцев, во «ВКонтакте» есть чат взвода, где мы переписываемся, скидываем приколы, вспоминаем службу. Недавно я ездил в Тамбов, написал армейскому товарищу, что буду проезжать Самару, — стоянка на 40 минут, но в четыре утра. И он пришел! Я был в шоке!

Как с родными общались?

Игорь:

— Раз в неделю выдавали телефоны. Заставляли писать письма, чтобы было видно, что почтальон работает. С родственниками не виделись — часть стояла далеко и на болоте, доехать до нее было сложно и бессмысленно. Увольнение дают всего на сутки, но чтобы добраться до той же Москвы, тебе эти сутки и понадобятся. Ребята, кто поближе, — из Ярославля или Белгорода, — ездили в отгулы, но в целом это мероприятие у нас не приветствовалось.

Александр: 

— Созваниваться можно регулярно — в среду и по выходным. Но, несмотря на то, что у нас были у всех телефоны, некоторые еще и письма писали! Каждые выходные к нам могли приходить родственники или друзья, раз в месяц положено увольнение. Его могли отменить, если человек накосячит. Причем к косякам относится все — от неверного доклада до неуставного телефона (смартфона, кнопочные — можно).

Как изменилась армейская форма и прочие вещи, положенные новобранцу

Фото: Эдуард Фадюшин (инфографика)

Пошли бы в армию снова?

Игорь: 

— Мои впечатления не самые приятные. Если вопрос службы встанет перед моим сыном, я настаивать не буду. Воинские части бывают разные: если мне не особо понравилось, то есть ребята, у которых хорошие воспоминания. Я бы сходил в армию еще раз, если была бы возможность выбора места службы. А почему нет? Армия — это место, где тебя одевают, кормят и за тебя же думают.

Александр: 

— Армия — это суровая школа жизни, которая учит тебя смотреть на происходящее под другим углом. Если можно было бы выбирать, в какие войска пойдет мой сын, я бы отдал его в армию. А так, это русская рулетка — неизвестно, в какое место попадешь и сможешь ли выдержать. Снова служить я бы не пошел.