Дело врачей из ОКБ № 1: тюменский хирург высказал альтернативную причину смерти Марии Козловой

На заседании допросили хирурга, пытавшегося спасти Марию Козлову, и замглавврача ОКБ

Поделиться

Уголовное дело рассматривает судья Станислав Перминов

Уголовное дело рассматривает судья Станислав Перминов

В Ленинском районном суде Тюмени продолжается суд над двумя врачами — Александром Гороховым и Олегом Ефремовым. На последнем заседании выступили их коллеги — хирурги, которых расспросили о причинах смерти Марии Козловой. Павел Жуков рассказал, как спасал девушку, а Алексей Барадулин высказал предположения о возможных причинах развития перитонита.

Александра Горохова обвинили в причинении смерти по неосторожности Людмиле Борисовой в 2014 году и Марии Козловой в 2017 году вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей, а также в халатности, повлекшей смерть Людмилы Борисовой. Олега Ефремова обвиняют в халатности, повлекшей смерть Марии Козловой. Врачи свою вину не признают. Первое уголовное дело — после смерти 51-летней учительницы математики Людмилы Борисовой родственники три года добивались нормального расследования через бесконечные жалобы. Сначала расследованием занималась полиция, но потом дело забрали в Следственный комитет и довели до суда. После смерти Марии Козловой летом 2017 года дела объединили. Александр Горохов уволился с поста заведующего гинекологическим отделением ОКБ № 1.

Алексей Барадулин: «Возможно, была электрическая дуга»

Первым в суде выступил Алексей Барадулин, заместитель главврача ОКБ № 1 по медчасти терапевтического стационара. Врач рассказал, что Марию Козлову он видел в воскресенье, 20 августа 2017 года, когда приехал по личной инициативе провести обходы в реанимациях больницы. Тогда же они с дежурным хирургом Павлом Жуковым приняли решение готовить девушку к операции. Ассистировать приехал лечащий врач Марии — Александр Горохов. На следующее утро Барадулину сообщили, что ночью девушка скончалась.

Во время допроса врачу задавали много вопросов о том, как должны действовать врачи. Например, прокурора и родственников погибшей интересовало, что должен делать доктор, если пациенту приходится ставить несколько раз сильнодействующий наркотический анальгетик. Так было с Марией Козловой — ей хирург Олег Ефремов назначал такое обезболивающее три раза.

— Под маской боли могут скрываться разные симптомы. Та же самая послеоперационная боль, выраженность ощущений болевых у людей абсолютно разная. Нужно оценить, какая причина может быть. После операции чаще всего может возникать кишечная непроходимость, которая тоже сопровождается болью, рвотой, может быть и перитонит, — рассказал Алексей Барадулин.

У Александра Горохова и Олега Ефремова три адвоката на двоих

У Александра Горохова и Олега Ефремова три адвоката на двоих

Врач отметил, что отсутствие динамики после введения обезболивающих его бы насторожила. Он вспомнил, что утром Олег Ефремов при передаче смены другому хирургу акцентировал внимание на пациентке Марии Козловой, у которой подозревается кишечная непроходимость и некупирующийся болевой синдром. Он назначил обследования.

После смерти Марии Козловой в инциденте разбиралась врачебная комиссия.

— У нас прекратились трудовые отношения с Александром Петровичем (Гороховым — Прим. авт.), Олегу Ильичу (Ефремову — Прим. авт.) был объявлен выговор. Комиссия подавала в департамент прошение о переаттестации Олега Ефремова. В мае 2017 года Олегу Ефремову присвоили высшую квалификационную категорию. По информации, которая есть у меня, переаттестацию он прошел.

Хирург пояснил, что первым опасность заподозрил Павел Жуков — он внес первую запись в карту о положительных симптомах раздражения брюшины.

— Ретроспективно мы понимаем, что перфорация произошла накануне вечером — попадание содержимого толстой кишки в брюшную полость уже вызывает проявление перитонита. На то время перитонит был, но он был обезболен, сложность состояла именно в этом.

Доктор добавил, что любая операция может сопровождаться осложнениями. Да и если человек испытывает боль — его не могут не обезболить. По словам Барадулина, врач должен был обезболить пациентку и предпринять действия для установления причин боли.

После смерти пациентки в больнице, помимо врачебной комиссии и разбора трагической ситуации, провели и учебу для врачей. Были разработаны специальные «триггеры» — признаки, которые должны вызвать настороженность.

Александр Горохов — заслуженный врач России

Александр Горохов — заслуженный врач России

Одной из возможных причин возникновения дырки в кишке Алексей Барадулин назвал электрическую дугу, которая возникает при работе оборудованием во время операции. Она могла сделать незаметный ожог, который впоследствии привел бы к перфорации кишки. На вопрос судьи о том, было ли установлено возникновение такой дуги, хирург ответил, что нет, это только предположение. Такие случаи единичны, они описаны в литературе. Он добавил, что визуально такое повреждение может быть незаметно.

На врачебной комиссии специалисты пришли к выводу, что повреждение кишки у Козловой произошло из-за электрокоагуляции жирового подрезка во время первой операции. Точную причину смерти устанавливали судмедэксперты — эти документы будут рассмотрены судом позже, после выступления всех свидетелей по делу.

Павел Жуков: «Я выставил два диагноза»

Врач заступил на смену утром 20 августа 2017 года. Он принял дежурство у Олега Ефремова, который обозначил пациентов, находящихся под динамическим наблюдением. Среди них была и Мария Козлова, которой уже назначили обследование. Врач увидел ее уже после того, как девушка вернулась в палату. Ей сделали рентген, УЗИ, анализ крови. По словам врача, на снимках были признаки кишечной непроходимости, УЗИ показало, что во всех отделах брюшной полости встречалась жидкость, и был повышен уровень лейкоцитов. Результаты исследований и состояние пациентки заставили врача заподозрить катастрофу со стороны брюшной полости.

После заседания мама Марии Козловой Ольга поблагодарила Павла Жукова за то, что он пытался спасти ее дочь. До заседания они ни разу не виделись

После заседания мама Марии Козловой Ольга поблагодарила Павла Жукова за то, что он пытался спасти ее дочь. До заседания они ни разу не виделись

— Мной были выставлены два конкурирующих между собой заболевания, каждое из которых является показанием к оперативному вмешательству. На данном этапе выставить один диагноз не представлялось возможным, потому что и клиника перитонита, и клиника ранней спаечной кишечной непроходимости очень близки, а местами идентичны. На предоперационном эпикризе эти два диагноза были мною указаны, — пояснил в суде хирург Павел Жуков.

Во время допроса врач указывал следователю, что после осмотра заподозрил перитонит. Из-за этих противоречий прокурору пришлось зачитывать показания, чтобы Павел Жуков их подтвердил. Врач пояснил, что перитонит — это симптомокомплекс, это воспаление брюшины, вызванное чем-то, в том числе и спаечной непроходимостью.

Следующие слушания по делу пройдут в марте.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Ирина
    25 фев 2019 в 11:33

    Все равно отмазки придумают. В карточках уже всё на 10 раз переписали наверное. Жуков вообще раньше в Патрушева был да и не очень грамотным хирургом, но самонадеянным. Ну может реально начал работать.

    Татарин
    25 фев 2019 в 20:26

    У меня отец всю жизнь проработал хирургом. Бывало, что звонили из больницы в 3-4 ночи, он собирался и ехал к больному. Несмотря на то, что утром следующая операция. Бывало, меня просил поздно вечером свозить в больницу, чтоб проконтролировать больного. Человек не механизм, где все можно починить по одному алгоритму. И у моего отца умирали пациенты. Кто, кроме близких врача, видит эти переживания? Семья умершего? Они, что естественно, склонны чаще обвинять. Это понятно. У Горохова 0.7% осложнений. Не знаю, много это или мало. Но репутация "врач от бога", "у него все беременеют" в Тюмени мало у кого есть...

    К сожалению
    25 фев 2019 в 16:12

    Не ошибается тот кто ничего не делает ! Думаю только у физиотерапевта не бывает летальных случаев. Наверняка на тысячи удачных операций за всю жизнь у Горохова всего с десяток смертей. И эта на самом деле неплохая статистика. Или думаете у Лео Бокерии лучше, или Леонида Рошаля ?