9 августа воскресенье
СЕЙЧАС +26°С
Фото пользователя

Антон Чупрунов

активист
Фото пользователя

Антон Чупрунов

активист

«Проснулся, а на меня мышь смотрит». Как тюменский активист отсидел 6 суток за пикеты против поправок

Антона Чупрунова посадили в спецприемник 26 июня

Поделиться

Антон Чупрунов отсидел шесть суток в спецприемнике МВД России по Тюмени

Антон Чупрунов отсидел шесть суток в спецприемнике МВД России по Тюмени

В конце июня активиста из Тюмени Антона Чупрунова арестовали на шесть суток за одиночные пикеты против поправок к Конституции. Его соратники сразу заявили, что в самих пикетах он участия не принимал, а вел трансляцию с места событий. Тем не менее Чупрунова приговорили к административному аресту, который он отбывал в спецприемнике МВД в Винзилях. Как устроен там быт, соблюдается ли масочный режим, и чем кормят арестантов? Об этом Антон Чупрунов рассказывает в авторской колонке на 72.RU. Далее — от первого лица.

Решение об аресте вынесли на суде в пятницу, 26 июня, я к нему был абсолютно не готов. Не взял с собой никаких вещей. Сотрудник полиции пошел навстречу, и мы на моей машине доехали до дома. Захватил зубную щетку, пасту, и меня уже на служебной машине повезли в Винзили.

Масочный режим

В спецприемнике действует масочный режим. Маски у меня не было, и сначала они не хотели запускать. Предоставить маску не смогли, взамен предложили кусок марли, чтобы держать его у лица, но я отказался, попросил, чтобы выдали нормальную маску, раз у них масочный режим. Три раза меня заводили и выводили, но в итоге все-таки приняли — без маски. За эти шесть дней в спецприемнике маску я видел только у одного охранника. Остальные были без масок, и нам их тоже не выдавали.

Мы обратились в УВД по Тюмени с вопросом о мерах безопасности в период пандемии, и нам сообщили, что спецприемник ИВС — это учреждение закрытого типа, и там соблюдается обязательный масочный режим, введенный в связи с распространением коронавирусной инфекции.

Арестантский быт

После оформления документов сотрудники спецприемника забрали все вещи: телефон, симки, шнурки, ремень, бритву. Выдали постельное белье — чистые, но дырявые простыни и тонкий ушатанный матрас из ваты. Меня привезли в пятницу, в спецприемнике — это банный день, так что предложили принять душ. Но я побоялся, душ выглядит жутковато.

Насколько я понял, в камерах разрешают курить, но я не курю, так что меня поселили в двухместную — одного. Сразу скажу, что один я был три дня, то есть половину срока. Потом ко мне подселили Алексея, но о нем позже.

Камера — примерно три на четыре, может, чуть больше, с двумя кроватями и туалетной частью. Состоит она из унитаза и мойки, как бы отделена, но, как вы понимаете, все видно и слышно. Кровати железные и гнутые. Лежать на них очень некомфортно, а матрас тонкий. В камере водились мыши. Я их не боюсь, но мне кажется, что это не очень гигиенично.

«Я как-то проснулся ночью, открыл глаза, а на меня с пола смотрит мышь»

В камере было холодно. Одеяла выдали тонкие, вроде укрываешься, но все равно прохладно. Окна днем мы открывали, но вечером обязательно закрывали.

Что касается дезинфекции и мытья полов, то этого не было. Есть ведро, тазик, мыло, в принципе, сам сиделец может убираться. Но камера уже была не очень чистая, так что я не горел желанием ее помыть. Хочешь жить в грязи, живи, тебе никто ничего не скажет.

Питание и прогулки

Еду для арестантов готовят где-то в другом месте и привозят в одноразовых контейнерах. Утром это каши с хлебом, на обед — суп без мяса, рыбные котлеты или просто кусок минтая. Один раз попалась курица и один раз — какая-то мясная котлета, но я не смог определить, что за мясо. На гарнир обычно картошка, макароны, гречка, перловка. Чай или компот. Чай, который они выдают, мало на него похож, он всплывает и вообще не заваривается.

В целом кормили сносно. К питанию претензия одна: они готовят это не на месте и пока везут — макароны, например, превращаются в «сопли». Вообще пища тяжеловатая, с одной стороны, ничего не болит, но после еды тяжко. Мне ребята привезли сладкое, но долго не могли передать. Первую передачку я получил на третий или четвертый день ареста.

Прогулка у них — это когда из одной камеры ведут в другую — побольше, там на крыше решетка и есть контакт с воздухом. В чем смысл такой прогулки? У них есть достаточно большая внутренняя территория, но туда они нас почему-то не выводили. Многие арестанты были готовы выполнять любые общественные работы, лишь бы в камере не сидеть, я бы тоже не отказался.

«Сидеть в камере тяжело, невыносимо для человека, который к этому не привык»

Развлечения

В спецприемнике полная информационная изоляция. Раз в день дают позвонить — выдают твою же симку и простенький аппарат. В первый день я не смог ее вставить, потому что у меня симка маленькая, а они выдают древние трубки-звонилки. Симка там не определялась, так что я просто плюнул. А когда жена позвонила в спецприемник, ей ответили, что он сам звонить не хочет. Я не успел взять книги, и сотрудник выдал мне одну уже на месте. Забавно, но книжка, которую мне дали, оказалась сборником произведений Оруэлла и Замятина. Так что я читал их все это время. «Дивный новый мир».

Сосед по камере

Через три дня ко мне подселили человека — Алексея. Его посадили за неуплату какого-то штрафа. В первую же ночь у него случился припадок. Я сначала подумал, что это эпилепсия, перепугался до ужаса, но выяснилось, что белая горячка. В камере есть кнопка вызова и видеонаблюдение. Я нажал, к нам прибежали, увели его, а спустя некоторое время вернули обратно — очухался. Алексей мне потом сказал, что пил четыре дня. В принципе, он оказался неплохим парнем. Когда у меня начались проблемы со спиной, мы подружились, и он мне помогал. Я сам носки даже переодеть не мог.

Медицинская помощь

У меня проблемы со спиной, и в камере случилось обострение из-за низкой активности. Я пытался делать зарядку, но там ходить негде. Так что я лежал, читал, в основном. Под конец вообще вставать перестал. Не мог сидеть, ходить, нога онемела, было страшно, думал, что парализовало. Я даже попросил скорую. Они приехали, поставили обезболивающий укол и уехали. Местный медик тоже приходил, сказал, что надо двигаться, принес какие-то таблетки и тоже ушел. У Алексея после припадка была большая гематома на глазу — он ударился об пол. Его даже не осмотрели. Отношение к тем, кто там сидит, — так себе. Хотя злобы и негатива со стороны сотрудников не было.

Что дальше?

Меня вся эта история даже раззадорила. Сейчас я уже отошел, здоровье пошло на поправку. Конечно, постараюсь в будущем не попадать туда, но активистскую деятельность не оставлю. Не дождутся. Всех не посадят. Мы будем подавать обжалование, будем обращаться в Европейский суд по правам человека. Я это так не оставлю. Считаю, что это было политически мотивированное решение.

Поддерживаете автора?

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

    оцените материал

    • ЛАЙК16
    • СМЕХ3
    • УДИВЛЕНИЕ1
    • ГНЕВ5
    • ПЕЧАЛЬ0

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!