30 мая суббота
СЕЙЧАС +13°С

2-z36-39f509a0-b349-44db-be01-d77f671c61d4.jpg

tevs-b.jpgАрбитражное судопроизводство изменилось, технические новшества должны обеспечивать открытость и доступность правосудия. Теперь участвовать в судебном заседании можно благодаря видеоконференцсвязи, на слушаниях ведется аудиозапись, а документы можно подавать в электронном виде через сайт суда. О том, как это все «приживается», корреспонденту портала 72.ru рассказал председатель Арбитражного суда Тюменской области Виктор Тевс.

– После изменений Арбитражного процессуального кодекса РФ, которые вступили в силу с 1 ноября, граждане могут подавать заявления через Интернет. Как проходит внедрение этого новшества, активно ли им пользуются?

– Сервис «Мой арбитр» популярен у тех, кто хорошо знаком с современными технологиями. Прежде чем подать исковое заявление, нужно пройти процедуру регистрации, завести свой личный кабинет. Пока этой возможностью активно пользуются юридические лица, которые оказывают адвокатские услуги, они легко справляются со всеми нюансами нововведения. В основном через Интернет представляются дополнительные документы к уже рассматриваемым делам – это ходатайства, отзывы на исковые заявления и т.д. С 1 ноября и до конца 2010 года поступило более 150 документов в электронном в виде. Преимущества очевидны, сторонам не надо идти на почту, все необходимые документы для принятия решения поступают очень оперативно.

Подача документов в арбитражный суд в электронном виде производится по правилам, установленным Временным порядком, который утвержден приказом Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12.01.2011 г. №1 (с изменениями от 26.04.2011 г.). С этим порядком можно ознакомиться, зайдя на сайт суда. В нем указаны требования, при соблюдении которых арбитражный суд принимает документы в электронном виде для производства и рассмотрения. При этом необходимо иметь в виду, что в случае, когда исковое заявление или иные заявления, поданные в электронном виде, подлежат возвращению, вопрос о возврате государственной пошлины из федерального бюджета решается только при наличии оригинала документа, подтверждающего его уплату.

Возникают определенные трудности в том, что при получении всех документов в электронном виде их необходимо, в большинстве случаев, распечатать, чтобы судья мог исследовать все доказательства, на бумаге документы удобнее рассматривать. Навыка делать это на компьютере у судей пока нет.

Распечатка – это дополнительные затраты для суда, поэтому рассматривается вариант увеличения государственной пошлины для тех, кто хочет подавать документы в электронном виде. Цель изменений – в необходимости уйти от бумажных носителей, когда это все приживется, то, видимо, пошлину увеличат наоборот. Подача заявлений в электронном виде сталкивается с трудностями в делопроизводстве во всем мире.

– А как же преимущества электронного документооборота?

– Электронный документооборот мы приветствуем, у нас много запросов от различных ведомств, как правило, всем рекомендуем обращаться на наш сайт, где опубликованы все судебные акты. Мы давно так работаем с судебными приставами, регистрационной палатой, совершаем обмен документами по рассмотренным делам. Подача искового заявления – это немного другое. Судья принимает решения по документам, они должны быть убедительны и представлены в полном объеме, подтверждать позицию либо истца, либо ответчика? и на этом основании выносится вердикт. А нам пытаются скидывать исковые заявления на электронную почту суда, но мы не можем их принимать.

– В январе 2011 года было проведено первое судебное заседание по видеоконференцсвязи, в чем его преимущество?

– Инициатором судебного процесса посредством видеоконференцсвязи выступил арбитражный суд Омской области. Рассматривался корпоративный спор о признании недействительным решения акционеров, и третье лицо, один из акционеров, находилось у нас. Истица присутствовала в суде Красноярска, еще один участник процесса в Новосибирске. Если бы видео не использовалось, то рассмотрение столь сложного дела затянулось бы на месяцы. Нужно всех участников процесса собрать на одно заседание или представить документы, что все извещены, а благодаря видео все удалось решить за два заседания.

Мы 11 января заседали первый раз, потом 14, на втором заседании, было подписано медиаторное соглашение, и дело было прекращено за примирением сторон. Страна у нас огромная, бизнес работает на всей территории, истец может находиться в Калининграде, а ответчик во Владивостоке. Заключается договор по реализации красной рыбы, например, а потом возникает спор об исполнении соглашения. Благодаря видеоконференцсвязи граждане, которые обращаются в суд, экономят средства за счет транспортных расходов, гостиниц, командировочных. Кстати, не исключено увеличение размера госпошлины для участников таких процессов, так как связь и оборудование стоит дорого.

– Закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» вступил в силу 1 января 2011 года. В Тюмени институт медиации уже заработал?

– Насколько мне известно, несколько специалистов по медиации подготовлено в Тюменском государственном университете. Закон начал действовать только с начала года, и нужно время для его популяризации. Цель закона – сохранение деловых экономических связей партнеров. Когда медиатор находит механизм примирения и стороны договариваются, это способствует сохранению бизнеса и конфиденциальности, не дает конфликту разрастись. Идея хорошая, ее реализация зависит от того, насколько грамотно будут работать медиаторы.

В принципе, судья также дает рекомендации сторонам прекратить спор мировым соглашением. Но законодатель пока не определился, какую роль должен играть судья, получив исковые заявления. Чтобы находить способы неконфликтного решения, судья должен встретиться с каждой из сторон. Ситуация щекотливая, и ответчик, и истец могут нервничать из-за переговоров судьи наедине с оппонентом.

– На итоговом совещании в январе 2011 года было произнесено, что судьи осенью 2010 года почувствовали, что кризис завершается. То есть количество дел стало снижаться. Какова ситуация сейчас, стало ли меньше дел о банкротстве?

– Действительно, когда экономика начала восстанавливаться, мы почувствовали общее снижение исковых заявлений, но незначительное. В основном сократилось количество дел об административной ответственности от налоговых органов, так как после изменений в законе их стали решать в досудебном порядке. Что касается гражданских споров, в период кризиса увеличилось количество заявлений, когда истцы стремились через суд возместить долг, убытки или потребовать исполнение договора.

До кризиса партнеры, осуществив поставку товара или выполнив обязательства, были готовы идти на компромиссы, если заказчик просил подождать оплаты, и это срабатывало. Когда наступил кризис, никто не захотел терпеть или ждать, пытаясь заручиться судебными решениями, и хоть что-то получить в исполнении своих обязательств от заказчика или подрядчика. Стоит отметить, что банкротства в кризис очень сильно коснулись строительной отрасли, платежеспособность упала, строители потеряли контракты, завершение строительство домов стало проблематичным.

– Какие перспективы у граждан для возврата денежных средств, вложенных в долевое строительство, если застройщика признали банкротом? В чем сложность дел или решений по делам дольщиков?

– В Тюменской области все ветви власти по мере возможности пытаются разрешить ситуацию с проблемными объектами долевого строительства и как-то компенсировать дольщикам их потери. В первую очередь, я считаю, должна быть социальная ответственность у бизнеса: если ты реально не можешь достроить дом, не давай обещаний.

Возможности Арбитражного суда в таких делах ограничены, если в период производства дела о банкротстве есть какой-то ликвидный актив или какие-то средства, то вложенные деньги можно вернуть. И тут дольщики зависят от добросовестных действий конкурсного управляющего, а к их деятельности есть очень большие вопросы. Поскольку это саморегулируемая организация, контролируют они себя сами. Судья может утверждать отчет конкурсного управляющего о завершении процедуры банкротства или не делать этого, если установит и определит, что в конкурсную массу попали не все активы.

В силу статуса арбитражного суда мы не имеем возможностей правоохранительных органов, мы не можем отправлять в тюрьму. Хотя мы контактируем с прокуратурой и ГУВД, следственными органами, предоставляем все материалы дел по банкротству, но у нас, по закону, нет возможности даже направлять заявления с просьбой рассмотреть дело на предмет мошеннических схем.

– Самые громкие дела о банкротстве связаны с Тюменьэнергобанком и МЕГА-БАНКом. Арбитражный суд следит за тем, как ведутся расчеты с кредиторами этих банков?

– Это функция комитета кредиторов, так как решение о банкротстве принято в их интересах. Все кредиторы знают, что если есть сомнения в работе конкурсных управляющих, они могут заявить ходатайства о неправомерности их действий. Когда утвержден отчет о завершении конкурсного производства, юридическое лицо ликвидируется и исключается из реестра ЕГРЮЛ. Дела этих банков не завершены.

Что касается дела по ОАО «Тюменьэнергобанк», то определением от 23 декабря 2010 года срок конкурсного производства продлен на шесть месяцев. Таким образом, рассмотрение вопроса об утверждении отчета конкурсного управляющего и о завершении конкурсного производства в отношении ОАО «Тюменьэнергобанк» назначено на 21 июня 2011 года. ЗАО «МЕГАБАНК» 5 февраля 2010 года был признан банкротом, определением от 17 февраля 2011 года срок конкурсного производства продлен на шесть месяцев. Следующее судебное заседание, на котором будет рассмотрен вопрос о завершении процедуры конкурсного производства назначено на 9 августа 2011 года. Поэтому о результатах говорить преждевременно.

– Принятие закона о личном банкротстве граждан отразиться на количестве дел у судей?

– Мы уже рассматриваем банкротство индивидуальных предпринимателей, это, по сути, физическое лицо. Во всех странах мира, где распространено потребительское кредитование, существует институт личного банкротства граждан. Покупатели порой не способны вовремя остановиться, ситуация может осложняться, если человек лишился работы. Общая задолженность банкам по югу Тюменской области исчисляется несколькими десятками миллионов рублей.

Если представители банка обращаются в суд и просят вернуть кредит, суд не может им отказать, человек сам подписал документы. И взыскание обращается на все имущество, которое есть, в том числе самое ценное – жилье. А закон о личном банкротстве может защищать интересы банка и интересы гражданина и нацелен на то, что если трудоспособный гражданин способен долги отработать, то ему стоит дать время.

– Какие жалобы поступают на сотрудников суда, с чем они связаны?

– В прошлом году жалоб на сотрудников суда не поступало. Статистика – вещь упрямая. У нас поступают жалобы на несогласие с судебными решениями. В каждом процессе есть тот, кто проиграл, это 15 тысяч недовольных, тем не менее, всего три процента дел идет в апелляцию, 0,1 процента – в кассацию. Мы каждые полгода делаем анализ, стремимся, чтобы каждое решение было законным обоснованным и справедливым.

– Вы как председатель суда влияете на распределение дел?

– Порядок распределения дел отрегулирован приказом председателя суда. У судей есть своя специализация по рассмотрению той или иной категории дел, например, корпоративные споры или дела по банкротствам и т.д. Всего шесть судебных составов, в каждом четыре судьи, нагрузка распределяется равномерно. В среднем судья рассматривает с принятием решения по существу спора 43 дела в месяц. Хотя рассмотрение дел о банкротстве более трудоемкое, каждое требование кредитора фактически самостоятельное дело. Если по банкротствам у нас завершается производством около 500 дел в год, то количество требований кредиторов по одному делу может доходить до тысячи.

– Судьи рассматривают многомиллионные дела. Были ли случаи, когда судья не устоял против предложения, от которого «невозможно отказаться»?

– Человек сам выбирает жизненный путь. Судья проходит серьезный, жесткий отбор, перед тем, как принять присягу. До этого взвешиваются все «за» и «против», определенные ограничения не являются чем-то неожиданным. Статус судьи – навсегда, вряд ли кто-то решится перечеркнуть всю свою жизнь.

– Лишали ли кого-нибудь судейского статуса за взяточничество?

– В нашем суде точно нет.

– Сложно ли стать судьей арбитражного суда, по каким принципам отбираются кандидаты?

– Возраст от 25 лет, высшее юридическое образование. Кандидат сдает экзамен, затем он должен получить рекомендацию квалификационной коллегии, на заседании которой рассматривается весь его жизненный путь, далее документы направляются в управление кадров Высшего арбитражного суда, затем кандидатура выносится на утверждение главе государства.

– Часто ли появляются вакансии?

– Арбитражный суд Тюменской области можно назвать кузницей кадров. В нашем городе находится Арбитражный суд Западно-Сибирского округа, это кассационная, третья инстанция, и формировалась она в 1995 году процентов на 60 на базе судей нашего арбитражного суда. Но уже третий или четвертый год подряд у нас штат судей укомплектован – 31 человек. По судейским кадрам текучести нет, по другим вакансиям есть. У нас не слишком конкурентная зарплата, особенно для секретарей и специалистов, мы полностью на федеральном бюджете, региональные доплаты не положены. Зато наши работники востребованы коммерческими структурами, к ним чаще всего они и переходят на работу.

– А вы принимаете участие в судебных процессах?

– Принимаю, но не часто. В основном в делах по банкротству, очень много времени занимает административно-хозяйственная работа.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!