Все новости
Все новости

«Ангажемент»: на краю самого себя

Долгожданную премьеру спектакля «Край» по мотивам одноименного романа тюменского писателя Виктора Строгальщикова зрители театра «Ангажемент» (улица Олимпийская, 8а) могут увидеть уже сегодня, 2 октября, а также в ближайшие выходные. Накануне в театре прошла генеральная репетиция, на которой присутствовал и автор произведения. Постановка получилась яркой и на злобу дня. Но не это в ней главное – порой казалось, что вместо актеров на сцене страдала, боролась, бунтовала и на что-то надеялась большая душа театра. Мурашки были обеспечены.

Ни слова о политике

Новость о том, что в Тюмени готовится спектакль на сюжет нашего писателя, поддержанный областным грантом, давно обсуждается в городе, и многие с любопытством ждут премьеры. Над постановкой ангажементовцы, равно как и приглашенные люди из Калуги, Екатеринбурга и Питера, трудились все лето – готовили декорации, репетировали роли, занимались хореографией, отстраивали звук и видеоряд. Спектакль получился зрелищным и при этом не потерял чувства.

Сюжет романа Виктора Строгальщикова, написанного еще в 2003 году, разваривается на фоне боевых действий у нас под боком – в Тюмени и Ишиме. «Юг области – буферный участок между Зоной охраны инвестиций (нефтегазодобывающий Север) и моджахедами, окопавшимися на границе Казанского района. Журналист Лузгин, мучаясь бесцельностью своего существования, отправляется к последнему форпосту россиян Ишиму с военным патрулем», – такую затравочку можно прочитать в афише. Актуальность постановки весьма очевидна – здесь и война, и моджахеды, и спешащие на передовую в поисках правды (?) журналисты. Но политика в спектакле – это не главное.

«Мы сразу с актерами решили не говорить о политике совершенно, потому что у автора на нее может быть один взгляд, у меня – другой, а у актеров третий. Мне важна, прежде всего, человеческая история. Я бы ушел от каких-то политических разговоров», – поделился мнением режиссер спектакля Константин Солдатов (Екатеринбург).

Война с доставкой на дом

Безусловно, тема политики в постановке будет обсуждаться, хочет того режиссер или нет, еще долгое время. Мне же хочется сказать о другом.

По большому счету речь в нем идет о человеке, оказавшемся не только на краю войны, но и на краю самого себя – и ему теперь решать, в какую сторону двинуть. С каждой минутой зритель погружается в действие и незаметно для себя начинает дышать вместе с героем. По ощущениям спектакль можно сравнить с психологическим аттракционом, например, с лабиринтом страха. Но при этом ощущаешь себя не на первых ролях, а за чьей-то надежной спиной. В данном случае за спинами актеров, конечно. Или с компьютерной игрой, когда сидишь за монитором и управляешь своим героем. Страшно, конечно, но не за себя – за него. С тобой-то ничего не случится, а вот с ним – из-за тебя. Поэтому просто провести время на этом спектакле не получится, его нужно пережить: шаг за шагом решая вопросы как его, так и собственной совести.

В настоящий момент война может быть трижды актуальна, но ничто так не сравнится с ней, как трагедия, забравшаяся к тебе же за шиворот. Война с доставкой на дом. В пригороде Тюмени бои, а в сердце города валяется разбитый Ильич, по Ишиму разгуливают головорезы, да еще и в собственной душе мысли разбредаются по разным лагерям...

В конце спектакля Виктор Строгальщиков поблагодарил всех за сочувствие.

«Я отказался даже читать инсценировку, не ходил на репетиции. Знаю свой характер – иначе бы полез и начал вмешиваться. Очень хороший спектакль. Не без вопросов, но в принципе это живая, тяжелая, искренняя работа. Я вас поздравляю и благодарю за внимание к моему творчеству. За сочувствие мне», – сказал писатель.

Умение чувствовать и сопереживать, действительно, было ощутимо. Говорят, что при создании произведений у писателей должно быть ранено сердце или хотя бы оголен нерв. Без излишних метафор можно сказать, что автору «Края» удалось хорошо выразить свои переживания, а постановочной группе «Ангажемента» – бережно собрать их в кулачок и передать зрителям. Актеры настолько прониклись всем содержанием, что в какой-то момент заставили поверить в реальность происходящего зрителей. Что уж говорить, когда в финале по телу бегают мурашки, а в горле стоит ком.

«Это уже не зайчиков и волков играть»

Обычно принято выделять наиболее понравившихся актеров, удачнее остальных воплотивших образы. Здесь я этого делать не буду. Каждый справился со своей задачей – создали объемную картину околобоевых действий. Об этом хорошо сказал заслуженный артист Грузинской ССР, друг театра Владимир Обрезков: «У меня гордость за театр, гордость за мужиков. Это уже не зайчиков и волков играть. Это мужики, которые отстоят любую ситуацию. Начало спектакля осталось для меня не очень понятным. Второй акт – совершенный. Я полностью ваш! Делайте со мной, что хотите».

Надо сказать, что в спектакле задействован весь мужской состав актерской труппы, а единственная девушка, принявшая в нем участие, ни разу не появляется на сцене за все 150 минут действия. К слову, помимо репетиции ролей актерам приходилось заниматься физкультурой. Об этом позаботилась хореограф спектакля Оксана Бакланова. Вместо танцев девушка устроила мужчинам настоящую муштру – в спектакле присутствуют красивые силовые элементы, нагнетающие чуть ли не с африканским упорством (но без кривлянья, конечно) обстановку марши.

«Я очень благодарна за возможность поработать с таким количеством мужиков: отобралась, оторвалась и воплотила все, что нужно, – смеется хореограф. – До этого момента я видела только отдельные фрагменты спектакля. И сейчас увидела полностью. Мне кажется, что те сцены, которыми я занималась, получились цельные, и они нужны режиссеру».

Еще более усложнила задачу актерам и художник спектакля – прибывшая для этого из Петербурга Арина Слободяник.

Ее декорации грамотно разграничили пространство, функционально поделив его на несколько локаций: здесь и казарма, и деревенская комнатушка, и автотранспорт. Одним движением руки актеры перебрасывают себя из одного места в другое.

«Я старалась создать пространство, которое было бы чуждо человеку – некомфортное, неудобное, напоминало полосу препятствий. Создавало ощущение нависшей опасности – гильотины, например. Хотелось, чтобы актеры преодолевали пространство», – призналась Арина Слободяник.

Эти же декорации служат фоном для видеохудожника Павла Олина – в спектакле можно увидеть проекцию лесной дороги, элементы лазерного шоу и даже видеосъемки.

«Периодически я работаю с театрами. По основной профессии я графический дизайнер. В этом деле требуется четкая постановка задачи, техзадание. Когда работаешь с театром, приходится в какой-то момент активизировать все ресурсы. Здесь нет конкретного технического задания, присутствует образность», – поделился впечатлениями от процесса работы над постановкой Павел.

Такой подход к постановке спектакля наверняка бы пришелся по душе подрастающему поколению, да вот только возрастное ограничение у него «18+». Молодые тюменцы за декорациями и технологическими подходами наверняка и разглядели бы в нем главный смысл. Возможно, в будущем возрастной ценз удастся немного снизить.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter