Михаил Тагильцев, заместитель директора по техническим вопросам компании «Тепло Тюмени»: «Отказаться от опрессовки на региональном уровне сложно»

Поделиться

В Тюмени продолжаются традиционные летние опрессовки. К гидравлическим испытаниям горожане уже привыкли, но не перестают вопрошать: «Почему в век высоких технологий я должен греть воду в тазах и кастрюлях?». Есть ли вероятность того, что опрессовки уйдут из нашей жизни? Почему в некоторых районах города горячая вода отсутствует дольше? В каком состоянии пребывают тюменские сети? На эти и другие вопросы в беседе с корреспондентом 72.ru ответил заместитель директора по техническим вопросам компании «Тепло Тюмени» Михаил Тагильцев.

Каждое лето омрачено для тюменцев отключением горячей воды минимум на две недели. Но некоторые эксперты уверены, что опрессовка – бесполезная процедура. Что вы думаете на этот счет? Каковы шансы, что Тюмень откажется от гидравлических испытаний?

– Те 14 дней, которые обычно определены для проведения профилактических работ, отводятся не только для проведения гидравлических испытаний, но и для ревизии оборудования, для проверки его работоспособности. Ведь кроме тепловых сетей у нас есть еще и запорная арматура, насосное оборудование, теплообменники. В те две недели, на которые отключают горячую воду в домах тюменцев, проводится промывка этих элементов, их осмотр. Если же выявляются какие-то неполадки и возникает необходимость проведения капитальных и текущих ремонтов, то сроки этих работ регламентируются строительными нормами и не исключено, что они будут превышать эти самые 14 дней.

Что касается эффективности гидравлических испытаний, то однозначного ответа нет. Данная норма закреплена в Правилах технической эксплуатации тепловых энергоустановок, утвержденных Минэнерго РФ и Минстроем РФ. По большому счету, это федеральная норма, которую не может нарушить ни одна теплоснабжающая организация. Да, эта мера не всегда позволяет нам выявить все слабые места. Зачастую бывает так, что после гидравлических испытаний, когда мы запускаем теплоноситель с температурой, слабые места проявляют себя. Наверное, эта норма все-таки сегодня устарела. Технологии шагают вперед, уже существуют методы, которые позволяют через инструментальный контроль более достоверно определить слабые места, которые нуждаются в ремонте, которые мы уже взяли на вооружение. Но, к сожалению, федеральная норма существует, и мы не можем ее не исполнять. Отказаться от нее на региональном уровне сложно, решать это нужно на государственном.

Не для всех горожан летние гидравлические испытания ограничиваются двумя неделями. В некоторых районах горячей воды нет в течение месяца, а то и больше. «Везет» с этим обычно жителям Дома Обороны. С чем это связано?

– Я бы не сказал, что на Доме Обороны длительные отключения носят систематический характер. Это довольно большой район, в котором иногда выявляются отдельные зоны, где сроки отключения воды продлеваются. Но такая ситуация возникает и в других районах Тюмени. Она не связана именно с гидравлическими испытаниями, а с ремонтными работами, которые проводятся по их итогам. Срок отключения в таких случаях зависит от объемов повреждения. Бывает так, что технические возможности не позволяют уложиться в установленные сроки. Например, для замены поврежденного участка нужно провести земляные, строительные, сварочные работы. Все это должно быть сделано с соблюдением технологий, которыми и продиктованы сроки отключения. Район города, в котором мы выйдем за пределы 14 дней, может быть абсолютно любой, если будет необходимо провести ремонт. Дом Обороны на слуху у населения чаще других районов, наверное, по той причине, что там очень много ветхих сетей. Большую территорию занимает частный сектор, а там много бесхозных тепловых сетей и тех, что проложены с серьезными нарушениями строительных норм и правил и эксплуатировались ненадлежащим образом. Могу назвать самые частые нарушения. Во-первых, это несоответствие способа прокладки. Под дорогой тепловая сеть должна лежать на глубине минимум один метр и в стальном футляре, либо в железобетонном канале. Мы порой наблюдаем картину, когда труба брошена на глубине 30 сантиметров без какой-либо защиты. То есть трубопровод воспринимает на себя все нагрузки от проезжающего транспорта, от движения грунта и, соответственно, снижается его ресурс. К тому же, полностью отсутствует тепловая изоляция, что также негативно влияет на сети. На Доме Обороны высокая концентрация таких труб. Сейчас они переданы нам на обслуживание.

Привести их в нормативное состояние, устранить те проблемы, которые копились десятилетиями, за год-два довольно тяжело. Это и физически, и финансово достаточно затратные мероприятия.

Нынешняя опрессовка чем-то отличается от прошлых лет?

– Разве что количеством этапов. Принципиальных отличий ни по срокам, ни по технологиям нет. В этом году для расширения и уточнения фактического состояния нашего оборудования мы проводим масштабную экспертизу промышленной безопасности, которая включает в себя иные методы дефектоскопии – ультразвуковую, магнитно-порошковую – и другие способы проверки, которые позволят более точно определить слабые места. Но вряд ли можно назвать это новшеством в области гидравлических испытаний. Это отдельные работы, которые позволят с наименьшими затратами адресно устранять повреждения и в дальнейшем снизить их число. Будем надеяться, что благодаря этому в последующие годы динамика повреждаемости пойдет вниз.

Какое количество сетей планируется отремонтировать в этом году?

– На сегодняшний день в плане предусмотрена реконструкция 21 километра сетей в однотрубном исчислении, но вряд ли это окончательная цифра. Могу с уверенностью сказать, что в итоге она будет больше. Во время гидравлических испытаний выявляются те участки сетей, которые нуждаются в ремонте и реконструкции вне плана. Думаю, что к концу ремонтной кампании мы придем к прошлогоднему показателю – 30 километров.

Это число как-то меняется год от года?

– Оно зависит от финансирования. Если мы ведем работы на сетях большого диаметра, то стоимость погонного метра возрастает. Например, бывают годы, когда мы меняем распределительные – внутриквартальные – сети, диаметр которых 159 миллиметров. Соответственно, протяженность труб, которые мы можем реконструировать, больше. Если же во время нынешней кампании мы говорим о замене сетей диаметром 300 миллиметров и выше, то работы будут соответственно дороже, а протяженность отремонтированных сетей меньше.

Каков процент износа тюменских сетей?

– По последним данным, износ тюменских сетей составляет 72%. Но нужно понимать, что эта цифра включает в себя те бесхозные сети, которые мы теперь обслуживаем. За последние два года мы приняли 185 километров таких сетей. Они, конечно, серьезно ухудшили статистику.

Сколько лет понадобится на то, чтобы привести их в порядок?

– Если мы не увеличим объемы работ, проводимых за одну ремонтную кампанию, будет сложно резко изменить ситуацию. Для того, чтобы нам снизить повреждаемость или даже вообще исключить ее, нужно менять по 60-65 километров сетей в год. Мы сейчас меняем в два-три раза меньше. Повторюсь, физически и финансово увеличить эти показатели довольно сложно.

Кто контролирует качество выполненных на сетях ремонтных работ?

– У нас имеются специальные службы, которые занимаются техническим контролем. К тому же, поскольку имущество, которое мы ремонтируем, является муниципальным, у администрации города тоже есть специалисты, которые осуществляют технический контроль. Мы отчитываемся о проделанной работе перед администрацией, а ее специалисты выезжают на место, согласовывают исполнительную документацию.

Есть ли гарантийные сроки, в которые вновь образовавшиеся порывы подрядчик ликвидирует за свой счет?

– Гарантийные обязательства, которые договором учтены, – пять лет. В течение этого времени подрядчик должен полностью компенсировать все те недостатки, которые в этот срок обнаружатся. Если уж в течение пяти лет проблем не возникнет, велика вероятность, что и в дальнейшем все будет в порядке. Конечно, мы обеспечиваем весь комплекс мер по контролю, начиная от требований при подготовке техзадания, при отборе подрядной организации – смотрим опыт и квалификацию работников, качество оборудования, материалов – и заканчивая непосредственно производством работ. Стараемся, чтобы не возникало гарантийных обязательств. В принципе их и не возникает. За исключением, возможно, моментов, касающихся благоустройства. Бывает, что где-то местами проседает грунт после проведения работ, но этот недостаток устраняется довольно оперативно и не требует больших финансовых затрат.

В администрации предложили такой вариант – ресурсоснабжающие компании должны проводить ремонт за свой счет, а не за средства городского бюджета. Как вы относитесь к такому предложению? Как строится работа сейчас? Не приведет ли переход на такую схему к росту тарифа?

– Уже сейчас существует такая практика. Но повышение тарифа в регионе ограничено нормой предельного роста. Хочу отметить, что в Тюмени тариф на тепло – один из самых низких в УрФО, а, может быть, и в стране. Я думаю, что это правильно, когда ресурсоснабжающая организация, которая эксплуатирует сети и владеет полной информацией об их состоянии, проводит ремонтную кампанию и имеет соответствующий источник финансирования для этих целей. Наш источник – это наш тариф. Чтобы выйти на тот показатель ремонта, который необходимо проводить, чтобы сделать повреждаемость минимальной, нужен кратный рост стоимости. Как раз путем проведения мероприятий по экспертизе, по техническому диагностированию будем делать так, чтобы те ресурсы, которые у нас есть, можно было более адресно направлять на ремонт участков, которым это необходимо. Таким образом мы постараемся снизить количество повреждений.

Могут ли потребители тепловой энергии поставить в своих квартирах счетчики на батареи? У некоторых создается впечатление, что они платят больше, чем их их обогревают.

– Поставить можно все, что угодно, но получится ли использовать это оборудование для коммерческого учета – другой вопрос. Например, если установить такой прибор в доме старой застройки, использовать его будет невозможно. Схема отопления в таком здании не позволяет правильно все посчитать – прибор учета не покажет весь объем потребления тепла, потому что помимо батарей через квартиру проходят стояки, которые относятся к общедолевой собственности, а тепловая энергия, которая от них идет, не будет учитываться установленным на батарее счетчиком. В новых домах ситуация другая. Там поэтажная горизонтальная разводка. Установить счетчики в квартирах там технически возможно и даже отчитываться по ним можно будет, но лишь при том условии, что так поступят 100% жильцов дома, а в жилом здании будет оборудован общедомовой прибор учета. В противном случае житель верхнего этажа, например, может полностью перекрыть свои батареи, а в его квартире будет тепло за счет того, что соседи снизу этого не сделают. Тепло из их квартиры будет подниматься к нему, а платить за отопление ему не придется. Для того, чтобы таких ситуаций не возникало и все было по справедливости, нужны счетчики во всех квартирах.

Как развивается ситуация с ТЭЦ-3, которую планировать построить для жителей Зареки и Дома Обороны?

– Строительство ТЭЦ-3 – это один из вариантов новой схемы теплоснабжения, но он довольно дорогостоящий. Схема, которая направлена в Минэнерго РФ, содержит два варианта. Но этот не является приоритетным, так как является очень затратным. Приоритетными в схеме являются мероприятия по регулировке системы теплоснабжения, с помощью которой можно существенно улучшить ситуацию. Мы этим занимаемся уже сейчас. Помимо проведения ремонтов трубопровода идут работы по установке запорно-регулирующей арматуры. Это уже дало свой эффект – за минувший отопительный сезон с того же Дома Обороны существенно сократилось число жалоб на проблемы с теплоснабжением. Ресурс у существующей системы теплоснабжения есть, мы сейчас хотим максимально его использовать. А с учетом сегодняшней макроэкономической ситуации решение о строительстве ТЭЦ-3 будет актуализировано в последующие годы.

Как решается в Тюмени проблема гигантских теплопотерь на сетях? По последним данным, из-за ветхих сетей город теряет до 380 тонн горячей воды в час.

– Эти показатели, наверное, не очень точные. Речь идет о потерях, связанных с утечкой теплоносителя, тепловых потерях и потерях через изоляцию трубопровода. Путь решения один – модернизация трубопровода и оборудования. Сейчас мы боремся этим с помощью проведения капитальных и текущих ремонтов с применением различных методов, которые позволяют нам устранить и потери с утечкой теплоносителя, и потери через изоляцию. Что касается цифр, то они получены благодаря системе учета, которая принадлежит компании «УТСК», у нас по ней имеются определенные нарекания, которые мы решаем в судебном порядке. Утверждать, насколько она правдивая, я не берусь. Цифра, которая озвучивается, по нашему мнению, завышена.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!