19 февраля вторник
СЕЙЧАС -2°С
  • 19 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «интервью», вы увидите все подобные материалы 72.RU. 

    Подробнее
    21 декабря 2018

    Ура, мы перешли на новый дизайн!

    С наступающим новым годом и наступившим новым дизайном 72.RU! Сегодня очень важный для нас день — мы обновили дизайн сайта. Что изменилось, какие интересные рубрики у нас появились и как всем этим пользоваться — читайте в нашем путеводителе по новому дизайну.

    Подробнее
    Еще

Забытые «Сараи»: как в центре Тюмени 11 семей продолжают жить, будто в начале прошлого века

В этих домах более полувека нет газа, воды, отопления и канализации

Поделиться

Этот дом более полувека назад построила бабушка Галины Базуевой. Сегодня одноэтажное строение поделено между двумя разными семьями

Фото: Ирина Шарова

«Сараи» — старое название района от улицы Мориса Тореза до Холодильной. В XIX веке здесь находились сотни лачуг и маленьких производств. Названные в честь купца 2-й гильдии «Копыловскими», сараи разрослись и вошли в историю города как один из самых бедных и криминальных районов Тюмени. Теперь от старых застроек остался небольшой закуток с 11 домами. Покосившиеся одноэтажные здания стоят на улицах Омской, Попова и Строителей в самом центре города и смотрят на отстроенный торговый центр «Вояж» и новую развязку. В этих домах более 50 лет без газа, воды, отопления и канализации живут люди. От безысходности они пытаются самостоятельно продать кусок земли в центре города, чтобы навсегда уехать отсюда.

Миллионеры без денег

«Ищем застройщика на участок в центре города с домами под снос. В районе улиц Омской, Попова, Строителей. Напротив галереи "Вояж". От 612 до 7700 квадратных метров. Земля и дома в собственности. Цена договорная. Торг уместен».

Это объявление написала жительница улицы Омской Галина Базуева, самая инициативная из оставшихся. В её огороде — высокая трава и три ряда поздней картошки. Вдоль забора — туалет и хозяйственные постройки. Часть участка вовсе отгорожена — никто из семьи им не пользуется.

Когда-то на Омской жили несколько семей Базуевых — родственники Галины. Двоюродным братьям и дядькам повезло — их дома стояли на четной стороне улицы Омской и попали под расселение при строительстве развязки.

Путепровод через железнодорожные пути, известный как «Стреловский» мост, подарил жителям Калининского района в 2008 году счастье: избавил от долгого стояния в пробках. При строительстве развязки под снос попали десятки старых домов в районе улиц 50 лет ВЛКСМ — Мориса Тореза. Многие из владельцев получили компенсации и жилье взамен, кто-то выехал, так и не доказав свое право на землю. Но благо для тысяч тюменцев — свободный проезд из одной части города в другую — обернулось обычным человеческим горем для нескольких семей, которые после сноса большей части района «Сараи» остались жить у моста.

Дом Галины Базуевой под номером 27 сегодня разделен на две части: больше 50 лет назад его построила бабушка женщины. Перед смертью она поделила дом между двумя внуками. Часть строения сегодня принадлежит чужим людям, а часть Галина до сих пор сохранила за собой. Но за фамильное гнездо не держится.

— Сколько здесь живу, всегда знала — район пойдет под снос. В домовой книге в 1993 году написали, что из-за этого в домах никого нельзя прописывать. Потом законы поменялись, а мы сидим на чемоданах. Вот-вот снесут. Вот-вот снесут. Можно было бы здесь что-то строить, можно было бы начать возводить капитальный дом, но как? Мне сосед предлагал построить трехэтажный дом из кирпича и остаться здесь жить навсегда. Во-первых, у меня нет на такой дом денег, а во-вторых — его снесут. Только деньги на ветер пустим. Мы даже подлатать свои дома не можем. Эта неопределенность — страшное дело, — говорит Галина Базуева.

Галина Базуева не хочет вкладывать деньги в ремонт и реконструкцию дома, так как знает — рано или поздно «Сараи» пойдут под снос

Колонка

В домах на улицах Омской, Строителей и Попова, зажатых между развязкой и многоэтажками, нет канализации, газа, отопления и воды. Жители топят дома печки, воду носят из колонки, ходят в деревянный туалет на улице.

— Самый центр города — но как в деревне живем. Перебиваемся, моемся в тазиках, ходим к родственникам или в общественную баню, — говорят местные жители. — К многоэтажкам во дворе привыкли. А вот они к нам — вряд ли, мы им только весь вид на город портим.

Так выглядит изнанка центра Тюмени. С одной стороны — современная развязка, новые дома и ТЦ. С другой — ряд покосившихся домов, словно застрявших во времени

Жители бы хотели, чтобы в их домах появился газ, но «в такое гнилье никто его вести не станет». Самостоятельно пытались решить вопрос с водой, но и это не получилось.

— На четной стороне улицы Омской раньше стояла колонка. От нее мы в дома провели водопровод: с соседями собрались, прокопали траншею, утеплили всё. Когда пришли строить мост — колонку снесли, мол, незаконно. Мост есть, колонки и водопровода нет, — сетует житель дома № 7 по улице Строителей Олег Поводырев.

Теперь воду берут из одной единственной колонки — на перекрестке улиц Омской и Поповой. У нее также моют машины жители многоэтажек, поят лошадей соседи, а зимой колонка замерзает на недели.

Капитальные полдома

Олег Поводырев лежит на кровати в спальне в доме по улице Строителей, 7 и слушает, как за окном проносятся автомобили. Вот свист — кто-то не успел пролететь на зеленый, вот стук — авария на перекрестке. Часы только отбили полночь, но о спокойной ночи не стоит и мечтать. Ладно, если бы машины просто шумели, спускаясь и поднимаясь на «Стреловский» мост, но ведь фары — они как слайды диафильмов: щелк, свет, щелк, свет.

Олег смеется: «Боюсь, если когда-нибудь перееду отсюда, спать не смогу без этих "фонариков", которые всю ночь моргают и светят в глаза».

Дом, в котором живет Олег Поводырев

Мужчина живет в фамильном доме с рождения — больше полувека. После войны его дед, как и другие тюменцы, получил разрешение строиться в этом районе. Большая семья жила в большом доме. После смерти деда жилье поделили на две части. Каждый из братьев распорядился наследством по-своему: один пропил, другой — отремонтировал.

Про эти отремонтированные полдома жители говорят — «богатый»: здание не покосилось, не завалилось и не вросло в землю. Кроме того, у Олега на участке есть баня.

— Что этот район будут сносить — говорили с 1953 года. Тогда моей бабке запретили в огороде что-либо сажать. Мол, незачем, скоро съедете отсюда, — говорит Олег и выносит из теплицы помидор с мужской кулак. — Мне вот новая баня нужна. Я бы взял кредит и построил хорошую во дворе. Но снесут же все когда-нибудь. А кто мне компенсировать эти постройки будет? Я бы дочерям во дворе построил дом, если бы знал, что никуда отсюда не перееду. Так я не могу этого сделать: все время шпыняют, а конкретики никакой.

Строить нельзя сносить

Расселения жители ждут десятилетиями. Все это время они не перестраивают свои дома, не возводят вместо старых капитальные, не ставят бани, не меняют окна.

На вопрос «почему не ремонтируете свое жилье» жители в один голос говорят: «Овчинка выделки не стоит», «А если завтра придут сносить?», «Все время обещают нас убрать»

— Если с помощью объявления Галины мы сможем отсюда переехать — мы её на руках носить будем, всю жизнь благодарить и помнить, — говорит жительница дома № 9 по улице Строителей Людмила Грошева. Она купила участок с землей в 80-х годах за восемь тысяч советских рублей и хочет получить за землю восемь миллионов российских денег.

На вопрос, откуда такие высокие цены, говорит: «За что купили, за то и продаю, мне чужого не нужно, верните мое» и добавляет, мол, «центр города».

Местные жители пытались продавать дома по отдельности, но никто не берет.

— У нас не дом, а рухлядь. Гнилье. А мы живем — куда деваться, — отвечает Наталья Чепыгина, чей дом теперь смотрит на спортивную площадку, построенную во дворе многоэтажного дома по улице Попова, 7.

Большинство домов — в удручающем состоянии

«Богатый дядька»

— Нам в администрации города раньше говорили, что приедет богатенький дядька, купит землю и даст квартиры. Вот я 34 года жду, когда же этот богатенький появится, — говорит Людмила Грошева.

Дома находятся в центре города, но застройщики почему-то не спешат выкупать их под застройку

Впервые реальное предложение о переезде появилось у жителей «сараев» десять лет назад.

По словам жителей, застройщик решил возводить три многоэтажных дома, два из них сегодня формируют угол на перекрестке улиц Малыгина и Мориса Тореза, а третий так и не появился.

Жителям обещали, что их территорию застроит компания ООО «Ямал». Галина Базуева до сих пор хранит договор с застройщиком, в котором прописана сумма компенсации в 500 тысяч за сотку и обещанное жилье — «двушка» в 70 квадратов с черновым ремонтом. Но за 10 лет никаких подвижек в этой истории не было.

— Тогда застройщик говорил, что вместо многоэтажного дома построит автопаркинг с автотехническим центром, так как у новой развязки никакой разумный человек жить не захочет, а тем более покупать дорогую квартиру. Но кризис внес свои коррективы. Больше о компании, кроме договоров, нам ничего не напоминает, — рассказывает Галина Базуева.

Собственники, устав ждать инициативы от властей и застройщиков, пробуют самостоятельно найти покупателей на свое жилье

После этого к жителям обращались частные застройщики, предлагали за сотку по миллиону рублей, но до реальных договоров дело так и не дошло.

— Два года назад приходили какие-то перекупщики, интересовались землей. Предлагали деньги — по 1 миллиону 350 тысяч рублей за сотку, но без квартир взамен домов. Но, как видите, и их нет, — вспоминает о своем общении с покупателями Олег Поводырев.

После подачи объявления Галине Базуевой поступают звонки от строительных компаний из других регионов. Девелоперы интересуются, можно ли на этом месте построить гостиницу, многоэтажный дом и бизнес-центр.

— Спрашивали, рассматриваем ли вариант без предоставления жилья. Нам без разницы. Понятно, что все хотят жить в разных районах. Кто-то вообще о капитальном доме мечтает, а не о квартире. Мы готовы рассматривать разные варианты. Конечно, хочется и землю продать, и крышу над головой получить. Все-таки это центр города, — говорит Галина.

Звонок губернатору

Галина Базеува ежегодно обращается на прямую линию к губернатору. В прошлом году после оставленного вопроса о сносе домов по улицам Омской, Попова и Строителей в программу «Час губернатора» к Владимиру Якушеву женщине пришел ответ из администрации Тюмени.

За подписью заместителя директора департамента земельных отношений и градостроительства Тюмени Ольги Паршуковой сообщалось, что указанная в обращении территория находится в зоне озелененных территорий общего пользования и предназначена для размещения озеленения и благоустройства.

«Для выполнения мероприятий по изъятию земельных участков, строений и расселения жителей по улицам Омская, Попова, Строителей в соответствии с действующим законодательством подготовлен проект изменений в проект планировки в границах улиц Попова — Малыгина — Мориса Тореза — Омская, — говорится в сообщении и отмечается, что он должен был быть рассмотрен в октябре 2017 года. — Ориентировочные сроки сноса домов можно будет определить после утверждения проекта».

Однако в проекте планировки территории района № 6 «Центральный» от 13 июня 2018 года за подписью врио главы города Руслана Кухарука сказано, что предусматривается увеличение площади зоны улично-дорожной сети в целях реконструкции улицы Омской с организацией мест размещения транспортных средств.

Окончательные же планы властей на эту территорию до сих пор непонятны. Мы направили запрос в администрацию города, ответ пока не поступил.

Галина Базува очень хочет, чтобы на месте этих домов появился парк

Резервация

По рассказам местных жителей, в 80-х годах в Тюмень приезжал Владимир Долгих — когда-то секретарь ЦК КПСС. Чтобы закрыть сараи, район тогда обнесли зеленым деревянным забором и написали «Резервация».

— Гость из Москвы остановился у забора и спросил, как так, в Тюмени до сих пор существуют сараи. В Москве ведь их давно снесли, — вспоминает Людмила Грошева. — Так вот, Владимир Иванович, по сути этих домов не существует. Остались только мы.

Комментировать