Все новости
Все новости

Новый министр образования – чего ждем, на что надеемся?

Представители тюменской сферы образования по-разному восприняли перестановку в руководстве министерства образования в результате формирования нового правительства страны под руководством бывшего президента Дмитрия Медведева...

Представители тюменской сферы образования по-разному восприняли перестановку в руководстве министерства образования в результате формирования нового правительства страны под руководством бывшего президента Дмитрия Медведева.

Напомним, в понедельник руководителем министерства образования и науки РФ назначен Дмитрий Ливанов, сменивший на этом посту «народного любимца» Андрея Фурсенко. О новом министре пока известно мало. Для руководителя такого ранга он достаточно молод – 45 лет, до назначения работал ректором Московского института стали и сплавов, который сейчас называют «колыбелью» видных министерских кадров, и славится новаторскими и даже неординарными решениями (при Ливанове каждый первокурсник МИСиС бесплатно получал ноутбук). Новый министр уже сделал первые заявления. Какие надежды воплощает собой новое первое лицо российского образования в Тюменской области, узнаем на месте.

«Я пока ничего не знаю о новом министре, но меня смущает, что Фурсенко переходит в администрацию президента, – говорит доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой химии и технологии нефти и газа ТюмГНГУ, Заслуженный деятель науки РФ Ромен Магарил. – Следовательно, его влияние на образование, которое он успешно, я считаю, развалил, не устраняется. Высшее образование, в частности, при правильном подходе правительства, еще очень долго будет приходить в норму. Очень серьезной мне кажется ситуация в школах, в плане методики преподавания. Детей учат не думать, а выбирать ответ. Я был в Штатах, встречался со школьниками, студентами, аспирантами. Всюду лучшими были выходцы из нашей страны. Мы давали, и наши ребята получали прекрасное образование. Сейчас вузы изо всех сил переходят на американскую систему, которая ни в какое сравнение с нашей не идет.

Кроме того, я не знаю таких стран, где милиционер зарабатывает в полтора раза, а лейтенант в два с половиной раза больше профессора. Это угроза будущему образования. При таком соотношении зарплат высшей школы просто не будет. Едва защитившись, кандидаты наук уходят в фирмы, которые платят им в разы больше, чем вузы. Понятно почему – им необходимо обеспечивать семьи, растить детей. Нефтепереработчики все-таки получают приличные зарплаты. Поэтому обещать им, что через четыре года они станут кандидатами наук и будут зарабатывать 15–20 тысяч рублей, в то время, как уже по окончании вуза они начинают с зарплаты в 25–35 тысяч рублей, просто бессовестно.

Переход на бакалавриат вреден для технических специальностей. Другие страны благополучно продолжают учить инженеров. Я разговаривал с бельгийскими, французскими коллегами. Они подписали Болонскую Конвенцию, но переходят на подготовку бакалавров с гуманитарными специальностями, технарей готовят так, как готовили всегда. Потому что это опасно для людей и окружающей среды, для промышленности и государства. В таких отраслях производства, как нефте- и газопереработка, добыча нефти, бурение, бакалавр – продукт полуготовности. И его нужно либо доучивать, либо мы получим взрывы, пожары и прочее».

Одно из первых и самых сенсационных заявлений Ливанова о необходимости сокращения бюджетных мест в вузах горячо обсуждается сейчас в обществе. Мысли, озвученные министром в начале работы в должности, согласился прокомментировать президент Тюменского госуниверситета, Заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования Геннадий Куцев: «Демографическая ситуация такова, что количество выпускников школ пока еще становится все меньше и меньше. Поэтому, я считаю, бюджетные места можно убрать, а можно прибавить. В этом нет проблемы. Чтобы высвободить средства для студентов-бюджетников, решение сманеврировать финансовыми ресурсами, вполне возможно, очень правильное. Потому что выучить студента за 60 тысяч рублей в год – нереально. Для качественной подготовки этих денег недостаточно. В ведущих университетах США, Великобритании, на каждого студента, соответственно, на преподавателя и ученого тоже, в среднем, тратится на порядок больше. Отсюда и солидные результаты.

Мне также представляется резонным замечание о том, что следует лучше знать английский язык. Это наша беда, и мы проигрываем в рейтингах, потому что наши научные достижения не знают на Западе. Русские публикации не читают, а короткие аннотации, которые мы даем на английском, ничего не дают. И, безусловно, правильно, что одного ЕГЭ при поступлении в вуз, мало. Необходимо учитывать средний балл аттестата. Сегодня школьники сдают всего три предмета – обязательно русский, математику и профильный предмет. Остальные, получается, можно не учить. Нет, так не пойдет».

«Особых надежд на нового министра нет. Судя по последим заявлениям, особенно о сокращении бюджетных мест в вузах, похоже, что он ничем не лучше, а, может быть, и хуже Фурсенко, – высказывается лингвист, кандидат филологических наук Андрей Кутузов. – Вдобавок Фурсенко, как известно, тоже никуда не делся, остался при президенте. А новый министр образования, судя по его заявлениям, будет проводить ту же неолиберальную политику снижения всех социальных обязательств государства. Вместо того, чтобы больше вкладывать в образование и науку, он отстаивает ту точку зрения, что нужно попросту меньше тратить. Это, скорее всего, приведет, да и уже приводит к тому, что образование, особенно высшее, в дальнейшем будет доступно только состоятельным людям. Что касается основной школы, я пока тоже не вижу никаких предпосылок, чтобы политика в области школы при нем изменилась в лучшую сторону».

«Если есть определенная государственная концепция, стратегия развития образования, направленная во благо детей, то смена той или иной фигуры в управлении министерством не играет большой роли, – считает директор школы №70 города Тюмени, Заслуженный учитель РФ Лидия Русакова. – Но имеют большое значение личностные качества этой фигуры. Стратегия на сегодняшний день выработана хорошая, позитивная, мы работаем в ее русле, многие вещи мне лично очень нравятся. Поэтому если министр будет вдохновлен идеей подарить детям умную, добрую, красивую школу, то он, безусловно, сможет украсить и сделать эту стратегию еще более обаятельной и яркой. Проблемы будут, если появятся неудобоваримые, несовместимые со школьной жизнью проекты и приказы».

Фото: Фото с сайта Aktualno.ru, видео Дениса ФИЛИППОВА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter