Город Продали последнее пальто

Продали последнее пальто

Мягкое, теплое, из натуральной шерсти пальтишко цвета весенней радости я купила себе апрельским днем в магазине «Кросно». Забрела туда случайно. Была весна, время перемен, да и вообще – нужна была в гардеробе вещь приличная и удобная, чтоб в машине ездить.

Пальто, которое я купила – очень презентабельное. Еще там продавали одеяла по смешным ценам из натуральной и полунатуральной шерсти. Только я обрадовалась, что могу рассказать всем своим знакомым, где можно приобрести качественную и недорогую вещь, как продавец предупредил меня: «Это все остатки, распродают последнее, потому что «Кросно» больше нет».

Почему у нас больше нет «Кросно»? Может, хотят построить новый завод подальше от города в связи с расширением его территории? Или предприняты меры по улучшению экологии в Тюмени?

Вспомнила, что две моих родственницы в свое время числились в училище №16. Там готовили узких специалистов для текстильной промышленности. После окончания училища они работали на камвольно-суконном комбинате (КСК). Предприятие было крупнейшим в России. Комбинат решал задачу обеспечения легкой промышленности региона сырьем. Пуск первой очереди КСК состоялся в декабре 1968 года. Выпускалась костюмная ткань, пальтовая (в составе с альпакой, мохером, ангорой), ткани для мужских и женских костюмов, для Министерства обороны. Готовый выпуск продукции составлял 4,6 миллиона квадратных метров.

В 1992 году КСК приватизировали. На его базе создали ОАО «Тюменская текстильная корпорация «Кросно». 52 процента продукции «Кросно» поставляли на экспорт в Америку, Канаду и страны ближнего зарубежья. Остальное поставлялось на рынки России. При корпорации «Кросно» работала швейная фабрика ООО «Петровский кафтан», завершавшая процесс производства шерстяных тканей.

Но сейчас завода больше нет, а у города нет собственного текстильного производства. А ведь оно является сырьевой базой для легкой промышленности в любой стране, не является исключением и наше государство. Если нет своей сырьевой базы, швейные и трикотажные предприятия ищут сырье за границей – в Китае, Турции, Индии, Японии. И все это ударяет по кошельку покупателя. Но у нас, наверное, слишком много денег. А как же лозунг «Покупаем тюменское»?

Прогуливаясь по территории бывшей фабрики, набрела на заброшенный ресторан с названием «Ностальжи». Действительно, прежним работникам фабрики остались одни воспоминания.

Екатерина Цыганкова.

По образованию – социолог. Работает с финансами, но любит писать. Увлекается спортом (велосипед, лыжи, коньки) и дачей. Ловит мгновения жизни. Считает, что наше настроение – это подарок, который мы вручаем окружающим. Любимая цитата: «Кто ничего не делает, с тем ничего не станется» («Старуха Изергиль», Максим Горький).
Екатерина ЦЫГАНКОВА
Фото: Фото автора
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
45
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Платить было нечем»: тюменская пенсионерка добилась признания ее банкротом — как и зачем
Анна Макарова
Банкрот на пенсии
Мнение
«Росавтопром стал похож на подпольный цех». Чем для россиян обернется отмена таможенных барьеров для иномарок
Артём Краснов
Редактор раздела «Авто»
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
Увез бабушку в госпиталь и продал квартиру. Три истории о том, как собственники теряли жилье
Екатерина Торопова
директор агентства недвижимости
Мнение
Живые кошки против каменных. Почему улица Ленина в Тюмени никогда не станет турецкой Истикляль — что не так с реконструкцией
Владимир Богоделов
Рекомендуем