СКР разбирается в причинах смерти 37-летней тоболячки в ОКБ № 1

Людмила Самойлова поступила на химиотерапию, но умерла после установки катетера

Поделиться

Людмила была очень серьезной и ответственной, любила планировать, ставить цели и достигать их

Фото: предоставлено родственниками

В Тюмени следователи изучают обстоятельства смерти 37-летней Людмилы Самойловой. В феврале женщина поступила в «Медгород», где ей должны были делать химиотерапию из-за опухоли, образовавшейся между сердцем и легкими. По словам мужа погибшей, она скончалась после двух попыток установки катетера в подключичную вену.

— В день смерти, 7 февраля, мы общались с ней: созванивались. Последний раз разговаривали около часа дня по видеосвязи — она была бодрая, вела себя, как обычно, я даже обрадовался. В 13:13 я отправил ей сообщение в Viber, спросил, кто ее лечащий врач. Люда ответила. В 13:25 я позвонил, но она уже не отвечала, — вспомнил Виктор Невьянцев, супруг Людмилы.

Около 14 часов мужчина связался с лечащим врачом, договорился о встрече на 8 февраля. Доктор заверила, что всё лечится, всё будет нормально. В 16:48 Виктору Невьянцеву позвонили из больницы и сообщили, что его супруга скончалась.

В причинах смерти Людмилы муж попросил разобраться прокуратуру и Следственный комитет. После проверки следователи возбудили по факту смерти женщины уголовное дело. Пока расследование ведется по статье 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности».

Думали, что простуда: хроника событий

В декабре 2018 года у Людмилы Самойловой появился кашель. Все подумали, что это обычная простуда.

— В январе мы съездили на каникулы в санаторий. Приехали. Люда вышла на работу, отработала несколько дней, и в субботу, 12 января, мы сходили в ОКБ № 3 в Тобольске. Там ей сделали компьютерную томографию, она показала, что есть образование в средостении (между легкими и сердцем) размером около 10 сантиметров. Нам сказали, что причиной кашля стала эта опухоль, которая начала раздвигать органы. Мы не поверили, это же Тобольск. В 2017 году мне тут чуть жену не угробили, а дочке нашей поставили неверный диагноз, — рассказала Виктор Невьянцев.

Из областной больницы Людмилу отправили к местному онкологу, там уже супруги взяли направление в Тюмень. Но в региональной столице их приняли только через неделю — когда было свободное время для записи. Тюменские врачи сначала направили в ОКБ № 1, на операцию по удалению опухоли, предполагая, что это тимома, которую можно оперировать. Больную снова отправили в Тобольск на неделю — якобы не было мест.

Людмила с мужем, у супругов есть 10-летняя дочь

Людмила с мужем, у супругов есть 10-летняя дочь

— Потом мы приехали уже со всеми анализами, что-то платно проходили, лишь бы нас в больницу уже записали, — вспомнил Виктор. — Через два дня Люду отправляют на операцию — брали пункцию из опухоли, чтобы понять, операбельная опухоль или нет. Оттуда нас отправили в «Медгород» на химиотерапию.

5 февраля Людмила попала на прием к врачам, в первое химиотерапевтическое отделение. Оттуда завотделением срочно направил её к гематологам в ОКБ № 1, чтобы там уже проводили химиотерапию.

На следующий день Людмилу Самойлову положили уже в ОКБ № 1.

— В тот день мы с ней созванивались, ей взяли пунцию. Анализы показали, что у нее Т-клеточная лимфома. Сам я уехал в Тобольск собирать все бумажки. 7 февраля мы с женой всё утро созванивались, она сказала, что ее начали готовить к химиотерапии. Последний раз она звонила дочери по видеосвязи, я как раз собирал вещи, чтобы на следующий день отвезти их ей в больницу, — вспомнил муж погибшей.

Через несколько часов Виктору Невьянцеву позвонили и сказали, что его жена умерла. На следующий день он приехал в больницу, чтобы узнать, что стало причиной смерти его супруги. На встречу с ним пришли несколько докторов.

Врачи предполагают, что опухоль у Людмилы могла развиваться несколько лет<br>

Врачи предполагают, что опухоль у Людмилы могла развиваться несколько лет

— Целый консилиум собрался: заведующая, лечащий врач, анестезиолог, заведующая отделением анестезиологии и реанимации. Вначале они рассказывали, что у Людмилы Григорьевны всё было очень серьезно и печально, хотя до этого лечащий врач сказала, что всё хорошо, всё лечится. Врачи рассказали, что привели ее в перевязочную, начали ставить катетер в подключичную область, хотя в эпикризе этого почему-то нет. С первого раза поставить катетер у них якобы не получилось — началось кровотечение, и ей наложили тугую повязку. Поставили потом второй раз, и через 10 минут, по их словам, Люда сказала, что задыхается. Ее перевели в реанимацию, где она скончалась. Заведующая отделением анестизиологии и реанимации Анна Дружинина заявляла мне, что это она ставила катетеры. Но потом мне стало известно, что первую попытку поставить катетер предпринял не врач, а стажер.

Одной из причин смерти муж погибшей считает допущенную врачами ошибку, возможно, неправильно поставленный катетер. Его сомнения подтвердило поведение врачей, которые почему-то не хотели ему давать даже положенные по закону документы.

— Я попросил их дать мне хоть какие-то документы, но они сказали, что ничего дать не могут. Тело Людмилы отправили патологоанатомам. Они обещали мне что-то выдать, когда у них будет заключение. После пререканий они «вспомнили», что могут дать эпикриз, но не сразу, а через три дня, в понедельник, позвонят и скажут. Со мной так и не связались, и я сам им во вторник, 12 февраля, позвонил. Мне ответили, что будут готовить эпикриз месяц. На следующий день я приехал к врачам, они настаивали на своем, пока я им не указал, что они нарушают закон и обязаны были предоставить этот документ в тот же день. Я думаю, они хотели дождаться результатов вскрытия и, возможно, что-то в эпикризе подправить. В итоге я получил эпикриз и уже с ним поехал в прокуратуру и Следственный комитет.

Какие указывают причины смерти 

На вскрытии патологоанатом установил, что опухолевый узел был размером 18 х 12 х 8 сантиметров и весом 700 граммов. В заключении указано, что опухоль была не Т-клеточной лимфомой, а злокачественной тимомой. Образование проросло в сосуды, верхнюю полую вену. Также появились метастазы в печени. Из-за повреждения мелких сосудов опухолью могли начаться множественные кровотечения. Об этом указано в заключении патологоанатома. Причиной смерти он указал совокупность интоксикационного синдрома из-за опухоли и легочно-сердечной недостаточности.

После установки катетера Людмила почти сразу попала в реанимацию

После установки катетера Людмила почти сразу попала в реанимацию

Виктор Невьянцев считает, что врачи намеренно утяжеляют состояние здоровья его супруги, чтобы увести внимание в сторону от возможной ошибки. Такие сомнения у него возникли после того, как опухоль почему-то увеличилась в размерах — 12 января врачи установили ее размер как 10 сантиметров, а на вскрытии 8 февраля опухоль уже стала размером 18 сантиметров.

— Я просил врачей и экспертов посмотреть документы, которые мне удалось получить. Мне сказали, что есть расхождения. От интоксикации люди за 10 минут не умирают, это несколько дней. Также врачи указали на то, что она, говоря простыми словами, задохнулась из-за жидкости в плевральной полости. Возможно, когда первый раз неудачно поставили катетер, то что-то повредили, вызвав кровотечение. А дальше врачи не смогли сориентироваться, что произошло. Может, они и сами не поняли, — считает Виктор Невьянцев.

По факту смерти Людмилы Самойловой региональный департамент здравоохранения проводит проверку.

— Пациентка гематологического профиля проходила лечение в ОКБ № 1 по поводу тяжелого быстро прогрессирующего заболевания в терминальной стадии. К сожалению, несмотря на все усилия, предпринятые врачами, она скончалась в реанимации, — сообщила Александра Малыгина, пресс-секретарь департамента здравоохранения Тюменской области. — По заключению эксперта, смерть наступила от основного заболевания и с проведением медицинского вмешательства не связана. В настоящий момент департамент здравоохранения проводит внеплановую проверку качества оказания помощи в больнице, рецензирование документации будет проводиться главными внештатными специалистами Тюменской области. Мы приносим искренние соболезнования родственникам, смерть человека в таком молодом возрасте — это всегда трагедия, которую очень сложно принять и объяснить. Но, к сожалению, сейчас еще остаются те заболевания и такие стадии заболеваний, когда врачи бессильны и не могут предотвратить неизбежный трагический исход, несмотря на все предпринятые усилия.

Сейчас Виктор Невьянцев, муж погибшей Людмилы, добивается передачи материалов в отдел по особо важным делам регионального СКР, где, по его мнению, работают квалифицированные следователи, которые смогут провести объективное разбирательство.

Врачебные дела

В Тюмени сейчас идет судебный процесс по делу двух докторов. На скамье подсудимых оказался заслуженный врач России Александр Горохов, которого обвиняют в причинении смерти по неосторожности двум женщинам при проведении гинекологической операции — 51-летней Людмиле Борисовой в 2014 году и 28-летней Марии Козловой в 2017 году. Компанию медику составляет хирург Олег Ефремов, которого обвиняют в халатности.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    29 мар 2019 в 17:16

    Если у вас врачи вечно во всем виноваты, то зачем вы к ним вообще обращаетесь? Ходите к гадалкам лечиться. Может дураков в мире хоть поубавится.

    автор
    29 мар 2019 в 15:54

    эта ОКБ номер 1 уже давно дурной славой обросла! Может займутся ими серьезно, наконец.

    Сэм
    29 мар 2019 в 21:24

    Во-первых, о формальностях. Поскольку смерть больной произошла после медицинских вмешательств (пункция опухоли и установка интравенозного катетера в подключичную вену) и есть основания предполагать причинно-следственную связь между выполненными вмешательствами и , вскрытие должен был проводить не патологоанатом, а судебномедицинский эксперт. Теперь о реальном. На основании описанной картины я как патологоанатом предположу высокую вероятность смерти от воздушной эмболии вследствие неправильно установленного катетера: если катетер негерметичен, то вследствие того, что на вдохе давление крови в подключичной артерии оказывается ниже атмосферного, происходит подсасывание воздуха в сосуд и скопление его в полостях правого сердца, что приводит к очень быстрой смерти. Для того, чтобы патологоанатому доказать, что имела место воздушная эмболия, связанная с негерметичностью катетера, вскрытие должно проводиться по особому протоколу, отличному от обычного, а именно: 1. Вскрытие полости черепа производится ПОСЛЕ вскрытия грудной клетки. 2. Пересечение грудинно-ключичного сочленения, I и II рёбер производится особым приёмом, предотвращающим повреждение подключичных сосудов. Если этого не сделать, воздушную эмболию доказать на вскрытии невозможно. 3. Сначала вскрывается перикард и ушко правого предсердия для выявления воздуха в нём. Всё это делалось? Это запротоколировано?