7 августа пятница
СЕЙЧАС +25°С

Ольга Милованова, председатель Тюменского областного отделения общероссийской общественной организации семей погибших защитников Отечества: «Я счастливая мать, потому что смогла похоронить сына на родной земле»

Поделиться

Ольга Милованова – человек достаточно известный не только в городе, но и в области, в стране. Она имеет немало внушительных регалий: член Общественной палаты РФ от Тюменской области, кавалер ордена Мужества, председатель Тюменского областного отделения общероссийской общественной организации семей погибших защитников Отечества, заместитель председателя совета Тюменского областного отделения Всероссийского общественного движения ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство».

Но прежде всего, Ольга Милованова – мама тюменского солдата, танкиста Андрея Мухаева, погибшего еще в первую чеченскую кампанию во время штурма Грозного, в новогоднюю ночь 1995 года. Мама, которая, не раздумывая, отправилась в Чечню и вместе с другими матерями, не желавшими смириться с потерей сыновей, почти три года искала своего Андрея, была ранена в голову, пережила ужасы плена. Но все-таки нашла: теперь ее сын покоится в тюменской земле. А Ольга Милованова продолжает помогать семьям, детей которых поглотили локальные войны. Потому что уже не может по-другому.

Прошло уже много лет с тех далеких событий, но, вспоминая о них, глаза этой прекрасной женщины наполняются слезами.

Ольга Владимировна, расскажите, как решились заниматься такой непростой деятельностью – помогать решать проблемы тех, кто вернулся из горячих точек живым, разыскивать без вести пропавших?

– В моей деятельности ничего нет второстепенного. Работать тяжело, но в то же время я сюда каждый день с удовольствием бегу – здесь все свои. Когда я почти три года провела в поисках своего сына, была ранена, вся война прошла перед глазами, а вернувшись, поняла, что мне ничего неважно в жизни, кроме этой работы.

Сын погиб 1 января 1995 года, в 1997-м я его похоронила. Матерей, отправившихся в Чечню разыскивать своих сыновей было много – обезумевших от неизвестности, от увиденного на улицах Грозного. Узнать ничего невозможно, ходили, переворачивали тела ребят, вглядывались, прикрывали от ворон и собак, оплакивали чужих детей, а сами еще надеялись найти своих живыми. Но я счастливая мать, потому что смогла похоронить сына на родной земле.

В Грозном было страшно?

– Ничего не боялись. Лишь бы увидеться с сыном. Это придавало смелости. Я, например, долгое время жила в доме у матери боевика Басаева. Знала, что сын этой женщины – изувер, но я искала своего Андрея, верила слухам о том, что если за солдатом приедет мать, боевики выдадут ей его из плена.

Но до того, как найти своего сына, разыскала другого мальчика, Колю Шелудкова, земляка из поселка Боровский, тоже воевавшего в Майкопской бригаде. 22 марта во время артобстрела он погиб в плену. Разыскать его тело попросила мать, у которой на руках был второй сын-инвалид. Где его искать, не знала даже приблизительно. Узнала, что в Майкопе живет офицер, находившийся в плену вместе с Колей, трижды приходила к нему в квартиру, а он открыть не мог – обезножел в плену. Просунул записку под дверь со схемой местности, где в плену содержались солдаты. Потом боевика уговорила показать захоронение, выкапывала своими руками. Привезли домой, похоронили в Боровском. Он погиб 23 марта 1995 года, а выкапывали в ноябре 1996 года.

Потом нашла своего Андрюшу. В ростовском накопителе к началу 1995-го числилось 376 тел танкистов, погибших в ту новогоднюю ночь. Среди них насчитывалось 24 трупа ребят, которые по приметам подходили – у Андрея в левой ключице была вставлена металлическая спица. После рентгена и анализов осталось три номера – 3, 86, 241. Почему-то думала, что №3 – это мои косточки. ДНК-исследование, на проведение которого выхлопотала 15 миллионов рублей у Леонида Рокецкого, показало: мой Андрюша – №241.

Поглядывают на меня теперь мальчишки все время с фотографий. Все свои. Все родные.

Вы имеете в виду фотогалерею в здании Тюменского областного отделения общероссийской общественной организации семей погибших защитников Отечества?

– Да, когда начала работать, мечтала, чтобы у нас была переносная фотовыставка всех ребятишек, всех наших сыновей. И вот в 2012 году она появилась. Потом мечтала сделать их портреты. Ежегодно родители и вдовы погибших принимают участие в прохождении колонны ветеранов на 9 мая с портретами своих сыновей. Раньше мы несли просто фотографии в рамочках. Благодаря Национальному благотворительному фонду, у нас такие портреты есть – пойдем с ними в колонне «Бессмертного полка».

В чем заключается деятельность вашей организации?

– В 2007 году на конференции «Боевого братства» было предложено создать Общероссийскую общественную организацию семей погибших защитников Отечества. Все одобрили это предложение, и в 2008 году она получила официальный статус. 16 февраля 2010 года было открыто Тюменское областное отделение Общероссийской общественной организации семей погибших защитников Отечества. Я стала его председателем. Работаем с семьями погибших, ведем деятельность по увековечиванию памяти погибших защитников Отечества, помогаем их детям-сиротам.

Мамы погибших воинов к нам в организацию приходят постоянно – для них утешение уже то, что кто-то помнит о их детях. И для нас эти встречи очень важны. Ежегодно Тюменское отделение Национального благотворительного фонда собирает на торжественный вечер вдов и матерей в областной центр, чтобы вместе помянуть не вернувшихся из горячих точек самых родных и близких для них людей. Там мы встречаемся, и мамы благодарят за нашу работу.

Также в рамках деятельности организации ежегодно проводятся встречи на Новый год и 8 марта. И несмотря на то, что все мамы – уже женщины солидного возраста, к ним приходит Дед Мороз и дарит подарки. Теперь мы гораздо ближе, чем семья. Нас горе объединило и сблизило. Горем можно не с каждым поделиться. Только мама, которая потеряла сына, может понять и посочувствовать.

Кроме того, проводим и утренники для детей погибших солдат. Когда дети были маленькими, мы за ручку водили их в цирк, в театр. А теперь они уже подрастают, так что мы начинаем писать письма в университеты, академии, чтобы их приняли на льготные бюджетные места.

Работа ведется не только с семьями погибших защитников, но и с семьями ветеранов, инвалидов боевых действий. Мы их никогда не делим – все детки наши. В 2013 году Тюменское областное отделение Общероссийской общественной организации семей погибших защитников Отечества выигрло президентский грант – один миллион рублей, за счет которого 57 детей погибших солдат отдохнули в санатории «Светлый». В 2015 году мы получили еще один грант – в результате летом 2016 года 118 детей будут отдыхать в историко-патриотическом лагере «Русь» и 58 детей проведут часть каникул в санатории «Светлый».

И без вести пропавших продолжаете разыскивать?

– Конечно, работа ведется уже почти пять лет в рамках акции «Ищем своих сыновей». На сегодняшний день без вести пропавших в тюменском регионе восемь человек: два пропали в Афганистане, шестеро – в Чеченской Республике. Все семьи пропавших без вести обследованы, сделаны ДНК-процедуры, составлена анкета на каждого, собраны все сведения, опрошены свидетели. Ежегодно мамы без вести пропавших сыновей выезжают в Москву на Богородское кладбище.

Но не менее важно заботиться и о захоронениях погибших защитников Отечества – их 248 в Тюмени и на юге области, из них 38 захоронений солдат, у которых уже умерли родители, родственников нет и за могилами следить некому. Именно этот проект получил поддержку фонда «Защита Отечества», который профинансирует замену более десяти памятников. Планируется, что их возведут в течение марта-октября – работа это кропотливая и долгая, так как нужно нарисовать портреты погибших, все надгробные монументы будут выполнены в едином стиле.

Это, конечно, наш долг и честь поддерживать эти захоронения, если нужно – заменять их. В 2015 году одному из наших ребят мы заменили памятник, а у его мамы могилку рядом подреставрировали, написали, что могилы находятся под охраной Тюменского областного отделения Общероссийской организации семей погибших защитников Отечества. Надеюсь, что работа будет продолжаться. Я человек такой – если задумала что-то, то доведу это до конца все равно.

С какими трудностями приходится сталкиваться?

– Мы очень счастливые люди, потому что живем в Тюменской области, губернатору всегда при случае говорю спасибо за поддержку всех наших начинаний. Такое впечатление, что как сыр в масле катаемся. Нам, семьям, где погиб защитник Отечества, все, что нужно, предоставляют – квартиры дали, дают земельные участки, пять тысяч получает ежемесячно каждый член семьи погибшего воина. Едем в Москву – на поездку дает деньги соцзащита, а бедные мамочки из других регионов сами собирают деньги на дорогу, у них даже на цветочек порой средств нет. Однако так было не всегда. Пришлось рассказывать о деятельности организации, убеждать в необходимости всех начинаний. Так, чтобы добиться вылаты в пять тысяч, пришлось два года писать письма, добиваться правды. И все у них получилось.

Еще приходится искать справедливости в том случае, когда выходят законы, которые не всегда соответствуют действительности. Так, ЕДВ членам семей военнослужащих, погибших до 16 января 1995 года, должна была выплачиваться в размерах, установленных для участников Великой Отечественной войны – сегодня это 3580 рублей (когда мы начали судиться, было 2600), солдаты, которые погибли позже, относятся к участникам боевых действий, и получают 314 рублей. Мы судились и стали единственной областью в России, которая выиграла все суды. У меня теперь мамочки все получают такую сумму.

Какое у вас самое заветное желание?

– Моя мечта – установить в Тюмени памятник солдатам, погибшим в военных конфликтах и локальных войнах. Уже существуют проект и макет в исполнении известного тюменского скульптора Геннадия Вострецова. Монумент разместится рядом с памятником афганцам, прикрепившись к нему знаменами. Защита макета проходила 19 сентября 2015 года. Я надеюсь, что в этом году начнется строительство. Если поставим памятники, тогда можно и спокойно уйти, сказать, что ты какую-то выполнил работу. Уйдешь, а тебя кто-нибудь помянет добрым словом.

В чем вы видите смысл патриотического воспитания современной молодежи?

– В современных учебниках по истории – катастрофа, что уж говорить об Афганистане и Чечне, если о Великой Отечественной войне там три странички. Патриотическое воспитание должно быть. А кто же нас защищать будет? Независимо от того, что наши дети погибли, родину нужно защищать. И в армии должны ребята служить, я в этом уверена. Просто они должны быть подготовлены. У молодежи сегодня возраждается интерес к истории – к нам школьники часто приезжают на уроки мужества, и я вижу заинтересованность в их глазах, они даже вести себя по-другому начинают.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!