Все новости
Все новости

Если пять лет ничего не строил – землю отберут

Президент поручил принять закон об изъятии сельхозземель у нерадивых собственников до конца осенней сессии, заявил председатель Госдумы Борис Грызлов. Такой законопроект внесен группой депутатов и двумя сенаторами еще в ноябре 2008 года, но успел пройти т

Поделиться

Поделиться

Президент поручил принять закон об изъятии сельхозземель у нерадивых собственников до конца осенней сессии, заявил председатель Госдумы Борис Грызлов. Такой законопроект внесен группой депутатов и двумя сенаторами еще в ноябре 2008 года, но успел пройти только первое чтение, передают «Ведомости». По словам председателя комитета по строительству и земельным отношениям Госдумы Мартина Шаккума, проблема с принятием законопроекта была в выработке баланса между эффективным механизмом изъятия и защитой прав собственности.

В последней версией проекта, состоящего из поправок в Гражданский и Земельный кодексы и ряд законов, подробно описана процедура изъятия не используемых по назначению сельхозземель и участков для строительства. Возможность изъять участки есть и сейчас, но нет процедуры и признаков неиспользуемых земель, говорит директор департамента Минэкономразвития Андрей Ивакин, вот механизм и не работает.

По поправкам, можно будет изъять у собственника или арендатора сельскохозяйственные земли, не использовавшиеся три года с даты возникновения прав на участок. Этот период берется без учета освоения участка (сроком до двух лет) и времени, пришедшегося на стихийные и иные бедствия. Если речь идет об участке под строительство, критический срок повышается до пяти лет. Положение дел у частных собственников земель сельхозназначения контролируют уполномоченные органы регионов, у дачников – местные власти, у Россельхозакадемии – Росимущество.

Если местные контролирующие чиновники зафиксировали нарушение, они выносят предписание о его устранении. Если собственник игнорирует предписание, документы направляются в уполномоченный орган, а тот за два месяца принимает решение об изъятии земли.

Изъять участок у частного собственника можно только через суд, а у государственных и муниципальных учреждений – в административном порядке, сообщают «Ведомости». Изъятый у частника участок надлежит продать с публичных торгов, экс-владельцу причитается вырученная сумма за вычетом расходов на проведение тендера и кадастровые работы. Существуют ли подобные угрозы для собственников земель в Тюменской области, не известно. В законопроекте нет критериев неиспользуемой земли — их должно установить правительство.

Это наиболее важный момент, для оленьих пастбищ использование значит одно, для пашни – совсем другое, говорит Ивакин: «Постановление правительства должно быть детальным и похожим на технический регламент». Чем более четкими будут критерии ненадлежащего пользования землей, тем меньше будет возможностей для произвола чиновников, считает Ивакин.

Коррупционная емкость механизма и его эффективность будет зависеть от этого постановления, согласен Максим Попов из Goltsblat BLP, в законе описана лишь процедура принятия решения. Главная цель законопроекта – заставить все пахотные земли работать, так как качество неиспользуемых земель ухудшается, возникают проблемы с эрозией, говорит представитель Минсельхоза Олег Аксенов. По данным Минсельхоза, в России «работают» 78 миллионов гектаров сельхозземель, 16 миллионов га находятся под паром, а более 20 миллионов не используются по назначению.

В России из оборота выведено почти 50% земель сельхозназначения, оценивает сенатор, один из авторов поправок и совладелец группы «Моссельпром» Сергей Лисовский, примерно половина из этого объема приходится на земли, скупленные инвесторами со спекулятивными целями. С целью спекуляции скупались лучшие, самые плодородные и удобно расположенные земли, считает он: их капитализация увеличивалась на 30–40% в год. После кризиса рынок замер, инвесторы участков не продают, ожидая возобновления роста. По словам Лисовского, у проблемы есть и социальный аспект: жители деревень и поселков, расположенных на этих землях, остались без работы.

Закон, скорее всего, будет работать только на бумаге и использоваться для устранения неугодных, сказала управляющий директор компании «Усадьба» Наталья Кац. Доказать, что земля не используется по назначению, практически невозможно, считает она: «Засеять чем-нибудь земли сельхозназначения стоит не очень дорого, сеять можно не каждый год, так как земля должна отдыхать». Почти все земли девелоперов заложены в банках по кредитам, поэтому определить, кто ее реальный владелец, порой достаточно трудно, заключает она.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter