17 сентября вторник
СЕЙЧАС +11°С

Фестиваль «Ключ»: о высоком в овраге

Поделиться

Поэтично, музыкально и даже немного танцевально в минувшую субботу, 30 мая, в Тюмени прошел первый литературный фестиваль «Ключ». Помимо творчества местных и приглашенных поэтов и музыкантов внимательные зрители могли узнать, чего не хватает памятникам нефтяникам, почему поэтам из Тюмени лучше уезжать и в какой части города находится центр мира.

Ах, эти чуткие овраги

В живописной долине реки Тюменки в Городищенском логу (овраг за музеем «Городская Дума»), именно так анонсировали организаторы, в субботний полдень новое дыхание обрел старинный местный праздник, посвященный тюменским ключам. По легенде, именно они 400 лет назад спасли от мора лошадей, с тех пор праздник стал народным. Напомнить тюменцам об истории города, а заодно разнообразить местную культурную жизнь решили «Тюменская лаборатория настоящего» и Благотворительный фонд развития города Тюмени. Для этого в Городищенский лог они пригласили поэтов (местных и столичных), писателей и музыкантов.

Несмотря на погожий денек, горожан пришло не так много, как предполагало звание «фестиваль» – пожалуй, больше сотни человек одновременно в логу в этот день так и не собралось.

Открыл фестиваль именитый гость – российский прозаик, поэт и сценарист Денис Осокин. Он признался присутствующим, что с уважением относится к оврагам как к пространствам, обладающим особенной чуткостью, и рассказал, что на Средней Волге – его малой родине – на кромке и внутри оврагов предки часто разговаривали с богами. Писатель прочитал рассказ «Утка на барабане», а в конце вечера порадовал зрителей стихами. К слову, практически все выступающие разбили программу на блоки, и чтобы не надоесть зрителям, дозировали свое творчество в течение всего дня в среднем по 15 минут на брата.

Вслед за Осокиным слово взял еще один гость мероприятия, на этот раз из Екатеринбурга, музыкант Сергей Ходыкин. В Тюмень он приехал впервые и остался доволен и публикой, и самим городом. В течение дня он сыграл несколько произведений от патетических («Бородино» эстонского композитора) до психоделики («Пение птиц» Денисова для фонограммы и клавесина).

Тюмень поставит на колени нефтяников?

Исполнительный директор Благотворительного фонда развития города Тюмени Вера Барова напомнила собравшимся, что находятся они не просто в овраге, а в русле реки Тюменки, которую заковали в трубу. Любопытным и неверующим она предложила отправиться на экскурсию к ключам, которые и по сей день питают речку-вонючку (как неласково ее называют в простонародье). К слову, далеко не все отправились лицезреть эти самые живительные ключи, некоторых отпугнула опасность подцепить клещей. Впрочем, и на поляне было чем заняться. Микрофоном уже завладел тюменский поэт Константин Михайлов, но вовсе не стихи услышали собравшиеся. Как оказалось, мастера пера волновал совсем другой вопрос – почему у города нет собственного образа, символического воплощения. В Тюмени довольно много напоминаний о нефтяниках (например, памятник Эрвье), хватает и женских изваяний (почтальонша, кондуктор, абстрактная «Мелодия» на Цветном бульваре), рассуждает оратор. А самого образа Тюмени нет.

«Тюмень женского рода, поэтому должен быть образ, который бы концентрировано выражал сам город, служил бы его символом. Как раз перед ним можно было бы поставить фигуры всех этих нефтяников. Как бы это могло работать? Например, есть бульвар Сибирских кошек, с которым связана история о том, как наши кошки спасли Петербург от крыс и мышей. Этот бульвар не закончен: ему недостает персонифицированных образов, которые выражали бы Тюмень и Ленинград. Тюмень – девушка, а Ленинград – юноша в военной шинели», – поделился мнением Константин Михайлов.

Но зрители, то ли от жаркого солнца, то ли от лени, оказались слишком инертны и не поддержали диалог.

Такие разные слова

Немного встряхнуться всех заставила представительница сибирских татар, исполнительница Клара Кучковская: «Я волновалась, когда шла сюда, думала народа будет много, а его здесь почти и нет. Но это означает, что все, кто сюда пришел, и есть единомышленники». В национальном костюме на родном языке она рассказала о тюменской земле и исполнила песню под аккомпанемент домры (Гульчита Нигматуллина).

Поэт Сергей Дюканов прочитал несколько своих стихотворений и уступил место дуэту «Траектория», который, пусть и нестройно, зато очень задорно исполнил песню «Мальчишки тюменских оврагов», рассказывающую о старой Тюмени и ее жителях. После этого автор текста, поэтесса Марина Косполова, прочитала несколько своих произведений. Необычная манера чтения – рычащее, отрывистое и быстрое – обратило на себя внимание многих, а заявление: «Я выросла в этих местах, это мое детство. Сегодня солнечный день, и я выбрала нескучные и негрустные вещи. Пишу 40 лет, книг нет», – заставило улыбнуться самоиронии и удивиться прямоте. Ее сменил Даниил Сизов, декламация которого была удостоена особых оваций. Вслед за ним на импровизированную сцену-лужайку вышли музыканты, как только по логу пронеслись звуки флейты, зрители услышали: «Думали, сейчас музыканты выступать будут? Вот и нет», – это представители тюменского «ПоэтКККлуба» Илья Колесов и Мария Костарева заручились мелодичной поддержкой. «Мы вообще очень редко кому-то аплодируем и радуемся, потому что считаем, что писать стихи непросто, и делать это может не каждый. Особенно не каждый тюменец. Мы совершенно нетолерантны к плохой поэзии и сегодня покажем, как мы считаем, нужно работать со словом», – заявили поэты с апломбом.

К слову, кто бы и о чем ни говорил, тюменская аудитория (быть может, тоже недостаточно толерантная?), распластываясь по лужайке, почти всех провожала жидкими ленивыми аплодисментами.

Поэту в городе не место?

Серьезные вопросы на литературную повестку дня вынесла доктор филологических наук, доцент кафедры русской литературы ТюмГУ Наталья Рогачева – существует ли как таковой тюменский текст и тюменские авторы, либо они относятся к уральской (Екатеринбург) или сибирской (Красноярск) литературе. Определенного ответа на этот вопрос получить так и не удалось, зато было над чем поразмышлять. Наталья Александровна один за другим рисовала образы города: Тюмень – столица Сибири (серьезно оспариваемый Новосибирском и Омском), первый сибирский город (который не завоевывали, а просто заселяли), Вавилон (смешавший языки и культуры, но мирно), трясина и одиночество…

Каждый аргумент тут же разбивался: «У нас на глазах наш миф о Тюмени как о первом сибирском городе, расползается. Кто виноват? Наверное, мы сами, потому что не поддерживаем эту мифологию». А без мифологии, считает Наталья Рогачева, нет и литературы.

В этом городе, уверена доцент, ощущается чувство глубокой заброшенности. «Мне очень нравится, что вы собираетесь вместе, когда есть компания, может быть, это одиночество и не будет так ощущаться. Крапивин не случайно из Тюмени, и не случайно он жить здесь не хочет. Об этом городе можно хорошо помнить на расстоянии – тогда Тюмень прекрасная, романтическая, любимая, хорошая. Но существовать здесь, мне кажется, очень и очень непросто. У меня полное ощущение, что для писателя Тюмень хороша, во всяком случае безопаснее, отдельно, далеко».

Центр мира и уничтожитель времени

Поэт, барабанщик группы «Центральный Гастроном» Валерий Кочнев рассказал о городе, каким помнили Тюмень его отец, он сам и дядя. О соловьях, щеглах и канарейках, которые жили в районе этого лога, о Бухарской слободе, что почти 300 лет просуществовала на пологом берегу, о пленных немцах, живших в лагере с распахнутыми воротами, и не думавшими бежать – чудные истории лились одна за другой. Прошелся он и по забытым рекам – Бабарынка, Войновка и сама Тюменка, когда-то доходившая примерно до половины высоты Городищенского лога.

«В неделю солнцестояния, бум летнего приходится на 22 июня, можно посещать это место с 12 до двух часов ночи. Здесь время останавливается окончательно. Река Тура – это средняя геометрическая точка СССР: с севера на юг и с запада на восток. Мы вообще в центре мира живем», – заявил Валерий Кочнев и напоследок прочитал стихотворение про дурдом.

Музыка в песнях и танцах

Перед аудиторией лога выступили Кристина Ермак, Владимир Богомяков, Даниил Да, В. Маас, Ксения Олеговна, Лизавета Гоголь, а также столичный поэт, профессор математики (работал в МГТУ имени Баумана) Александр Курбатов. Его так вдохновило выступление группы «Гербариум» с песнями про огород и его обитателей, что он тоже решил спеть.

«По поводу предыдущего выступления можно сказать, что фестиваль уже состоялся. Изначально я предполагал, что прочитаю какие-то краеведческо-московские стихи, но сейчас, по инерции, буду исполнять краеведчески-московские песни», – предупредил исполнитель и запел. На мотив Марша энтузиастов он рассказал о перипетиях городского купального сезона («Идем купаться в Москве-реке»), в ритме танго познакомил с душещипательной историей про парк, куст и девочку в розовом комбинезоне («Попытка написания танго»), спел о взаимоотношениях людей и братьев наших меньших («Песня про мужика и собачку») и страшилку про небо. Музыкальные программу продолжили «Центральный Гастроном», hell&sweets, «Электрокосой», «Дон Фидель».

Продолжался фестиваль в течение семи часов. Зрители сменяли друг друга, исполнители сменяли друг друга, где-то под землей билась и колыхалась в трубе Тюменка, солнце медленно заваливалось за горизонт, минуты стекались в часы, зелень уклонов темнела, слова все парили, то впиваясь, как комары, то щекотали, как бабочки.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!