3 августа понедельник
СЕЙЧАС +25°С

Как в Тюменской области можно спрятать коррупционные схемы. Интервью с экспертом по госзакупкам

Какие суммы выделены на авто для должностных лиц в нашем городе, рассказала Екатерина Петрова

Поделиться

Екатерина Петрова занимается в «Трансперенси Интернешнл» госзакупками

Екатерина Петрова занимается в «Трансперенси Интернешнл» госзакупками

В минувшее воскресенье в Тюмени прошла лекция представителя международной организации «Трансперенси Интернешнл». Инициатором проведения лекции стало молодежное движение «Время!» Присутствующих учили работать с госзакупками. Лекцию провела руководитель антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл» в Екатеринбурге Екатерина Петрова. Покупают ли сейчас золотые унитазы за бюджетные деньги? Как обстоят дела с госзакупками в Тюменской области? Что такое «Трансперенси Интернешнл» и как им работается в России? Эти вопросы мы задали Екатерине Петровой.

— Расскажите, какие цели преследует ваша организация? Можно ли сказать, что вы боретесь с коррупцией?

— Название нашей организации — центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл Россия». То, чем мы занимаемся, можно назвать наукой. Это не какие-то отдельные кейсы точечной коррупции. У нас редко бывают расследования против конкретного чиновника. Мы работаем с направлениями. Например, наше отделение в Екатеринбурге специализируется на госзакупках.

У нас нет задачи сажать отдельных чиновников, потому что если на какой-то должности есть коррупционные возможности, то вместо одного человека придет другой, еще и спасибо скажет, что ты убрал его предшественника. Наша задача — найти проблемные зоны, законодательные пробелы и устранить их путем внесения предложений.

— Какими проблемными зонами вы занимаетесь сейчас?

— Сейчас идет исследование контрактов с единственным поставщиком, которые заключаются в режиме чрезвычайных ситуаций. Я этой темой заинтересовалась после 2015 года, когда у нас в Свердловской области была провалена программа модернизации ЖКХ. По региону тогда стало появляться много контрактов, заключенных в режиме ЧС (на ремонт теплосетей, на строительство котельных). Что это значит? В экстренных обстоятельствах можно просто взять одного поставщика и с ним заключить контракт для устранения последствий чрезвычайной ситуации. То есть это основание используется для ухода от конкурентных процедур и отсечения ненужных подрядчиков. По сути, это незаконно. Выяснилось, что в Свердловской области это было системой, и мне стало интересно, а как во всей стране?

Мы собрали контракты по стране за 2017 год и проверили их. Оказалось, что, да, около 70–80% контрактов, по нашему мнению, незаконны. То есть основание по ЧС применено незаконно.

Когда я готовилась к лекции в Тюмени, то собрала контракты по вашей области по ЧС за 2018 год, их оказалось немного: порядка 60, из них навскидку, — наверное, половина под подозрением. Ими надо заниматься.

Например, контракт на зимнее содержание дорог где-то в Ярковском районе. 30 января 2018 года заказчик принял постановление о введении режима чрезвычайной ситуации, чтобы иметь основание заключить такой контракт, и тут же заключил его до конца декабря 2018 года. То есть и на летний период, и на осенний, и до следующего сезона. Там контракт не сильно большой, где-то на 6 миллионов. У меня есть подозрение, что были какие-то другие контракты, нормально проходившие по аукционам, но, видимо, денег не хватило, и они решили дозаключить. Организацию и содержание зимников странно называть чрезвычайной ситуацией, потому что это происходит каждый год. Это абсолютно предсказуемая история.

Есть еще одна интересная история. В Тюменской области принята местная региональная программа, касающаяся муниципалитетов. Ее смысл в обеспечении служебным жильем сотрудников бюджетных организаций. Видимо, это связано с привлечением врачей и учителей в малые поселения. Но «играется» она очень странно. Я нашла планы закупок (они обычно принимаются на три года вперед, как и бюджет). Там нет подробной информации по технической части, но можно увидеть название, на что вообще хотят потратить деньги, примерную сумму и примерную дату публикации и исполнения контрактов.

Закупки были опубликованы в начале декабря. В частности, у администрации Сладковского района два аукциона на две квартиры (должны быть в 60 квадратных метров). Они покупают именно квартиры (не жилые дома) в деревне Новоандреевка. Я тут же начала искать информацию об этой деревне, в ней живут 680 человек. Потом мне стало интересно, что творится на рынке недвижимости Новоандреевки, поскольку эти квартиры — по 2 миллиона рублей. И я не нашла никакой продажи квартир, даже в архивах. Зато нашла несколько объявлений о продаже жилых домов большей площади с земельным участком за 800 тысяч.

Почему так, пока сложно сказать. В обосновании закупки заказчик ссылается на расценки Главного управления строительства. И в других районах по этой программе такая же стоимость квартир. Видимо, по области есть какая-то усредненная стоимость квадратного метра, это 36,5 тысячи рублей, и неважно, в какой деревне.

Я попробовала найти информацию, а есть ли многоквартирники в этих деревнях? Но нашла только частные дома! Может, конечно, кто-то там специально построил многоквартирные бараки. В общем, нужно, чтобы местные активисты ехали на место и разбирались. Но в любом случае я считаю, что это дороговато.

— «Трансперенси» — это же иностранный агент?

— Да. Но это всё-таки МЕЖДУнародное движение.

— Его штаб-квартира в Америке?

— Нет, в Европе. В Америке, кстати, отделение «Трансперенси Интернешнл» закрылось. Так что с Госдепом мы никак не связаны. У нас есть что-то вроде попечительского совета, который выделяет финансирование и грантами раздает регионам. Мы — самостоятельная организация, зарегистрированная в Российской Федерации. У нас все учредители — граждане России. Только финансирование идет из Евросоюза. И из-за этого мы — иностранный агент.

— Какие отношения у вас с органами власти в России? Как они относятся к вам с учетом того, что ваша головная организация вне страны? Они учитывают ту информацию, которую вы раскапываете?

— Да. Они пользуются этой информацией, причем даже лучше, чем в те времена, когда я работала с Навальным. Навальный — это политика, они очень боятся всего, что с ним связано. А в отношении «Трансперенси» такого нет. Все знают, что мы иностранные агенты, а этот статус накладывает определенные обязательства и ограничения. Например, у нас в уставе прописано, что от лица «Трансперенси» его сотрудники не имеют права вмешиваться в политическую деятельность страны. Да и это запрещено законом в России, иначе будут штрафы. Мы этот закон соблюдаем, и органы власти, понимая это, относятся спокойно. Мы не про политику, мы больше про науку.

— Как вам Тюмень?

— Я не успела ее посмотреть. Но заметила, что очень грязно, не скажу, что грязнее, чем в Екатеринбурге, у нас тоже очень грязно. Дикая слякоть, которая не убирается, не смывается, не сметается. Я приехала на поезде, пока добиралась до отеля, насобирала шмотья грязи на пуховик. Какой-то ужас! В Екатеринбурге есть стереотип, что в Тюмени намного чище, что тут сумели всё сделать по уму, дороги ровнее и улицы чистят лучше. Мне кажется, что я либо очень сильно попала не в сезон, либо наше представление о Тюмени немного не соответствует действительности.

Это, наверное, раньше, при Куйвашеве (Евгений Куйвашев — губернатор Свердловской области, ранее был главой администрации Тюмени. — Прим. ред.) было чисто? Так что, может, вы его обратно заберете? (Смеется.)

— Почему в Екатеринбурге так не любят Евгения Куйвашева?

— Он много занимается политикой, укреплением своей власти. Когда он только пришел, про него говорили, что в тюменской администрации он неплохо поработал. Были какие-то надежды на изменения. У него была целая кампания — ходил пешком по городу, был открыт обществу. Но потом всё изменилось. Знаковым событием оказались выборы, в ходе которых главой города стал Евгений Ройзман. Кандидат, которого поддержал Куйвашев, проиграл.

Мне кажется, у Куйвашева тогда возникла личная обида, и это наложило отпечаток на его отношение к Екатеринбургу. Он стал ужимать нам бюджет. Например, наш город давал очень много в дорожный фонд, а обратно ему не выделялось ничего. Куйвашев, наверное, хотел, чтобы все возненавидели Ройзмана, типа после его прихода прекратили ремонтировать дороги. Но всё это больше ударило по имиджу губернатора.

— Какие перспективы у «Трансперенси» в России, на ваш взгляд?

— Я очень надеюсь, что мы продолжим работать. Для меня это работа мечты.

Я занимаюсь госзакупками уже 10 лет. В 2008 году я работала в коммерческой структуре, и у нас была сложная система согласования участия в закупках, так что у меня иногда возникали простои. Мне было скучно, и я начала глубже изучать систему. И обнаружила дорогую иномарку. Тогда ведь была страна «непуганых идиотов» в госзакупках: золотые унитазы, швейцарские часы, дорогие иномарки, айфоны, кровати с позолотой.

Тогда никто не знал, где вообще всё это искать. Я давала информацию, а все удивлялись, как вообще это возможно найти? Не было единой информационной системы, были отдельные закупочные порталы — у каждого региона, у каждого города. У меня был список таких порталов по разным городам. Я просто их изучала и рассказывала, и эта информация оказалась очень востребованной в СМИ.

— А сейчас время золотых унитазов за бюджетные деньги ушло?

— Сейчас, конечно, всё открыто. Но есть нюансы. В Федеральной контрактной системе предусмотрели систему нормирования. На каждом уровне власти могут принять правила по нормированию. Нужно просто определить, что считается роскошью, а потом ввести характеристики, которые будут эту роскошь ограничивать. Если унитаз, то значит, не золотой или ограничен стоимостью. Если покупка автомобиля, то ограничивается по мощности и опять же по стоимости.

В Тюмени немного не так, как в Екатеринбурге. У нас ввели максимальную стоимость автомобиля для высшего должностного лица (главы города) в 1,5 миллиона. А у вас максимум для высшего должностного лица — 2,5 миллиона.

Кстати, сейчас чиновники стали больше использовать возможность аренды автомобилей. За покупкой машин все следят: журналисты пишут, вечные скандалы, типа зачем вам Toyota Camry с кожаным салоном? Так что они просто стали брать в аренду, и в год выходит столько же, сколько ушло бы на покупку, а в некоторых случаях даже дороже. Потому что они стали наглеть и брать какой-нибудь Land Cruiser. Аренду журналисты не так активно смотрят.

У нас в Екатеринбурге аренду тоже приняли как роскошь и тоже ее ограничили по стоимости. К сожалению, в других регионах тему ограничения роскоши реже затрагивают. Я читаю лекции в разных городах и вижу, что с нормированием мало кто знаком.

Так что чисто теоретически золотые унитазы можно покупать в тех регионах, где они не признаны роскошью и не ограничены.

— У вас есть рейтинги российских регионов по прозрачности?

— У нас есть методика оценки индекса восприятия коррупции в странах. Мне было бы очень интересно попробовать применить эту методику на регионах в нашей стране. Этого пока еще никто не делал. Но пока это только «хотелки».

У меня вообще мечта заняться Крымом. Туда вложено очень много денег. Керченский мост достроили, но есть еще мегапроекты. Например, «Артек». Еще в 2016 году был опубликован контракт сначала где-то на 2,5 миллиарда рублей, позже его увеличили до 13 миллиардов рублей, а сейчас я смотрела — уже до 29 миллиардов. То есть стоимость контракта выросла более чем в 10 раз! По закону можно максимум на 10%. А если за пределами 10-процентного повышения, то должны быть новый аукцион и новая закупка. И это не единственный контракт на реконструкцию «Артека». Что они с ним делают? Возникает ассоциация с нашей екатеринбургской школой, которую ремонтировал бизнесмен Симановский: пилястры, лепнина, позолота и мраморные полы. Я себе это представляю примерно так. (Смеется.) В общем, очень много денег вкачано в Крым, конечно, интересно исследовать, как они израсходовались.

Предлагаем также почитать интервью с тюменским следователем, который вел громкие коррупционные дела в Тюменской области. Почитайте, за что задерживают коррупционеров в нашем регионе.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!