Александр Скворцов, российский летчик и космонавт-испытатель, Герой России: «Невесомость – это полный кайф»

Поделиться

Несмотря на то, что первый полет в космос был совершен 54 года назад, эта тема до сих пор вызывает много вопросов. До сих пор ли космонавты едят из тюбиков? Видели ли они инопланетян? Что делать, если во время полета заболел зуб? На эти и другие вопросы корреспонденту 72.ru в преддверии Дня космонавтики ответил российский летчик и космонавт-испытатель, Герой России Александр Скворцов.

– Александр, скажите, что надо для того, чтобы стать космонавтом?

– Начнем с того, что профессия космонавта – это профессия абсолютно здорового человека. Поэтому для начала надо вести здоровый образ жизни, заниматься спортом и иметь образование, которое будет востребовано в космических полетах. Это, в первую очередь, техническое образование. Кроме того, нужно изучать иностранные языки. Нынешнему поколению повезло больше, так как сегодня есть всероссийский отбор в отряд космонавтов. Например, впервые он прошел в позапрошлом году, а в конце прошлого года восемь человек сдали экзамен и из кандидатов в космонавты стали космонавтами. Это люди из разных уголков планеты, не все они работают в космической отрасли.

12 апреля 1961 года советский космонавт Юрий Гагарин на космическом корабле «Восток-1», стартовав с космодрома «Байконур», впервые в мире совершил орбитальный облет вокруг Земли.

– Почему вы захотели полететь в космос?

– Мой отец был в отряде космонавтов, но не полетел в космос. Выходит, я осуществил его мечту. Хотя это была и моя мечта, но я не знал, смогу ли воплотить ее в жизнь. Я делал все для этого и попал в нужное время в нужное место. Это было нелегко.

– Какой самый сложный этап подготовки к полету?

– Ожидание самого полета, потому что все это время ты должен быть в форме, в чем-то себя ограничивать. Четыре раза в год нужно проходить медицинскую комиссию, постоянно сдавать экзамены.

– Какие ощущения, когда понимаешь, что летишь в космос?

– Я свой первый полет совершил после 12 лет и 9 месяцев подготовки в отряде космонавтов, и поэтому когда наступает твоя очередь, ты думаешь, неужели ты смог это сделать. До последнего не веришь: пока ракета не оторвется от стартового ствола, до того, пока не совершается отстрел системы аварийного спасения, потому что до этого момента ты еще на Землю можешь вернуться. Ракета доставляет нас на Международную космическую станцию. Это огромное летающее футбольное поле. Из иллюминатора хочется смотреть на Землю – просто она настолько красивая, что ты проводишь каждую свободную минуту, любуясь ее видом.

– Высота не страшит?

– Первый полет проходил на высоте максимум 353 километра 652 метра, а второй полет из-за того, что шатлы перестали летать и мы подняли свою орбиту – на средней высоте 420 километров. В определенной степени горизонты расширились почти на 80 километров. Эта высота сама по себе не страшит, она манит.

– Что необычного вы увидели на нашей планете из космоса?

– В каждом полете есть что-то необычное. Во время полетов на земле происходили экологические катастрофы. Из космоса это выглядит очень страшно, и масштабы бедствия всегда хорошо видны. В принципе необычно все, что ты видишь из иллюминатора, ведь это никогда не повторяется.

– Видели ли вы инопланетян?

– Слава богу, у нас никто ничего подобного не видел. В обратном случае я бы начал беспокоиться. Все, что мы видели в космосе, можно объяснить с физической точки зрения. Но в них я верю. Иногда. (Улыбается.)

– Расскажите о невесомости, каково это?

– Это состояние полного расслабления, полного кайфа. Настолько приятное, что ты просто паришь. Чтобы почувствовать это состояние на Земле, нужно расслабиться, лежа в воде. После полного расслабления ноги немного подтянутся к животу, а руки повиснут в согнутом положении. Так называемая легкая поза эмбриона. Спать в невесомости потрясающе: ты не переворачиваешься с боку на бок, ничего не давит. Можешь во сне висеть хоть вверх ногами – без разницы. В невесомости главное не улететь, поэтому у нас есть спальный мешок, в который мы залазим, как в кокон, и спим.

В этом году исполняется 50 лет с момента, когда был совершен первый в истории космонавтики выход в открытый космос продолжительностью 12 минут 9 секунд. Его совершил советский космонавт Алексей Леонов.

– А еще в невесомости легко откручивать болты, потому что к ним можно подлететь с любой стороны, в отличие от земли. Такое преимущество поймет любой мужчина. (Улыбается.)

– Что берете с собой из дома в космос?

– С собой разрешается брать вещи весом не более одного килограмма. Фотография 10х15 весит 2-2,5 грамма. Беру с собой больше фотографий и обязательно икону, хоть и весит она 25 граммов, а также небольшие памятные подарки от детей.

– Какие ваши любимые «космические» продукты?

– Я всегда предпочитал рыбу. В космосе особенно, потому что в ней много полезных компонентов. Также мне нравятся некоторые американские блюда. Мы обмениваемся продуктами с иностранными коллегами. Например, один из американских астронавтов любил макароны по-флотски, наш творог. А я брал у него индейку в соусе Тетраззини. Жареные раки очень вкусные. Их я уже сам себе заказывал.

– Что вам присылают с Земли?

– Все продукты нам присылают на грузовых кораблях, и каждый заказывает то, что он хочет, что ему нравится. Потом мы с коллегами угощаем друг друга. Например, мне пришли конфеты, кому-то аджика, горчица или хрен – вот и делимся. Иногда присылают свежий лук или чеснок, если кто-то попросит. Еще кладут парочку лимонов, хотя в космосе их тяжело резать. А еще в космосе нереально смешать салат. В тюбиках осталось только три вида продуктов, остальное все в сублимированном или концентрированном виде. Скажу по секрету, иногда даже черную икру присылают, но в высушенном виде. Открытие люка грузового корабля сопровождается характерным запахом, присущим нашей планете. Я его называю «контрабандистский запах Земли». (Улыбается.)

– Есть ли у космонавтов на МКС свободное время?

– Конечно. Рабочее время с 6:00 до 19:30. В свободное время кто-то сидит в Интернете, правда, он не очень быстрый, кто-то звонит домой, кто-то смотрит новости, кто-то проверяет почту, кто-то слушает музыку или читает книги. Библиотека на МКС не очень большая – порядка 40 книг и несколько журналов. Те, кто первый раз прилетал на МКС, привозили туда книги Ильфа и Петрова «12 стульев». Там таких три.

– Болели ли вы будучи в космосе и как там лечиться?

– К полету один человек из экипажа, как правило, готовится в качестве врача. Один раз на станции я был врачом. Там есть даже хирургические инструменты, можно зубы пломбировать. Основные болезни в космосе – это травмы, порезы. В невесомости бывают ушибы, синяки. Очень часто соринки попадают в глаза. Вообще, когда мы прилетаем на Байконур, то находимся там две недели под наблюдением врачей. Нас стараются оградить от получения какой-либо инфекции, от общения с окружающими людьми. Все, кто с нами работают, проходят медосмотр каждый день, тех, кто зачихал или закашлял, к нам не допускают. Общение с прессой до вылета происходит за стеклянным экраном, мы изолированы от них. Опыт привоза гриппа на станцию был, поэтому стремятся такое больше не повторять.

– Чего не хватает на Земле после полета в космос?

– Невесомости. Приходится привыкать к обычной земной гравитации. Когда ты прилетаешь домой и по привычке оставляешь вилку в воздухе, она вдруг падает. И вот тут ты начинаешь скучать по невесомости. (Улыбается.)

– Хотели бы вы еще раз слетать в космос?

– Мой организм еще не готов ответить на этот вопрос. Могу сказать, что согласие на третий полет я уже дал, экипаж я знаю, но пока полет не утвержден официально и все может поменяться. Вообще у меня есть традиция – раз в четыре года справлять день рождения в космосе.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    12 апр 2015 в 16:26

    Наркоман штоле

    Гость
    15 апр 2015 в 21:40

    Карьера все дальше идет в космос. Вряд ли что вернет его на землю для того что бы летать на самолетах плавать на пароходах ездить на поездах и т.д Не надо пока далеко. У нас еще много дел на земле.

    Гость
    11 апр 2015 в 21:11

    Он был в 72 школе,