5 апреля воскресенье
СЕЙЧАС +7°С

Наряды тюменского дизайнера Анны Жижилкиной прославились далеко за пределами города. В ее платье блистала на подиуме в Сеуле вице-миссис мира Юлия Храмова, а ведущий «Модного приговора» Александр Васильев пригласил Анну поработать во Францию. Но она осталась развивать модное дело в Тюмени. «Молнию» Анны Жижилкиной, так называется ее ателье, знает, пожалуй, каждый местный артист, пора и остальным познакомиться с ней поближе.

С выбором профессии Анна определилась уже с юных лет. Половина семьи модельера – потомственные прокуроры, половина – виртуозы в пошиве верхней одежды. Еще прадед Анны, выходец из Смоленской области, колесил со швейной машинкой из города в город. Переезжая из одного места в другое, он снимал комнату, в которой устраивал ателье по пошиву шуб и другой верхней одежды. Его дело продолжила и мама нашей героини, специалист по мужской и верхней одежде, она всю жизнь проработала в тюменском ателье скорняком. Анна сначала научилась рисовать, затем получила образование портного, закройщика, специальность «преподаватель дизайна одежды», конструктора. Работать по профессии начала сразу после первой практики в колледже. Девушка брала заказы на дом, затем работала в частных ателье. «Молнию» открыла в 2010 году. Анна учится вот уже 17 лет и не намерена останавливаться.

Костюмы – фартовые

«Я шью исключительно мужскую одежду. Женские коллекции мне помогают готовить коллеги, я в основном рисую для них эскизы и вышиваю», – отмечает дизайнер. Ее постоянным клиентом является шоумен Александр Сазонов, ведущий Алексей Поляков, фокусник-иллюзионист Иван Коневич. У «Молнии» нет отбоя от заказов для творческих коллективов. В костюмах от Жижилкиной на различных конкурсах (региональных и всероссийских) побеждают тюменские команды по художественной, воздушной гимнастике, за звание «Мисс студенчество России» борется Юлия Девяткова. Так что свои костюмы кутюрье называет фартовыми.

Победить тайцев

Специализируется Анна на театральной одежде, считая, что в настоящее время повседневной у нас и так слишком много: «У нас с этим перепроизводство – китайцы стараются. Если где-то в Италии что-то придумали, оно к утру в Китае уже сшито. Это реально так благодаря Интернету. Так что заниматься простыми вещами смысла нет». Однако и в концертной пошивочной индустрии сейчас тоже жесткая конкуренция. В этой сфере поднаторели тайцы. Они продают дешевую одежду через Интернет, ею не пренебрегают даже знаменитости. По словам дизайнера, иногда на одном фестивале можно увидеть несколько коллективов в одинаковых нарядах с совершенно разными номерами. Разумеется, это играет не на руку, поскольку они теряют свою индивидуальность. Поэтому цель модельера Жижилкиной хотя бы немного «оттянуть» у тайцев бразды правления и попытаться создать хорошее производство в нашем городе.

Юбку – мужчинам

Современная тенденция такова, что люди все меньше желают наряжаться. В обществе утрачена культура ношения одежды, разводит руками дизайнер. Все сводится к утилитарному стилю – женщины все чаще предпочитают брюки и свитера, не говоря уже о мужчинах.

«Я за то, чтобы женщины всегда были в платье. Может быть, и мужчины пусть иногда будут в юбке – это красиво. Пусть они не боятся себя украшать. Сейчас популярен унисекс во всем. Те же самые джинсы бойфренда – в них может пойти и мужчина, и девушка. Мне это не близко. Давайте быть разными. Ведь чтобы привлекать друг друга, мы должны быть разными», – уверена Анна.

Мода в состоянии войны

В том, что мода является индикатором современной политической ситуации, Жижилкина не сомневается. Ведь моду как таковую создает не дизайнер, а общество. Кутюрье лишь акцентирует внимание на общих тенденциях. «Мы живем в состоянии войны (Луганск, боевые действия в Сирии). Поэтому так популярен стиль милитари. Но это не значит, что все мы должны ходить в камуфляже. Сейчас в тренде хаки, все оттенки красного, верблюжий. Эта тенденция точно продлится еще пять-шесть лет», – прогнозирует модельер.

Стиль «порношик» (глубокие вырезы, агрессивное обнажение), который держался на пике последние 10 лет, уходит в забвение. Уже сейчас оголенные части тела моделей художники деликатно прикрывают полупрозрачной тканью, набирают популярность косые линии на одежде, плоский крой, неимоверно длинные рукава. Все более устойчива тенденция к многослойности. Связано это и с политической ситуацией в Европе, в которую хлынули многочисленные беженцы.

«Людям приелись классические показы, когда модель выходит на подиум и просто демонстрирует костюм. Теперь нужно шоу: чтобы за три минуты показа зритель пережил какую-то историю, что-то осознал», – уверена Анна.

Из-за участившихся нападений беженцев на местных дам, последние пытаются защититься в том числе с помощью одежды и макияжа. Теперь европейская женщина больше не хочет привлекать, отсюда тренд на короткие стрижки, отсутствие макияжа, темный маникюр, уверена дизайнер.

Тюмень – провинциальный город

Что касается Тюмени, то наш город пока не берет на вооружение мировые тенденции. «Не стоит забывать, что Тюмень – провинциальный город. А менталитет провинции заключается в том, что я все лучшее надену сразу. И этому есть простое объяснение. Выходя на улицу в мегаполисе, у тебя меньше шансов встретить знакомых, а нам нужно постоянно демонстрировать свое благосостояние друзьям и недругам. У нас считается нормальным залезть в кредит и купить дорогие сапоги. Люди, живущие в Санкт-Петербурге, относятся к этому проще. Они могут в одних кедах всю зиму проходить», – отмечает дизайнер.

Францию предпочла Тюмени

Этой осенью Анна Жижилкина получила приглашение на работу во Францию. Она стала победительницей фестиваля моды «Поволжские сезоны», председателем жюри и художественным руководителем которого является историк моды Александр Васильев. Коллекция тюменского дизайнера «Анна Каренина из России» удостоилась похвалы от модного гуру, а также была отмечена членом жюри конкурса, историком и аналитиком моды и фотографии Кристофом Дюбуа Рубио.

«Я получила рекомендацию работать у бывшей ученицы Александра Васильева Ульяны Сергиенко во Франции, – говорит с улыбкой собеседница. – Но покидать Тюмень пока не собираюсь: мой ребенок еще не закончил начальную школу. Впрочем, у меня есть еще два года, чтобы подумать и принять предложение. Однако оставаться насовсем я там не планирую. Поеду, чтобы поучиться. Мне хочется открыть дом моды в Тюмени».

С победой на «Поволжских сезонах» Анна Жижилкина получила одну из двух путевок на финал конкурса «Русский силуэт», который состоится следующей осенью в Москве.

Тюмени не нужны дизайнеры?

Отвечая на вопрос, нужен ли нам модный дом, Анна с горечью констатировала, что Тюмень уже потеряла собственное производство одежды. В 1970-х годах в городе работало около 20 ателье, в которых в две смены трудились по 20 человек. И несмотря на это за шубой выстраивалась большая очередь. Сейчас в областной столице примерно 200 различных ателье, однако работают они как обычные мастерские по ремонту одежды.

Кроме того, в Тюмени с закрытием колледжа №16 не осталось и швейного образования.

«Нам не нужны дизайнеры, нам нужны хорошие ремесленники. Дизайнер – это полуфабрикат, он умеет только нарисовать. А у нас нет производств, они все в Китае. Зачем нам дизайнеры? Нам нужны люди, которые умеют производить продукт. Нарисовать может и ребенок в третьем классе. Нужно знать технологию, конструирование, уметь формировать пакет комплектующих материалов. Очень тяжело работать с дизайнером, который не имеет швейного образования. А тут у нас без базы открылся промышленный дизайн в нефтегазовом институте», – отметила модельер.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!