17 июля среда
СЕЙЧАС +24°С
  • 15 июля 2019

    Мы обновили приложение 72.RU для iOS

    Друзья! Делимся радостностной новостью: мы изменили интерфейс мобильного приложения 72.RU. Теперь вы можете оперативно читать самые важные новости, быстро оставлять комментарии, писать напрямую редакции (и жаловаться на проблемы в городе)... И не только! Что еще нового — показываем в 13 картинках.

    Подробнее
    12 июля 2019

    Опрос для читателей 72.RU. Ответьте на три вопроса

    Чтобы стать еще лучше, нам нужна ваша помощь. Ответьте на три вопроса и расскажите, какие темы вам нравятся и чего вам не хватает на 72.RU. Мы учтем каждое мнение.

    Подробнее
    5 июля 2019

    Мы обновили комментарии (их можно репостить!)

    Мы добавили к функции комментирования на нашем сайте две новые «фишки» — теперь вы можете скрывать из своей ленты комментарии, которые вам не нравятся, а также репостить к себе в соцсети то, что вам нравится. Для того, чтобы репостнуть комментарий, нужно нажать на три точки рядом и выбрать соцсеть.


    Еще

Дело врачей из ОКБ № 1: в суде медперсонал уличили в противоречивых показаниях

Суд разбирается, виноваты ли врачи в смерти двух пациенток — Людмилы Борисовой и Марии Козловой

Поделиться

Людмилу Борисову и Марию Козлову оперировал заслуженный врач России Александр Горохов. Обе пациентки умерли от того, что после операции у них начался перитонит

Фото: предоставлены родственниками

В Тюмени продолжается разбирательство по уголовному делу двух врачей — Александра Горохова и Олега Ефремова. Первого обвиняют в причинении смерти по неосторожности двум пациенткам — Людмиле Борисовой и Марии Козловой. По версии следствия, хирург выбрал неправильный способ операции и допустил повреждения сигмовидной кишки. Также Александра Горохова обвиняют в халатности, которую, по версии обвинения, он допустил во время лечения Людмилы Борисовой. Обе женщины скончались от перитонита. Олега Ефремова обвинили в халатности, повлекшей смерть Марии Козловой — у девушки были сильные боли в животе, а вместо обследования ей просто кололи сильные обезболивающие.

Во вторник, 15 января, в суде допросили потерпевшую — мать Марии Козловой, и нескольких свидетелей — гражданского мужа Козловой Александра Параделова и брата Романа, супруга дочери Людмилы Борисовой Ивана Абакумец, начальника хирургической службы ОКБ № 1 Бориса Гиберта, заведующего отделением гнойной хирургии ОКБ № 1 Дмитрия Хасию. Суд удовлетворил ходатайство родственников умершей девушки и признал ее родного брата тоже потерпевшим по делу. Близкие Марии вспомнили трагические события пребывания девушки в больнице и все, что случилось после — разговоры с врачами, проверки.

Допрос родных Марии Козловой

Мария умерла в ночь с 20 на 21 августа 2017 года.

— Мы с Александром (муж девушки. — Прим. авт.) утром 21 августа, около 7 часов утра, были в ОКБ № 1, — рассказала Ольга, мама Марии Козловой. — В вестибюле в один из лифтов входили доктора, один из них увидел нас и приостановился — это был Алексей Барадулин (врач-хирург. — Прим. авт.). Он подошел и сказал, что у него плохие новости. Я спросила: «Она умерла?», а он ответил: «Да». Я спросила, во сколько это произошло, он сказал, что в 1:10. На вопрос, почему мне никто до сих пор не позвонил и не сообщил, он сказал, что не может ответить.

Алексей Барадулин принес родным соболезнования и рассказал, что у Марии был сепсис, тяжелая полиорганная недостаточность, ей ставили лучший антибиотик, но он не помог.

Во второй половине дня в Тюмень приехал брат Марии Козловой — Роман. Все вместе они встретились с врачом Александром Гороховым в стенах больницы.

— Он заметно нервничал, принес соболезнования. Сказал, что даже не предполагал, что случится такая трагедия. Стал объяснять нам, что делал в ходе операции, — рассказала в суде Ольга Козлова. — Потом вместе с Гороховым мы спустились к Алексею Барадулину (заместителю главврача по медчасти терапевтического стационара. — Прим. авт.). Он был в недоумении по поводу того, как такое могло произойти в областной больнице, которая имеет такой высококвалифицированный штат врачей, средних медработников, имеющих такую аппаратуру. Мы задали Алексею Алексеевичу несколько вопросов, он постарался на них ответить, но делал это с паузами, было видно, что ему сложно. Два раза он одергивал в ходе разговора Александра Петровича (Горохова. — Прим. авт.), говорил: «Александр Петрович, с вами мы поговорим потом» и «Александр Петрович, мы с вами будем потом разбираться на эту тему».

В следующий раз родственники погибшей свердловчанки вернулись в Тюмень уже в начале сентября. Когда стали известны результаты внутренней проверки, их пригласили в ОКБ № 1.

Мария Козлова стремилась попасть на операцию к Александру Горохову, считала, что у него золотые руки

Мария Козлова стремилась попасть на операцию к Александру Горохову, считала, что у него золотые руки

— На встрече присутствовал Алексей Барадулин, Борис Гиберт (начальник хирургической службы. — Прим. авт.) и юрисконсульт, — засвидетельствовал в суде Роман Козлов. — Нам стало известно, что 24 августа 2017 года провели врачебную комиссию, по результатам которой было принято то, что повреждение сигмовидной кишки во время первой операции считать ятрогенным, то есть возникшим из-за нарушения техники выполнения операции. Комиссией было принято то, что повреждение было достаточно глубокое, на третьи сутки образовался некроз, вследствие которого произошел перитонит. Дежурный хирург Олег Ефремов проявил свою некомпетентность в определении такого сложного и, как выразился Гиберт, «грозного» осложнения, как перитонит. Он (Гиберт. — Прим. авт.) сказал, что когда человек сгибается от острой и резкой боли, что и произошло 19 числа, то любой врач должен заподозрить катастрофу.

После решения комиссии, по словам родных, Горохову вынесли выговор за нарушение техники операции, а Ефремову — за позднюю диагностику осложнений операции. Родственники подавали ходатайство в департамент здравоохранения Тюменской области о переаттестации хирурга Олега Ефремова — он в мае 2017 года получил высшую квалификационную категорию. На жалобы родственников департамент ответил, что оба врача нарушили правила оказания медицинской помощи.

Допросы представителей ОКБ № 1

Борис Гиберт в суде говорил вещи, которые по мнению прокурора противоречили данным расследования.

— Комиссия пришла к признанию того, что были осложнения, закончившиеся летальным исходом (по делу Марии Козловой. — Прим. авт.). Горохову предложили уволиться, но это было в основном его решение, а Ефремова отстранили, — рассказал Борис Гиберт. — Александр Петрович (Горохов. — Прим. авт.) никаких норм не нарушал, все было по показаниям.

По его же словам, у Людмилы Борисовой осложнение в виде перитонита было связано с техсвойствами оборудования, которое применяется при операции. У врачей, якобы, нет возможности контролировать глубину коагуляции.

Людмила Борисова всю жизнь учила детей математике

Людмила Борисова всю жизнь учила детей математике

Прокурор вынужден был зачитать показания начальника хирургической службы, данные ранее следователю. Так, Борис Гиберт заявлял, что ожог, приведший к перитониту, — нарушение техники проведения операции, а при выраженном спаечном процессе в малом тазу, как и было у Борисовой, в ОКБ № 1 делают операции кардинальным методом.

По случаю с Марией Козловой Борис Гиберт пояснял в ходе следствия, что комиссия приняла решение: осложнение в виде перфорации сигмовидной кишки следует считать ятрогенным, возникшим вследствие нарушения техники выполнения операции, проведенной Гороховым.

Ятрогения — ухудшение физического или эмоционального состояния человека, ненамеренно спровоцированное медицинским работником.

Судебный процесс продолжится на следующей неделе.

4 июня 2014 года Людмиле Борисовой провели операцию по удалению кисты и разведению спаек в ОКБ № 1. Хирургом был заслуженный врач России. Через несколько дней у учительницы развился перитонит, и 25 июня она умерла.

К тому же Александру Горохову летом 2017 года попала и Мария Козлова, уроженка свердловского Новоуральска. 28-летнюю девушку прооперировали 17 августа, а в ночь с 20 на 21 августа она скончалась.

ТЕКСТ

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Предложение дня

Тюменская домостроительная компания
Мамонт
16 янв 2019 в 21:46

Если хирург начинает часто совершать ошибки, должен прекратить работу. Если гибнут пациенты на плановых операциях, а не экстренных - это прямая вина врача. В этом случае он не спаситель, а убийца по некомпетентности. Не уверен - не берись.

Аноним
16 янв 2019 в 20:27

Считаю, что нельзя судить врачей за ошибку, врачи делают все возможное для спасения наших жизней!! Если их судить - останемся без медицины, потом еще судить учителей начнем - останемся без образования!!! P.s. сам - не врач, но с превеликим уважением отношусь к врачам, учителям, ученым, преподавателям, также считаю, что эти люди цвет нашей нации. P.p.s.хочу завещать свое тело - науке после смерти

Гость
17 янв 2019 в 11:16

В данном случае,обе пациентки жаловались на боли,плохое самочувствие,а от них отмахивались,типа так и должно быть после операции,давали обезболивающее,но неужели сложно было подстраховаться и провести дополнительную диагностику?Что аппарата УЗИ или КТ нет?