Все новости
Все новости

Мисхат Фахрутдинов, главный тренер тюменского хоккейного клуба «Рубин»: «В «Динамо» мне не разрешали ездить на мотоцикле»

Поделиться

– Мисхат Кашафутдинович, расскажите, с чего началась ваша тренерская карьера? Можете вспомнить свой первый матч в качестве наставника команды?

– Тренерскую карьеру я начал в Швеции, где в 39 лет закончил играть сам. Коньки на гвоздь повесил по своей инициативе, мне предлагали контракт, но я отказался. Уже не было такой мотивации, как раньше, заставляющей полностью отдаваться игре. Тогда мне предложили тренировать молодежную команду одного из клубов. Это был 1999 год, а ребятам, которых я начал тренировать, было лет по 16. Счет, с которым закончила играть первая команда под моим руководством, я не помню. Помню, что мы тогда выиграли. Тогда мы стали чемпионами шведского дистрикта.

На самом деле мне повезло, что предыдущий наставник создал неплохой коллектив. На тот момент, когда он уходил из команды, мы с ним уже были знакомы. Он сказал, что для меня как для начинающего тренера эта команда очень подходит, так как парни уже знали многое. (Смеется.) Естественно, я знал, что нужно делать, потому что сам долгое время играл под руководством разных наставников, от каждого из них я мог что-то взять. После этой молодежной команды я там же, в Швеции, тренировал взрослую.

Потом сделал перерыв. Вернулся домой в Москву и работал завучем в хоккейной школе «Динамо». А буквально через год стал тренером резерва в первой динамовской команде. Вот так и пошло. Получается, что я с хоккея соскочить никак не мог. (Смеется.)

– К слову о молодежи. Согласно нововведению нынешнего сезона все клубы Высшей хоккейной лиги должны заявлять на игру три молодых спортсмена. Насколько такая практика эффективна?

– Положительного эффекта от этого нет. Талантливые парни заиграют в основной команде независимо от возраста. Хоть он будет 1992, хоть 1993 года рождения. Многие и более молодые хоккеисты играют в основе, все зависит от таланта. Искусственное введение молодых просто тормозит их развитие. Они добьются куда больших успехов, выступая в МХЛ, например, чем сидя на лавке клуба высшей лиги, но не имея при этом игровой практики. От тренеров просят результат, а молодого парня нужно «накатывать», что создает понятный риск для результата. При этом любой тренер поставит играть хоккеиста из «молодежки», если он действительно может составить конкуренцию взрослым одноклубникам.

– А что можете сказать о ситуации, когда спортсмен выходит на игру расслабленным, полностью не настроившись на матч? Бывают в вашей команде такие? С чем это может быть связано, и как тренеру с этим бороться?

– Ситуации такие возникают довольно часто. Если это происходит один раз, то можно понять игрока, как-то поговорить с ним, объяснить, что нельзя терять концентрации и нужно ответственнее подходить к своей работе. Но если хоккеист постоянно выходит на лед ненастроенным на игру, ему лучше заканчивать с хоккеем и найти для себя другой вид спорта.

Хоккей – это борьба, страсть, азарт. Играя в него, нужно выкладываться по полной. А если кто-то приходит просто для развлечения, то может с таким же успехом отправиться на корт во дворе. Я, кстати, таких хоккеистов не люблю. Даже если они талантливы. Таких ребят очень много, есть они и среди игроков «Рубина». Человек хорошо катается, хорошо бросает, мыслит неплохо, но сердца хоккейного у него нет.

Поделиться

– Может быть, это от возраста зависит? Например, молодому талантливому парню слишком легко удается чего-то добиться, и он, наевшись этим, теряет интерес к игре...

– Нет, тут все дело в другом. У человека либо есть азарт, либо его нет. И это не связано с возрастом. Некоторые, конечно, играют, не имея такого боевого характера, как у одноклубников, но при этом понимая, что нужно усиленно готовиться к игре, выходить на лед с полной отдачей. Такие ребята подходят к своей работе очень профессионально. За это я их ценю и уважаю.

– Если уж мы заговорили о мотивации, то стоит вспомнить о том, что часто у «Рубина» не совсем гладко проходят игры с аутсайдерами. С чем это связано? Игрокам не хватает какого-то стимула?

– На протяжении всего сезона мы боремся сами с собой. Когда прошла селекция, мы посмотрели на результаты и поняли, что в нашем клубе собрались самые лучшие игроки. И все почему-то решили, что эти хоккеисты будут выигрывать сами собой, не прикладывая усилий, без черновой работы, без азарта, без мотивации. А так не бывает.

– Выходит, раз аутсайдеры ведут борьбу за выживание, их мотивация куда выше той, которая толкает вперед лидеров?

– Конечно. Сейчас в плей-офф из 27 команд попадают 16. Выход в следующий этап чемпионата себе обеспечили на данный момент около десятка команд. Остальные все еще имеют шанс пробиться туда и стимул к победе в каждом оставшемся в «регулярке» матче имеют невероятный. Поэтому на игры с таким соперником, как «Рубин», например, они идут нацеленными на победу и супер-мотивированными. Для нас каждая встреча в сезоне как выступление в плей-офф. Но, честно говоря, мы не всегда адекватно оцениваем соперника и часто не выкладываемся на 120 процентов, как от нас требуется.

– А в чем, по-вашему, секрет успеха «Сарыарки» из Караганды, которая провела победную серию из 23 матчей и сейчас занимает первое место в чемпионате ВХЛ?

– На данный момент у нас с этой командой одинаковое количество баллов. То есть, несмотря на такую продолжительную победную серию, далеко уйти от нас карагандинцам не удалось. При этом хочу отметить, что в этой команде подобрался очень хороший состав, игроки действуют слаженно, хотя коллектив относительно новый. Я считаю, что игроки «Сарыарки» ничуть не уступают рубиновцам, особенно это касается обороны. Их защитники и вратари демонстрируют высокий уровень игры.

Победы карагандинцев неслучайны, они добыты стараниями хоккеистов, и «Сарыарка» – серьезный соперник для любого клуба. При этом ничего нового в плане игры они не открыли. Хоккей – очень консервативный вид спорта, изобретать там ничего не нужно. Клубам удается достичь высоких результатов за счет дисциплины, правильной игры и сплоченности.

– А «Рубин» смог бы побить рекорд «Сарыарки» по количеству одержанных подряд побед?

– Я об этом не задумываюсь. (Смеется.) Конечно, хочется выиграть все, но лучше сосредоточиться на завоевании победы в чемпионате, а не на чьих-то рекордах.

– После чемпионского сезона 2010–2011 года сложно было настроить хоккеистов на новые победы?

– Тяжеловато было. Возможно, поэтому мы проиграли «Торосу» в финале плей-офф сезона 2011–2012. В сезоне мы их обыгрывали, и уверенность в том, что пройти эту команду можем, осталась. В психологическом плане тогда мы не подготовились так, как надо. А «Торос» был силен.

Поделиться

– В прошлом году ряды «Рубина» пополнил тафгай Дарси Веро. Сейчас канадец травмирован и несколько последних игр на лед не выходил. Его отсутствие в команде ощутимо?

– Да, есть такие моменты. Мы уже привыкли к нему, немного изменили стиль игры, знали, что есть человек, который играет на грани провокации и может завести команду, и это неплохо. А сейчас его нет, и хоккей стал немного пресным. Веро проходит обследование, по результатам которого станет ясно, когда он сможет вернуться в строй.

– В теплое время года болельщики, приходя на игры «Рубина», могут увидеть на парковке у Дворца спорта ваш мотоцикл. Расскажите, когда у вас возникла любовь к этому виду транспорта?

– Я родом из Ижевска, города мотоциклов. Как в Канаде мальчишки с детства посвящают себя хоккею, так в моем родном городе они чуть ли не с рождения увлечены мотоциклами. Мой дядя занимался мотоциклетным спортом и добился в этом виде звания мастера. Он и привил мне любовь к этому транспорту. Самым первым моим «железным конем» был мопед «Рига 3». Потом был ИЖ «Планета-Спорт», «Урал». Затем, когда я профессионально стал заниматься хоккеем, был большой перерыв. В «Динамо» мне не разрешали ездить на мотоцикле. Поэтому следующий свой мотоцикл я купил, только играя в Швеции. Сейчас у меня Yamaha Warrior.

– А как семья относится к вашей профессии? Ведь вам постоянно приходится быть в разъездах, либо проводить время на тренировках и играх. Родные привыкли к такому расписанию?

– Нет, конечно, к такому привыкнуть невозможно. (Улыбается.) Моя семья присутствует на каждой домашней игре «Рубина». Родные понимают, что хоккей – это образ жизни.

– Ваш сын Марат Фахрутдинов играет в «Динамо» из Балашихи. Как вы оцените его успехи?

– Марат умеет забивать. У него с детства развито голевое чутье. Был период в его жизни, когда он метался из клуба в клуб, все время был где-то между Высшей и Континентальной лигами. Когда из «Автомобилиста» Марат перешел в «Спартак», у него нашли проблемы с сердцем. Полгода он находился под контролем врачей, потом здоровье пришло в норму, он приехал в Тюмень. Затем несколько игр провел за «Северсталь» и перешел в «Дизель». Оттуда снова вернулся в Тюмень. Сейчас в «Динамо» (клуб из Балашихи, выступающий в ВХЛ. – Прим. авт.) дела у него идут неплохо, стабилен, входит в десятку лучших бомбардиров лиги.

Фото: Фото Ивана СИДОРЕНКО и Марата НИГМАТУЛИНА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter