19 сентября суббота
СЕЙЧАС +15°С

Каждый день дрожали от страха

Поделиться

В марте на сайте 72.ru открылся новый проект «Она сражалась за Родину», посвященный 70-летию Великой Победы. Мы публикуем фотографии женщин, переживших войну. Снимки сопровождаются историями, рассказанными нашими героинями.

Документально-очерковая книга Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо» известна широко, а ее название закрепилось в языке и стало крылатым выражением, означающим, что война – это жестокое место, где женщин быть не должно. Но они там были и воевали наравне с сильными мужиками, выносили раненых с поля боя, рисковали жизнью, теряли здоровье, но ни в коем случае не падали духом.

Сайт 72.ru предлагает вспомнить этих замечательных девчонок, воевавших в годы Великой Отечественной войны, которые сегодня превратились в убеленных сединами прекрасных женщин, бабушек, прабабушек и даже прапрабабушек. Кто-то из них в 1941-1945 годах оказался в самом центре мясорубки, кого-то война коснулась лишь краешком, но так, что воспоминания сохранились на всю жизнь. Что и неудивительно, ведь это была их молодость, детство.

Майя Мухина

Майя Мухина родилась в 1933 году и в годы войны была совсем маленькой девочкой. Но даже такой ребенок смог внести свой вклад в Победу. Во время рождения Майи родители учились в первой советской аспирантуре. Когда в 1934 году они ее окончили, то встал вопрос – остаться работать в Москве или уезжать? Но в то время было очень голодно, денег на молоко ребенку не хватало, поэтому мама Майи решила, что надо ехать в провинцию, где прожить можно гораздо легче. Однако отец оказался категорически против переезда. В результате мама с маленькой Майей уехала в город Новозыбков Брянской области и стала там преподавателем, а папа девочки остался в столице.

22 июня 1941 года началась война. Новозыбков располагался недалеко от границы, поэтому уже 26 августа был занят немцами. Институт, где работала мама Майи, эвакуироваться не смог, тогда женщину вызвали в партком и сказали: «Вы остаетесь в подполье, будете им руководить, организуете ячейку из преданных советской власти людей, а потом к вам придут связные. Ваша кличка «учительница», пароль «15». «И такая связная вскоре пришла, спросив: «Вас зовут учительница? Ваш дом номер 15?» Мама догадалась, что это вышли на связь партизаны. С этого времени мы начали работать в подполье», – рассказывает Майя Александровна.

«Я считаю, – говорит она, – что войну выиграли четыре силы. Прежде всего, воины, которые непосредственно были на фронте, также тыловики, работавшие день и ночь на фронт, третьи – партизаны, и наконец, – подпольщики, без сведений которых партизаны не смогли бы вести свою работу».

В самом начале детей не привлекали к деятельности подполья, но затем партизаны стали давать такие задания, которые взрослый человек не мог выполнить, не навлекая подозрений. Тогда мама сказала Майе: «Ты хочешь приблизить день, когда в городе не будет немцев, и мы перестанем бояться?» И дала девочке задание: находиться на улице Коммунистической и следить за всеми проезжающими машинами. В первый день, вспоминает Майя Александровна, было очень страшно. Мимо ехали огромные машины, на которых сидели автоматчики с оружием наперевес. Но следить оказалось не сложно, ведь каждая машина обозначалась каким-либо знаком, рисунком. Каждый день семилетняя Майя выполняла эту работу, каждый день дрожала от страха, думала, что вот-вот заберут и будут пытать.

Следующим заданием девочки стало распространение листовок-опровержений. Дело в том, что немцы начали утверждать, что Москва взята, и все, кто так или иначе связан с партизанами, будут повешены. Тут же на площади они установили виселицу, и каждый день там висел человек с табличкой на груди «Партизан». Самым страшное для Майи оказалось – это пройти мимо гестапо, зная, что за пазухой лежит стопка листовок, которые нужно подкинуть в почтовые ящики жителей города.

Вдруг немцы объявили, что вся молодежь должна явиться на биржу труда – записаться и ехать на работу в Германию. Тут же партизаны дали подпольщикам задание: распространить информацию о том, чтобы молодые люди ни в коем случае не ехали в Германию, где их ждет тяжелая жизнь и смерть, а шли к партизанам.

В течение двух лет продолжалась подпольная работа. Потом немцы стали отступать. Однажды ночью к маме и Майе прибежал связной, сказав, что у них 30 секунд на сборы, так как они стоят первыми в списке на расстрел. Так они прибыли в партизанский отряд, но там тоже надолго не остались. Своих дождались уже в деревне.

После войны у Майи Мухиной жизнь сложилась интересная и динамичная. Она закончила школу, в восьмом классе которой встретила будущего мужа, получила высшее литературное образование, с командировками объездила весь Ямал. У бывшей партизанки трое замечательных детей – сын и две дочери.

Анна Шульгина

Анне Андреевне уже 89, но по ее моложавой внешности и лучезарной улыбке ей никак не дашь столько. «Это заслуга мужа, – утверждает она. – Он у меня был золотой – женился на мне, инвалиде, с ребенком, ни разу не попрекнул, заботился, я не чувствовала себя ущербной физически, ведь он был моей опорой. Хорошо жили».

Война 15-летнюю Аню застала в Тюмени, куда они с семьей приехали в 40-м году из деревни. К тому времени Анна закончила семь классов, проучилась на курсах счетоводов. Затем стала работать на детской кухне, где выдавали дополнительное питание ребятишкам, чьи родители были на фронте. А она все это подсчитывала, сдавала деньги в банк и одновременно училась на бухгалтера на вечерних курсах. После учебы пошла работать в школьный цех.

Война Анне запомнилась голодом. Вспоминает, как прибежит домой на обед, мама кисель сварит из овса, она его поест и обратно на работу. Получали пайку 400 граммов – до того влажную, что сжимаешь и из хлеба вода сочится. Анна ее съедала за раз и так до следующего дня. Потом от голода у нее началась куриная слепота, мама вылечила дочку рыбьим жиром. Еще спасались сухим кофе – ложку зачерпнут и в рот, на некоторое время желудок успокаивался. Или чай откусывали фруктовый и жевали. Еще мама Анны собирала гнилую картошку на Бабарынке и делала оладьи на рыбьем жиру. «Такие были вкусные», – вспоминает Анна Андреевна.

Она была честным работником – всегда имела доступ к продуктам, но даже мысли не возникало, чтобы взять что-то себе. А другие брали. «Многих продавцов пересадили в тюрьмы – воровали, голод же был, а их никто не контролировал. Напоят старика-бухгалтера, он и уснет за столом. И мне пытались такие «дары» преподнести – стакан красного вина и кусок копченой колбасы. Я без задней мысли выпила вино, съела колбасу и уснула, а после давай всю отчетность штудировать и нашла ошибку в две тысячи рублей. Написала докладную, но мер никаких не приняли, и я уволилась, написала, что с жуликами не буду работать», – рассказывает Анна Шульгина.

После войны она работала на плодово-овощной базе старшим бухгалтером, тоже честно, как и всю последующую жизнь. Сейчас живет в Тюменском пансионате для ветеранов войны и труда.

Роза Еремеева

Война застала 14-летнюю Розу под Москвой – в городе Карабаново Владимирской области, где она жила вместе с мамой и сестренкой. Страшного этого события испугались, ведь как пролетали немецкие самолеты и сбрасывали бомбы, видели своими глазами. Жители дежурили на крыше по очереди, в том числе и мама Розы.

Решили эвакуироваться в Казахстан в Петропавловск. При пересадке в Александрове вокзал был забит эвакуировавшимися – женщинами, детьми. Ходили партийные работники, смотрели, кто нуждается в пище, какой-либо помощи и уводили с собой. Так помогли сестренке Розы – накормили, напоили. Семья Розы уехала только через сутки. Следующая пересадка была в Ярославле – ехали долго, с остановками и пересадками, потому что постоянно пропускали военные поезда – для фронта они важнее. Но всегда, на протяжении всего пути помогали члены партии, стоило только попросить – едой, деньгами.

В Казахстане у Розы жила тетя, мамина сестра. Она жила с двумя детьми в своем доме. Сначала остановились там. Потом уехали под Омск – жизнь там была дешевле, кормились от земли. Но так как много вещей с собой взять не удалось, а что было ценного – продали, начали голодать. Всегда помогали люди, вспоминает Роза Михайловна – кто хлеба даст, кто последним куском булочки поделится. Был случай, когда на троих осталось три картофелины, и тут в дом зашла цыганка – пыталась последнее забрать. Но Роза отстояла еду.

Во время войны Роза выучилась на бухгалтера и сразу начала работать. Стало полегче, так как пайка хлеба увеличилась. Но перед самой Победой девушка слегла с малярией – в тот период в Казахстане началась эпидемия. Лежала дома без сознания, уже умирала. «Вижу солнышко и бегу к нему, бегу», – вспоминает она. В это время подошел врач, увидел тяжелую пациентку и приказал: немедленно в больницу. Машин не было, так что больную завернули в одеяло и увезли на лошади. Роза выжила.

Потом ее сестру направили в Тюмень, за ней потянулась вся семья, да так и остались в Сибири. После войны Роза Михайловна училась, потом работала на Судостроительном заводе 25 лет без перерыва. Замуж вышла поздно – не до замужества было, прожили с мужем 20 лет, у супругов родился сын, но в молодости умер. А когда похоронила мужа и осталась одна, жизнь преподнесла еще одно испытание – мошенница обманула Розу Михайловну и присвоила ее квартиру. Так она оказалась на улице, скиталась по знакомым и, наконец, переехала в пансионат для ветеранов войны и труда.

Предлагаем пользователям сайта 72.ru стать участниками проекта «Она сражалась за Родину» и высылать свои истории.

Написать историю.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!