Все новости
Все новости

«Они обиды накапливают годами»: тюменский общественник — о подростках, готовых на месть сверстникам

По его мнению, искать потенциальных стрелков надо среди тихонь

Общественник уже много лет занимается вопросами безопасности детей в Тюмени

Общественник уже много лет занимается вопросами безопасности детей в Тюмени

Поделиться

После того как в Тюмени задержали подростка, который, по мнению силовиков, готовился к массовому убийству в школе, общественник Андрей Крамарский поднял проблему буллинга среди подростков и безопасности детей в образовательных учреждениях. Почему в России так много участников движения «Колумбайн» (признано террористическим, деятельность запрещена на территории России) и кто в этом виноват — читайте в авторской колонке председателя организации «За безопасное детство». Далее от первого лица.

Если мы проследим за историей этого движения в России от Керчи до Казани, то увидим, что у всех этих стрелков была общая проблема с буллингом. Пока в нашем государстве не изменится подход к этой проблеме, мы будем сталкиваться с такими ситуациями. Буллинг есть не просто в каждой школе, он есть в каждом классе. У него есть разновидности — скрытые, открытые и так далее. Но они есть. Но мы не хотим его замечать — ни власть, ни родители. А потом мы получаем три варианта развития событий: либо ребенок становится социопатом, либо он кончает жизнь самоубийством (извините, если жестко, но это так), либо появляются стрелки в школах. И чтобы решить проблему, нужно, наконец, признать, что буллинг есть. И хватит за это тюкать преподавателей. Пока это так, они будут скрывать факты травли в школе.

Те психологи, которых в свое время завели в школах, не способны справиться с проблемой. Я лично приходил в школу, когда психологи тестировали классы. Они потом на собраниях говорили, что пообщались со всеми детьми и все они замечательные. Но не могут быть все дети замечательными с какой-то точки зрения.

Проблему нужно срочно решать. И вычислять среди детей потенциальных стрелков надо не среди агрессивных (они свою злобу выплеснули и пошли дальше), а среди тихонь, которые стали жертвами буллинга. Они свои обиды накапливают годами, а потом всё это выливается во что-то ужасное.

С буллингом надо бороться всем — даже тем родителям, чьи дети не подвергаются травле. Чаще всего они делают вид, что ничего не происходит — не с их же ребенком. Это неправильно. Умные психологи говорят: «Выявили жертву — идите в класс». Работать надо не только с жертвой, но и с ее окружением.

Второе, что нужно сделать властям, это тщательнее отслеживать интересы детей. Это должно быть постоянно, а не разово после какого-то определенного инцидента.

Третье. Нужно всерьез заняться проблемой охраны школ. Хотя я всегда говорил, что это максимум пропускной пункт, от охраны там ничего нет. Те будки, что поставили возле школ, абсолютно бесполезны. Простой пример из жизни. Я приезжаю в школу, захожу и вижу охранника в холле. Спрашиваю: «А в той будке тоже сидит охранник?» Мне отвечают: «Да». Но какие он там функции выполняет? Следит за территорией школы? А как, если из ее окошечка не видно весь двор? Что мешает человеку пройти в школу с другой стороны и остаться незамеченным? Или что сделает охранник, если ему, подкравшись, подопрут дверь? Таких нюансов очень много. Я неоднократно задавал вопросы, какой толк от такой охраны, но внятного ответа не получил.

Пока эта проблема не решится, мы не можем быть до конца уверены, что наши дети защищены.