7 июля вторник
СЕЙЧАС +31°С

В поисках затерянного дома

Поделиться

Одна из жемчужин Тюмени XIX века – «дом Шешукова». Он давно канул в Лету, на его месте возвышается крыло здания Архитектурно-строительного университета, изначально – Коммерческого училища Колокольниковых. Интерес к одному событию в жизни нашего города подвигнул меня к исследованию истории этого дома.

При реконструкции истории того или иного объекта исследователь использует различные источники: архивные данные, газетные публикации, воспоминания современников. Отправная точка поисков может быть при этом различна. История «дома Шешукова» началась для меня с автора «Конька-Горбунка».

В марте 1859 года директор училищ Тобольской губернии, статский советник Петр Ершов посетил Тюмень по поводу предполагаемого открытия женского приходского училища (разрешение тобольского губернатора последовало в июле того же года). Из частной переписки известно, что он встретился с управляющим Тюменским округом, надворным советником Василием Стефановским и городским головой, купцом первой гильдии, потомственным почетным гражданином Кондратием Шешуковым.

Адреса ведомственных учреждений не представляют вопроса. Это общее окружное управление, располагавшееся в 1859 году в одном доме с казначейством, окружным и земским судами (сейчас – дом по улице Володарского, 5) и здание Городской Думы (сейчас – дом по улице Республики, 2). Кроме того, существует вероятность посещения губернским гостем частных домов означенных выше лиц, что было в духе тех времен. Так возник вопрос о местоположении одного из наиболее роскошных в Тюмени того времени каменных домов – «дома Шешукова».

Ценные сведения о местоположении дома Шешукова дают путевые заметки Ипполита Завалишина, опубликованные в 1863-1864 годах, и воспоминания урожденного тюменца Павла Кочнева о Тюмени 1860-1870-х годов.

Завалишин писал в «Тобольских губернских ведомостях»в 1863 году: «Вечерело, когда я остановился у ворот гостиницы купца Железова (в просторечии «Вахрушевский дом»). Это большой, трехэтажный каменный дом за Тюменкой. Тут становище чайных обозов, которые запрудили обе улицы. Из окон моего номера, как раз углового на улицу, виден Троицкий мужской монастырь, приходская церковь, вся нагорная Тюмень и крыши домов двух богачей – Шешукова да Решетникова».

Завалишин (публикация 1864 года в журнале «Якорь»): «Тюмень. 1 мая 1863 года. «Совсем иное представляет недавно устроенная гостиница моего земляка, казанского, а ныне тюменского второй гильдии купца Железова, хотя она и за Тюменкой, но для содержателя, имевшего ввиду преимущественно обозы и ямщиков, купцов и их приказчиков да комиссионеров, номера для проезжающих (и не из торговцев) были лишь аксессуарами к его обширным операциям приема и кормежки обозов… У него и ныне в верхнем и среднем этажах хорошие, светлые и сухие комнаты…».

«За Тюменкой… сгруппировались все обозные постоялые дворы, гостиница Железова, вольная почта, каменные палаты купцов-миллионеров Решетникова (сейчас, Луначарского,8 – Ю. З.) и Шешукова, приходская церковь Воздвиженья, древний Троицкий монастырь, большие погреба виноградных вин, кабаков легион… сад Шешукова по живописному нагорному берегу Туры (сад, который желательно бы видеть продолженным в обе стороны до монастыря и до городского спуска на Туру, как устроенный на лучшем в Тюмени месте, и который мог бы сделаться щедротами хозяина публичным), немало хорошеньких деревянных домиков и Тюменская 2-го класса почтовая контора»

Итак, каменный дом Шешукова располагался в Затюменке, его крыша была видна с третьего этажа гостиницы Железова. Относительно же сада Завалишин пишет в 1864 году в журнале «Якорь»: «Вот и прекрасный садик Шешукова… На моих памятях тут в старые годы был ряд безобразных домишек да кучи навоза и мусора. Но зачем же градское общество не отдало ему и весь остальной береговой участок по обе стороны его садика – до монастырской ограды и до полицейской будки на яру у спуска?». «Городская полиция, вовсе уже невпопад, взялась заменить, со своими небогатыми средствами, и около сада Шешукова, и по протяжению берега до собора его миллионы! Насадила тощих березок, да и обложила накатными бревнами».

Да, это знаменитый в Тюмени «Дунькин сад». Шешуков как раз и является его прародителем (впоследствии также свой вклад, пусть худо-бедно, внесла городовая полиция, не стоит забывать и об этом).

Местоположение сада Шешукова несомненно, но где же располагался его каменный дом?

Уроженец Тюмени Кочнев пишет в своих воспоминаниях: «Дом был угловой, громадный, имел два подъезда, с улицы и переулка».

«Весною же 1872 года пароход «Дельфин» пришел из Томска в Тюмень, на нем прибыл едущий из Иркутска в Петербург бывший иркутский генерал-губернатор Синельников с семейством… Квартира для Синельникова была назначена в доме Кондратия Козьмича Шешукова, за Тюменью… Сам старик Шешуков был уже покоен, он умер, кажется, в 1869 году, жена его померла еще раньше, у них было два сына и две или три дочери. Дом в Тюмени Шешуковы продали наследнику Губкина – Кузнецову, владельцу крупной чайной фирмы».

Итак, каменный дом Шешукова перешел во владение торгово-промышленного товарищества под фирмою «Преемник Алексея Губкина А. Кузнецов» (оптовая и розничная продажа чая и сахара).

По сведениям Александра Иваненко, купцы Колокольниковы «купили гостиницу Железнова, чаеразвесочное предприятие Кузнецова и на их месте в 1913-1914 годах построили здание (коммерческого – Прим. авт.) училища». На самом здании коммерческого училища стоят даты «1910–1914». Отчего бы это, если здание было выстроено в 1913–1914 годах?

Возможно, ответ подскажет «Посемейный список о тюменских мещанах (составлен в 1910 году)»: мещанин Борис Илларионович Желез(н)ов умер 20 июня 1910 года в возрасте 82 лет. Вероятно, что только после его смерти гостиницу выкупили Колокольниковы, договорившись также с соседями Железнова – товариществом Кузнецова, о покупке смежного здания.

Да, вероятно, что предприятие Кузнецова брало в аренду его трехэтажную гостиницу (что предполагает, к примеру, Виктор Копылов в «Окрике памяти»), но до сноса Колокольниковыми здание именовалось именно «гостиницей Железнова». Оба здания, построенные, вероятно, одновременно в 1850 годах, имели различных владельцев (интересно было бы проследить связи между Вахрушевым и Шешуковым, не было ли некоего родства между купцами, построившими бок о бок дома на Затюменке в одно и то же время?), но функционально длительное время были связаны между собой крепкими нитями: обслуживанием Великого чайного пути от Кяхты до Ирбита.

На фотографиях, выполненных с колокольни церкви Петра и Павла, заметно различие между зданиями-соседями, которые сливаются на фотографиях, выполненных с Городовой части: гостиница Железнова – на фотографиях то виден третий этаж, то он сливается со вторым, то появляются два мезонина по бокам, то исчезают; двухэтажный дом по Большой Монастырской (сейчас улице Коммунистической), отделенный от гостиницы брандмауэром, имеющий два подъезда, «с улицы и переулка»; сад напротив двухэтажного дома по Большой Монастырской, спускающийся к водам Туры.

Вероятно, этот двухэтажный дом, напротив которого расположен сад, и есть одна из красот Тюмени середины XIX века – «дом Шешукова».

P.S. Уточнить данную версию нахождения дома поможет нахождение адреса чаеразвесочного предприятия Кузнецова в документах 1897–1919 годов.

Юрий ЗОТИН

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!