25 марта понедельник
СЕЙЧАС +11°С
  • 19 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «интервью», вы увидите все подобные материалы 72.RU. 

    Подробнее
    21 декабря 2018

    Ура, мы перешли на новый дизайн!

    С наступающим новым годом и наступившим новым дизайном 72.RU! Сегодня очень важный для нас день — мы обновили дизайн сайта. Что изменилось, какие интересные рубрики у нас появились и как всем этим пользоваться — читайте в нашем путеводителе по новому дизайну.

    Подробнее
    Еще

Репортаж из района вечной мерзлоты. 20 фотографий из мест на Ямале, где вы никогда не побываете

Полевой лагерь геодезистов, вездеходы, местные жители, разведка болот на краю земли и еще кое-что

Поделиться

Снегоболотоход «ТРЭКОЛ» и гусеничный вездеход ГАЗ

Фото: Слава Степанов

Фотограф Слава Степанов, известный своими фоторепортажами городов с высоты птичьего полёта, среди которых были Тюмень и Тобольск, опубликовал новый отчёт о поездке на Ямал. Фотограф отправился в лагерь сейсмопартии и смог увидеть лично, как идут работы по поиску и разведке нефтяных и газовых месторождений. Местность, где остановились специалисты, заболочена летом, поэтому добраться сюда можно только зимой.

Для заправки вездехода используют арктическое дизельное топливо, предназначенное для температуры до -50 градусов

Фото: Слава Степанов

— Главная сложность этого репортажа — логистика. Сложно было добраться, — рассказал Слава Степанов журналисту 72.RU. — Сначала мы попали в пургу, когда ехали из Нового Уренгоя, и нам пришлось с водителем и остальными ребятами ночевать на пересадочном пункте. На следующий день, когда зимник открыли, мы поехали дальше. Поэтому суммарно я два дня добирался.

Так выглядит вибрационная установка XVib PLS-362. Она весит почти 40 тонн и движется со скоростью 19,3 километра в час. Она создаёт упругие колебания, которые регистрируются геофонами и помогают найти полезные ископаемые

Фото: Слава Степанов

Доехать до лагеря сейсмопартии можно только по зимнику Пякяхинского месторождения. Это единственная дорога, которая связывает рабочих с цивилизацией — посёлком Газ-Сале.

Протяженность зимника от Газ-Сале до сейсморазведочной партии составляет 114 километров

Фото: Слава Степанов

Река Индикьяха, по которой едет снегоболотоход. Так сотрудники выполняют разведку местности, чтобы оценить, можно ли здесь вести работы

Фото: Слава Степанов

— Лето, весну и осень там непроходимые болота и озёра. Это можно увидеть даже по спутниковым снимкам — там бесконечные зеркала водоёмов. Они тянутся на сотни километров. Как только можно формировать зимник, они начинают работать.

Лагерь состоит из жилых вагончиков, бытовых помещений и производственных территорий, где хранится техника и обслуживается оборудование

Фото: Слава Степанов

Исследования грунта продолжаются с декабря по март — апрель.

Так выглядит временный городок после наступления темноты

Фото: Слава Степанов

Люди ведут кочевой образ жизни — всё необходимое привозят с собой в начале зимы. А когда начинается весна, собирают оборудование, передвижные вагоны-дома и технику, не оставляя после себя ничего. 

В жилых вагонах-домах комфортно себя чувствуют 180 специалистов. В таких домах тепло даже при -50

Фото: Слава Степанов

Специалисты работают по заранее составленным картам, куда уже нанесены охранные зоны, участки сложного рельефа и коммуникации.

Так выглядит сейсмический кабель, который будет передавать на большие расстояния сейсморазведочные данные. Кроме него рабочие сбрасывают геофоны — приборы для регистрации упругих волн

Фото: Слава Степанов

— На время съёмок температура воздуха была до -40 градусов. Я бы не сказал, что было сильно холодно. Во-первых, мне очень сильно повезло с погодой. Потому что было солнце, хотя оно поднимается всего часа на два, но не было ветра. Климат там сухой, поэтому 35–40 градусов мороза — это не так критично, — рассказывает фотограф.

Так это выглядит с высоты. Позже здесь вручную в снег установят геофоны

Фото: Слава Степанов

— Здесь начинают работать, как только холодает и можно формировать зимник. То есть это очень небольшой отрезок времени. Примерно с декабря по март — апрель, когда можно работать. В остальное время здесь непроходимые болота и очень много водоёмов, — объясняет Слава Степанов.

Бригадир сейсмобригады и водитель смоточного вездехода МТЛБу на дневной смене

Фото: Слава Степанов

В лагере работают не только мужчины, но и женщины. Одна диспетчер, другая отвечает за кухню.

— Мужчинам готовку не доверяют. Все на равных правах. Я смотрел на бытовые условия, в которых они живут, в принципе, они ничем не отличаются от мужских. Есть разделение по использованию бани — она общая, но есть мужские часы и женские.

Диспетчер координирует работу бригады: выдаёт задания водителям, заполняет путевые листы и ведёт табели

Фото: Слава Степанов

В вагонах-домах не холодно, но почти нигде нет связи. Фотограф признается, что ему это доставляло неудобства.

Рабочие передвигаются в основном на вездеходах 

Фото: Слава Степанов

— Меня беспокоило отсутствие связи. Мне приходилось буквально по тундре бегать, чтобы её поймать. Практически 20 минут я уходил от городка, чтобы поймать связь, какую-нибудь «ешку» и отправить СМС, — смеется автор фоторепортажа.

Работы продолжаются круглосуточно

Фото: Слава Степанов

У всех стандартная продолжительность рабочего дня. Но одни смены постоянно сменяют другие, поэтому разведка полезных ископаемых продолжается круглосуточно 

Фото: Слава Степанов

— Меня сильно удивило, что у них нет завтрака — это не принято. Люди просыпаются, пьют чай в вагончиках без ничего и идут работать. Получается, что там есть только обед и ужин. Когда я спросил, почему они пропускают один из приёмов пищи, все очень удивились. Я даже сам начал сомневаться в адекватности своего вопроса, — рассказал фотограф.

Сфотографировать оленя стало настоящей удачей для фотографа

Фото: Слава Степанов

— Кадры с оленем и местным жителем — это случайные снимки. Местным жителям там делать нечего. Несмотря на то что это дикие места, здесь хватает движения и людей, постоянно ездит техника и работа не прекращается. Тому же оленю будет некомфортно находиться, поэтому нам просто повезло.

Местных жителей работники сейсмопартии видят не так часто и не контактируют с ними

Фото: Слава Степанов

Всего Слава Степанов провёл в лагере сейсмопартии три дня.

Зимой на Ямале солнце светит всего около двух часов

Фото: Слава Степанов

Работы продолжаются даже после захода солнца

Фото: Слава Степанов

Автор репортажа пишет, что здесь почти ничего не растёт. 

В основном в тундре растут только мох, лишайники и карликовые кустарники. Болотистую местность можно узнать по частым сухим деревьям

Фото: Слава Степанов

Уникальные кадры можно сделать не только в труднодоступных районах России, но и на высоте нескольких тысяч метров. Именно такими пейзажами в социальных сетях делится тюменский лётчик. Он фотографирует города, реки и озёра, над которыми пролетает. Необычные облака, рассветы и закаты, причудливые узоры рек — всем этим автор необычного профиля в Instagram делится с читателями регулярно.

Светик
20 фев 2019 в 10:55

Как будто дома побывала :) у меня отец работал в сейсьмопартии и я выросла на этих вездеходах и, когда они базировались недалеко от поселка (км 10), то ездили в "цивилизацию"за горячительными напитками. А цивилизация 1800 чел населения, из них половина националы. С весны и до начала сезона уходят в длительный отпуск. Хоть кто то и говорит, что земля бедная, но она не бедная. Она очень богатая на хороших людей и верно говорят, что на севере живут и работают только люди с выдержкой и это действительно не для слабых. Но жить там очень интересно и природа афигенная! Лисы, песцы , белки, зимой от голода выходят к человеку, им хочется кушать. Летом ягоды, рыбалка, грибы . А воздух чистый ммммм....никакой соли и реагентов, чистейший , кристально белый снег и бескрайняя вечность кругом....и в этой вечности есть жизнь, которая не замирает даже в вечной мерзлоте . Прожила там 26 лет (сейчас мне 38)и я обожаю север и буду любить его всегда!