20 марта среда
СЕЙЧАС +6°С
  • 19 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «интервью», вы увидите все подобные материалы 72.RU. 

    Подробнее
    21 декабря 2018

    Ура, мы перешли на новый дизайн!

    С наступающим новым годом и наступившим новым дизайном 72.RU! Сегодня очень важный для нас день — мы обновили дизайн сайта. Что изменилось, какие интересные рубрики у нас появились и как всем этим пользоваться — читайте в нашем путеводителе по новому дизайну.

    Подробнее
    Еще

Почему ошибки врачей приводят к трагедиям, но остаются без наказания? Колонка Артура Галиева

Условный срок врачам, сделавшим 7-летнего Диму Гимадеева инвалидом, натолкнул на раздумья. Обсудим?

Поделиться

Ошибки врачей стоят нам не только здоровья, но порой и жизни. Соизмерима ли ответственность медицинских сотрудников за эти ошибки?

Фото: Ирина Шарова

История, произошедшая с Димой Гимадеевым, по-настоящему пугает. Родители привели 7-летнего сына в частную клинику «Олимп», чтобы ему удалили миндалины. Рядовая операция обернулась для мальчика комой и инвалидностью. Разбирательства и суды растянулись на несколько лет. В итоге никто не понес серьезного наказания в виде лишения свободы. И это не единственный случай в Тюмени, когда врачебная ошибка стоит пациенту не только здоровья, но и жизни. Почему врачи, которые берут на себя ответственность за человеческую жизнь, получают несоизмеримо мягкое наказание за свои ошибки? Публикуем мнение журналиста 72.RU Артура Галиева.


День, когда сломали жизнь

Вчера, 27 февраля, суд огласил приговор отоларингологу Зурабу Чантурии и анестезиологу Василию Токтареву. Именно к ним в частную клинику «Олимп» 16 марта 2016 года привели семилетнего Диму Гимадеева на удаление миндалин. Позже экспертиза, которая легла в основу уголовного дела, установила, что произошла проблема интубации — введение эндотрахеальной трубки в трахею с целью обеспечения проходимости дыхательных путей. Трубка была вставлена неправильно. Таким образом, к началу операции началась гипоксия мозга (кислородное голодание): ребенок умирал, пока ему резали миндалины.

Отоларинголог Зураб Чантурия узнал об этом, когда увидел, что из вырезанных миндалин потекла черная кровь. Потом уже сработала аппаратура. Ребенок впал в кому почти на неделю, а после выхода из нее до сих пор находится в вегетативном состоянии.

Дима Гимадеев раньше был обычным мальчиком. Одна ошибка превратила его в инвалида

Фото: Vk.com/club131384999

Суд признал медицинских сотрудников виновными, но вынес очень мягкое наказание. Зураба Чантурию приговорили к двум годам условно. С Василием Токтаревым всё получилось довольно странно. Пока шел суд — истек срок давности привлечения к уголовной ответственности по его статье. Но срок затянут был из-за того, что проводились судебно-медицинские экспертизы, которые должны были установить виновность или невиновность врачей. В итоге они пошли на пользу одному из обвиняемых. Василию Токтареву назначили ограничение свободы на один год. Его коллегу Зураба Чантурию прокурор просил посадить на 5 лет и 3 месяца, также он должен был выплатить компенсацию семье пострадавшего мальчика в размере 50 миллионов рублей. Судья решил иначе. Он даже не лишил Чантурию права заниматься и дальше врачебной деятельностью, что особенно расстроило родителей пострадавшего мальчика. Врачи, к слову, свою вину так и не признали.

Сейчас Диму Гимадеева лечат в ведущих клиниках мира. Всё это стоит огромных денег, поэтому родителям пришлось продать квартиру и влезть в долги

Сложности судов с врачами


Решение суда и вызывает недоумение, что, по сути, всё осталось на прежних местах: врачи продолжат работать, у одного вообще истек срок привлечения к ответственности. Только вот жизнь Димы никогда не будет прежней.

На врачах лежит колоссальная ответственность за жизни пациентов. Порой спасти жизнь человека — это титанический труд, но что делать, если ошибка врача приводит к смерти или инвалидности? Этот суд показывает, что врач может и не пострадать серьезно из-за своих роковых просчетов.

В Тюмени это не первый суд над врачами, допустившими ошибки. Чаще всего простым людям трудно доказать свою правоту. В 2017 году из-за врачебной ошибки в перинатальном центре умерла жена тоболяка Сергея Татаринова.

Его история — настоящая трагедия с открытым финалом. Результаты судебно-медицинской экспертизы пришли только через полгода и до сих пор вызывают сомнение у Сергея Татаринова.

Вместо ответов Сергей Татаринов получает одни отписки. Сколько это будет продолжаться?

Фото: Ирина Шарова

Мужчина боится, что за смерть его жены никто так и не ответит, так как уже сейчас к ходу расследования много вопросов. Сначала к делу не приобщили результаты УЗИ, потом его потеряли, а затем снова нашли. На все вопросы и официальные письма один ответ от следователей — «дело расследуется».


Возникает вопрос: зачем такая секретность, кто подозреваемый и не получится ли в финале так, что виновный в гибели женщины также получит мягкое наказание или просто у него тоже истечет срок привлечения к уголовной ответственности?

Не менее громким является дело врачей ОБК № 1. Две женщины умерли после операций у завотделением гинекологии Александра Горохова, заслуженного врача России. По делу проходит ещё дежурный врач Олег Ефремов. Его обвиняют в халатности, повлекшей смерть тюменки.

Александр Горохов — заслуженный врач России. Его обвиняют в том, что из-за его ошибки погибли две женщины

Фото: Ирина Шарова

Первая смерть случилась в 2014 году, но только сейчас этому делу дан ход. Все эти годы им занималась полиция, но расследование затягивалось. За это время провели три судебно-медицинских экспертизы в Екатеринбурге, Тюмени и Ханты-Мансийске, но все они пришли к разным выводам. Спустя три года уголовное дело взял Следственный комитет. Сейчас дело в суде и за его результатом мы внимательно следим.

Тут стоит упомянуть другую страшную историю, случившуюся с 15-летней школьницей Виталиной Копыловой. Она трижды обращалась к врачам с жалобами на сильные головные боли, но те прописывали ей лечение и отправляли домой. После того как девушка потеряла сознание, ей сделали экстренную операцию — выяснилось, что всё это время у Виталины была гидрома и киста мозга. С лета 2018 года этим делом занимается СКР. Результат тоже ждем.

Виталина Копылова приходила к врачу с жалобами на головные боли, но ей отправляли домой

Фото: предоставлено родственниками Виталины

Ответственность за ошибки

Отсюда возникает вывод, что дела врачей, допустивших ошибки, крайне сложно расследуются и не всегда потерпевшие добиваются справедливости. Чаще всего всё держится на напористости самих потерпевших и их родственников, которые вопреки бесконечным отпискам добиваются пересмотра дел или продолжения их расследования. Чтобы доказать виновность врачей — надо обращаться к другим врачам для медицинской экспертизы, но где гарантия, что тут не сыграет солидарность?

Почему у следователей, полиции и прокуратуры возникают такие трудности при расследовании медицинских ошибок? У меня нет ответа на этот вопрос. Возникает ощущение, что правоохранительные органы просто не хотят с этим возиться.

Вернемся к суду по делу Димы Гимадеева. Уверен, в комментариях меня спросят: «Почему в деле Еремеева ты считаешь, что его не надо лишать свободы, а в суде над врачами выступаешь за суровое наказание?» Дело в том, что в первом случае экс-депутат признал вину, выплатил компенсацию и примирился с семьями погибших. В деле Димы Гимадеева суд с обвиняемых, не признавших вину, не потребовал ни копейки компенсации. Ничего! Последствия ошибки семья разгребает сама. Тут бы не помешала прыткость прокуроров. Её бы хотелось видеть в других делах, связанных с ошибками медиков. Много ли дел просто не доходят до суда, так как тюменцы сталкиваются с препятствиями, которые им невозможно преодолеть?

Родителям Димы хочется пожелать терпения и сил. Впереди долгий и сложный путь.